• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Экономические проблемы Беларуси вызваны не столько внешними причинам, сколько внутренними, в частности, стремлением Национального банка обеспечивать низкую инфляцию за счет снижения доходов населения и темпов роста экономики.

Спор о том, какая макроэкономическая политика должна осуществляться в Беларуси, идет уже давно. Нацбанк является сторонником жесткой денежно-кредитной политики и предпринял попытку обосновать свою позицию, разместив в третьем номере журнала «Банковский вестник» несколько статей на эту тему. Они затрагивают самые различные аспекты экономики и финансов, но даже при беглом взгляде на них видно, чего там не хватает – некоторого общего, идеологического взгляда на проблему, то есть описания того, зачем и кому вообще все то, о чем пишут сотрудники Нацбанка, нужно. Попробуем восполнить этот пробел.

Второй билль о правах

Впрочем, некоторые идеологические аспекты в журнале рассмотрены.

В самой первой статье цикла «Рост для всех: справедливость как равенство возможностей» затрагивается проблема справедливости, неравенства и экономического роста. В описании этой статьи говорится, что «повышение производительности труда, лежащей в основе инклюзивного роста, напрямую зависит от предоставления бизнесу равных правил игры на рынке, а гражданам – равного доступа к расширенным возможностям – передовым знаниям и технологиям. При этом для экономического роста важно формирование и поддержание у субъектов экономики достаточной мотивации активно реализовывать свои способности, внедрять инновации и брать на себя риски. Соответственно, необходимо принятие некоторого уровня справедливого неравенства».

В данном случае важно, что речь идет только о равном доступе к передовым знаниям и технологиям. Но нет ни слова о доступе к финансам – бюджетным средствам, кредитам и т. д. Это вряд ли случайно. Дело в том, что такова позиция идеологии, которая является преобладающей в современном западном обществе, особенно среди финансистов. Ее называют неолиберализмом, рыночным фундаментализмом, ультралиберализмом, псевдолиберализмом и другими словами. Идеология не нова, в частности, она господствовала в США еще в двадцатые годы прошлого века перед Великой депрессией – экономическим кризисом, который принято считать самым сильным в современной мировой истории.

Великая депрессия в США началась в 1929 году, после того, как ФРС резко сократила денежную массу. Тогдашний президент страны Герберт Кларк Гувер в целях выхода из кризиса проводил жесткую денежную политику, ограничивая бюджетные расходы, и поддерживая крупный бизнес. Это вызвало сокращение внутреннего спроса, что привело не только к низкой инфляции, но и к снижению цен. Но это не помогало – экономика сокращалась, безработица росла.

Вывести страну из кризиса смог только следующий президент США Франклин Рузвельт. Он считал, что благосостояние американского народа важнее низкой инфляции и сбалансированного бюджета. По мнению Рузвельта, истиной причиной кризиса был низкий уровень потребления широкими слоями населения, поэтому в стране следовало перераспределить национальный доход в их пользу: «Мы не сможем достичь долговременного благополучия, если половина страны будет процветать, а другая половина – бедствовать. Если у всех людей есть работа и справедливая заработная плата или справедливые прибыли, то каждый может что-то покупать у своего соседа, и бизнес идет хорошо. Но если отнять зарплату и прибыль у половины, то дела ухудшатся вдвое. Положение не спасает даже небывалое процветание удачливой половины. Лучше всего, когда достигается всеобщее разумное благосостояние».

Исходя из указанных идеологических установок, Рузвельт осуществил экономические и социальные реформы. Он не жалел денег. Дефицит бюджета страны в годы его президентства составлял около 4% в год. И такие действия Франклина Рузвельта были не случайным решением, они вытекали из его идеологических установок, которые принято называть социальным либерализмом, согласно которым важны не только политические, но и экономические права людей.

Франклин Рузвельт говорил, что США добились мощи «под защитой определенных, неотчуждаемых политических прав на жизнь и свободу – на свободу слова, свободную прессу, свободу вероисповедания, суд с жюри присяжных, свободу от произвольных обысков и арестов. Но этих прав оказалось недостаточно, чтобы гарантировать нам равенство возможностей.

Мы пришли к ясному осознанию того факта, что подлинная индивидуальная свобода не существует без обеспечения экономической безопасности и независимости. Бедные люди не свободны. Люди, если они голодают, не имеют работы, представляют собой материал, из которого делаются диктатуры.

В наши дни эти экономические истины принимаются как самоочевидные. Мы приняли, так сказать, второй Билль о правах, согласно которому создается новая основа для безопасности и процветания для всех независимо от должности, расы или веры».

Билль включал, в частности, права на полезную и хорошо оплачиваемую работу, на заработок, обеспечивающий возможность нормально питаться, одеваться и отдыхать, на ведение дел в условиях, свободных от несправедливой конкуренции и господства монополий, на достойное жилище для каждой семьи, на необходимое медицинское обслуживание, на достойное образование.

Франклину Рузвельту не удалось реализовать свои замыслы до конца, примерно через год после предложения им второго билля о правах он умер, а конгресс США этот билль не принял. Тем не менее, многие его идеи были воплощены, и в США было создано государство всеобщего благосостояния. Всеобщим оно, правда, не стало, но для довольно широких слоев населения экономические права были действительно гарантированы.

Однако около 30 лет назад и то что было, начало разрушаться, так как руководство США начало отказываться от идей Франклина Рузвельта и возвращаться к идеям Герберта Гувера.

Как видим, ситуация с правами в реальном обществе намного сложнее, чем это можно подумать исходя из упоминавшейся выше статьи «Рост для всех: справедливость как равенство возможностей». Гражданам необходим свободный доступ не только передовым знаниям и технологиям, но и к финансам и многочисленным другим экономическим правам.

Эпидемия не причина кризиса, а повод

Интересно, что в Нацбанке понимают, что именно его политика привела к замедлению экономического роста в РБ. В описании второй статьи из Банковского вестника «Экономический рост в Беларуси: идентификация барьеров и выбор приоритетов» отмечено, что «устойчивый темп экономического роста в Беларуси ощутимо ослаб в последние годы, это было связано с форсированным накоплением капитала с высокой стоимостью ресурсов и профицитным бюджетом». Но вместо того, чтобы рассмотреть возможность снижения стоимости ресурсов, то есть ставки рефинансирования, и отказа от профицитного бюджета, в Нацбанке предлагают сосредоточиться на росте производительности факторов производства. Как будто к этому все сводится.

Но ситуация намного сложнее. Проблема в смене идеологии. В Нацбанке, похоже, не заметили, что современная общепринятая идеология в западных странах, это вовсе не та идеология, которая привела к их процветанию в 80-90-х годах прошлого века, и сравнительно благополучному состоянию в последующие 30 лет, а та идеологи, которая привела к Великой депрессии прошлого века и может привести к кризису не меньшего масштаба уже сейчас.

При этом ситуация в современных западных странах внешне отличается от времен Великой депрессии. Во многих странах бюджет дефицитный, а центральные банки держат свои ключевые ставки на уровне около нуля. Но выделяемые средства идут не на защиту экономических прав широких слоев населения, а на обогащение богатых. В результате средний класс сокращается, на рынках акций и других активов надуваются пузыри.

Даже МВФ недавно предупредило о возможности возникновения мирового экономического кризиса похуже Великой депрессии. И что, к этому кризису приведет эпидемия, в результате которой погибнет, будем надеяться, не больше людей, сколько каждый год умирает от обычного гриппа? Конечно, нет, эпидемия стала всего лишь толчком для кризиса, который назревал уже 30 лет. Причина кризиса в ультралиберальной идеологии.

Это не секрет. Еще в марте прошлого года европейский комиссар по внутренней торговле Мишель Барнье в программе «Без купюр» на телеканале «Евроньюс» заявил, что 30 лет назад Европа совершила фундаментальную ошибку, в момент старта процесса глобализации, когда произошло разрушение биполярного мира, разделенного между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Именно тогда, сказал Мишель Барнье, начали распространяться идеи вседозволенности и ультралиберализма, которые оказались фундаментальной ошибкой. «Я думаю, пришло время вернуться к фундаментальным принципам социальной рыночной экономики. И тут важны все три слова: Социальная Рыночная Экономика», – заявил еврокомиссар.

Нацбанк повторяет указанную фундаментальную ошибку. В нем считают: что государство должно создавать удобные условия для богатых (инвесторов) в виде финансовой стабильности, и устраняться от заботы о среднем классе, ожидая, что инвесторы сами решат все экономические проблемы. Ну а народу предлагается считать справедливым то, что правительство и Нацбанк заботятся не о нем, а об инвесторах. Но это тупиковый путь, как показывает опыт развитых экономических стран за прошедших 30 лет, такая тактика приводит к кризису.

Впрочем, многие рыночные меры развития белорусской экономики, которые рассмотрены в журнале «Банковский вестник», вполне разумны и имеют право на существование. Проблема не в них, а в том, что их для подъема белорусской экономики недостаточно. Чтобы они эффективно заработали, белорусским чиновникам надо научиться печатать деньги, одалживать на внутреннем рынке, и жить с дефицитным бюджетом. Это сложно, но у нас нет выбора: или мы научимся это делать, или уйдем с исторической арены. Потому что без этого установленная Нацбанком финансовая стабильность поможет экономике как мертвому припарка. Не будет не только экономического роста, но и самой Беларуси. Инкорпорируют ее в конечном итоге те страны, которые научились печатать и заимствовать деньги, и с энтузиазмом это делают.

Поэтому Нацбанку для начала стоило бы провести исследование возможных механизмов, которые обеспечивают сохранение относительной финансовой стабильности в условиях денежной эмиссии и дефицита бюджета. Не нужно безудержно печатать деньги и разбрасывать их с вертолета или отдавать государственным предприятиям, нужно найти баланс между темпами вбрасывания денег, экономическим ростом и финансовой стабильностью.

Тэги:

, , , ,

Белорусские банки рискуют остаться без денег, а белорусы – без кредитов

В августе жители Беларуси сняли со своих рублевых депозитов 975,4 млн. рублей, а с валютных вкладов – 624,3 млн. долларов. Нацбанк присоединился к населению, и ограничил свою поддержку банков, которые, в свою очередь, сократили выдачу кредитов населению и подняли ставки по депозитам. Как долго это продлится? Ситуация с рублевыми вкладами выглядит довольно неприятно. Переводные депозиты

Прогноз курса рубля на неделю 21-25 сентября

Курс доллара на БВФБ может снизиться примерно на 1%. Падение курса может оказаться больше, если люди увеличат предложение валюты, опасаясь дальнейшего укрепления рубля. Но в понедельник 21 сентября курс доллара может даже вырасти на доли процента. Средневзвешенный курс доллара на БВФБ на прошедшей неделе, как и ожидалось, снизился, хотя и не так значительно, как прогнозировалось:

У БЕЛАЗа — новый гендиректор

Александр Лукашенко согласовал на должность генерального директора ОАО «БЕЛАЗ» — управляющая компания холдинга «БЕЛАЗ-Холдинг» Сергея Никифоровича, передает  БЕЛТА. Сергей Никифорович до того, как возглавить БЕЛАЗ, работал директором ОАО «Кузлитмаш» в Пинске. Должность гендиректора ОАО «БЕЛАЗ» оставалась вакантной с тех пор, как Петр Пархомчик был назначен на пост министра промышленности.

Откажется ли Минск от альтернативной нефти в условиях политического кризиса в стране?

Резкий поворот белорусских властей на Восток вызывает закономерный вопрос: не откажутся ли они от альтернативных поставок нефти на фоне обострения экономического кризиса в стране и конъюнктурной привлекательности российской нефти? Когда весной 2020 года мировая цена на нефть рухнула, а экспортная пошлина на российскую нефть в апреле чуть ли не обнулилась, углеводородное сырье их РФ фактически

Откажется ли Минск от альтернативной нефти в условиях политического кризиса в стране?

Резкий поворот белорусских властей на Восток вызывает закономерный вопрос: не откажутся ли они от альтернативных поставок нефти на фоне обострения экономического кризиса в стране и конъюнктурной привлекательности российской нефти? Когда весной 2020 года мировая цена на нефть рухнула, а экспортная пошлина на российскую нефть в апреле чуть ли не обнулилась, углеводородное сырье их РФ фактически

До какого уровня упадет курс доллара в сентябре?

После подъема в августе примерно на 9% курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже в сентябре падает. Снижение идет не так быстро как подъем, и существует вероятность того, что к докризисному уровню (2,4 рубля) курс доллара не вернется, затормозив возле 2,55 рубля за доллар. Национальный банк опубликовал данные об итогах торгов иностранными валютами в августе, которые

У белорусских банков уже не хватает рублей

В коммерческих банках Беларуси в последние дни возник дефицит рублей, в связи с чем некоторые банки прекратили выдачу кредитов населению и повысили ставки по рублевым депозитам. Но это, скорее всего, ненадолго. Если дефицит наличной валюты, который наблюдался в августе, еще можно понять – Беларусь ее не печатает, а зарабатывает и одалживает за рубежом, то проблемы

Бунт законопослушных

Александр Лукашенко разделил учителей на две категории – верных и неверных. Верным педагогам он пообещал всю доступную защиту, неверных присудил к изгнанию из школ. В далекие уже времена точно так же разделили журналистов – лояльных ему нарекли «честными», критиковавших его – «нечестными». С той поры в государственных газетах, на радио и телевидении «нечестных» журналистов не