• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Налоговый маневр, превративший белорусскую «нефтянку» из курицы, несущей золотые яйца, в проблемный актив, обострил вопрос поиска новых точек роста национальной экономики.

Дискуссия на эту тему состоялась 6 февраля на заседании Республиканского клуба директоров, который создан при Бизнес-союзе предпринимателей и нанимателей им. Кунявского.

Минэкономики: главное – не темпы, а качественный рост ВВП

Заместителю министра экономии Беларуси Дмитрию Ярошевичу и замминистра финансов Дмитрию Кийко пришлось, по сути, «отдуваться» за всю правительственную команду, отвечая на острые вопросы директоров.

ВВП Беларуси в 2019 году вырос всего на 1,2%, что ниже темпов роста мировой экономики, а также развивающихся стран, рассказал Ярошевич. Причем, отметил он, 30% прироста ВВП обеспечили IT-сектор,– «эта та точка роста, которая работает».

«Важно, что это — качественный результат роста экономики, он достигнут не фискальными мерами, а обеспечен в условиях макроэкономической сбалансированности», — подчеркнул Ярошевич.

D 2020 году, как было сказано, ожидается ухудшение, что обусловлено «шоковыми проблемами с импортом нефтью». Но, как отметил  Ярошевич, «мы не видим в связи с эти серьезных угроз для экономики страны, учитывая компенсирующее воздействие сальдо услугами». К тому же в стране «существенно меняется структура валового накопления»: если раньше преобладало строительство, то сейчас — оборудование и машины. «Это накопление в будущем должно интегрировать добавленную стоимость», — отметил Ярошевич.

Он рассказал, что правительство сейчас рассматривает два сценария развития экономики. В первом сценарии, не предполагающем структурных изменений, потенциал прироста экономики за 5 лет оценивается лишь в 5,6%. Второй – целевой – основан на требовании президента по увеличению ВВП до 2025 года. Чтобы достичь обозначенного рубежа, приток инвестиций должен увеличиться до 24-25% к ВВП, а среднегодовой прирост экономики составить – до 3,6%-3,7%.

По базовому сценарию экономический рост Беларуси в 2020 году предусмотрен на уровне 2,8%. При этом сформирован также бюджетный сценарий — на случай непредвиденных обстоятельств. В нем заложен рост ВВП на 1,9%. «Пока мы видим, что, скорее всего, рост будет 1,9%», — сказал Ярошевич.

Говоря о резервах роста ВВП, замминистра обратил внимание на ПИИ: сейчас их доля в ВВП остается небольшой — 1,1%, а нужно — 24-25%, – «только в этом случае можно обеспечить темп роста ВВП в районе 6%». «Сейчас многие партнеры интересуются возможностями инвестирования в Беларусь. Чувствуется пока их некоторая настороженность, но интерес — огромный. Поэтому мы рассматриваем ПИИ как потенциальную возможность для прорывного роста», — подчеркнул замминистра.

Ясно, что налоговый маневр в нефтяной сфере негативно повлияет на состояние бюджета и нефтяные доходы, которые правительство в последние годы направляло на покрытие внешнего долга. «Внешний долг у нас небольшой по размеру, но его структура не очень хорошая, основная его часть приходится на краткосрочные заимствования», — признал замминистра. Вот почему в сложившихся условиях важно обеспечить балансировку платежного баланса из других источников, и, по его словам, ПИИ в этом случае – «чуть ли не единственный источник».

Еще недавно экспорт был одним из приоритетов экономической политики в стране. «В эту пятилетку мы специально не вписали этот показатель как таковой. Мы проанализировали и видим, что экспорт, скорее, — средство, а не цель, так как он должен быть следствием повышения конкурентоспособности продукции», — отметил  Ярошевич.

При этом он еще раз подчеркнул, что правительство во главу угла своей работы ставит не искусственное выполнение целевых показателей, а обеспечение макроэкономической стабильности. «Что первично? На наш взгляд, первична макроэкономическая сбалансированность», — подчеркнул замминистра экономики. И добавил, что Концепция программы социально-экономического развития Беларуси до 2025 года как раз и предполагает сохранение макроэкономической сбалансированности, сохранение низкой инфляции и повышение эффективности госсектора.

Налоговую реформу пришлось отложить

На фоне новых экономических вызовов правительству уже пришлось отказаться от планов проведения масштабной налоговой реформы, о которой заявлялось еще недавно. Напомним, после проведения административной налоговой реформы в 2019 году Минфин Беларуси планировал до 2021 года провести полноценную налоговую реформу, в том числе — порядка взимания основных налогов. В частности, планировалось снижение ставок прямых налогов (подоходный налог и налог на прибыль) при повышении роли косвенных налогов (НДС и акцизы).

Однако заместитель министра финансов Беларуси Дмитрий Кийко сообщил, что в стране сегодня нет «ресурсов для серьезной налоговой реформы, которая бы предусматривала изменение структуры налоговых ставок». Как было сказано, продолжение жесткой бюджетной политики обусловлено сохраняющимися для бюджета рисками из-за реализации в РФ налогового маневра в нефтяной сфере и неопределенностью условий по поставке в Беларусь российских энергоресурсов.

«Экономические условия достаточно сложные. Внешние условия жесткие, причем, присутствует большая доля неопределенности. Это не позволяет нам отказаться от жесткой бюджетно-налоговой политики и не дает сформировать резервы, которые могли бы быть направлены на проведение системной налоговой реформы», — сказал Кийко.

Кроме того, добавил он, «сохраняется также конъюнктурный фактор неопределенности по сырьевым товарам, который формирует достаточно серьезные риски и достаточно серьезным образом влияет на бюджет».

Таким образом, как отмечалось, в среднесрочной перспективе снижение налоговой нагрузки не предвидится, скорее наоборот, некоторые индивидуальные налоговые льготы придется упразднить: стране нужно изыскать резервы для преодоления последствий налогового маневра в России.

«Поэтому на среднесрочную перспективу — я бы обозначил ее как трехлетнюю — нам надо будет придерживаться проведения жесткой бюджетно-налоговой политики и искать внутренние резервы для повышения эффективности экономики», — подчеркнул Кийко.

В сложившихся условиях, заявил он, ключевой задачей является сохранение сбалансированности бюджета. «Причем, речь идет о сохранении сбалансированности в пределах той налоговой нагрузки, которая сейчас имеется — то есть, без повышения ставок налогов для субъектов хозяйствования», — сказал замминистра.

Он еще раз акцентировал внимание директорской аудитории, что факторы, связанные с условиями поставок нефти в страну, могут сформировать «достаточно серьезные вызовы для бюджета». «Поэтому все резервы, которые можно задействовать от совершенствования управления государственными финансами, мы направим на устранение возможных рисков для бюджета», — заявил Кийко.

100 млрд. долларов ВВП: профанация при нынешней структуре экономики

Почетный председатель правления БСПН Георгий Бадей обратил внимание, что для того, чтобы к 2025 году увеличить ВВП до 100 млрд. долларов, в ближайшие годы прирост ВВП должен составлять 7,5% ежегодно. «За счет чего? Неужели за счет девальвации доллара?» — спросил он.

«Нет, — успокоил директоров Ярошевич, — курс будет нормальный, для этого «при ряде других условий» экономика должна прирастать на уровне 3,6%-3.7% в год».

Директор ОАО «Институт «Минскгражданпроект» Олег Быковский поинтересовался у госчиновников, чем обусловлен столь значительный профицит республиканского бюджета — по итогам 2019 года он составил 3,2 млрд. рублей, хотя эти средства могли бы работать на экономический рост.

«Профицит бюджета – вынужденная мера, необходимая для обеспечения политики сбалансированности. Это элемент управления госдолгом. Средства приходится придерживать для обеспечения расчетов по внешнему долгу», – пояснил Кийко. Но, добавил он, с 2020 года профицита уже нет – «мы опять переходим к дефицитному бюджету». «Но стратегия управления госдолгом будет сохраняться: мы обязательно часть госдолга должны погасить, а не полностью рефинансировать», — подчеркнул Кийко.

Председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Александр Швец заметил, что задача достичь 100 млрд. долларов ВВП при сохранении нынешней структуры экономики – «это профанация».

«При старой структуре экономики об этом даже говорить неприлично. Вы об этом докладываете руководству страны?» -спросил он. «Да, конечно, — сказал Ярошевич. — В рамках недавнего заседания президиума Совмина была дискуссия на эту тему. И было сказано: если мы не меняем структуру экономики, мы этого показателя не достигнем».

И добавил, что сейчас у правительства очень много вопросов в отношении госсектора. «Потому что производительность в госсекторе ниже в 1,2 раза в среднем, чем на частных предприятиях республиканского уровня, и 2,2 раза – чем на частных коммунальных предприятиях. Мы понимаем, что без перетока определенной численности из госсектора в частный сектор эту задачу не решить», — сказал Ярошевич.

В ответ Швец заметил: «Есть целый ряд предприятий, в отношении которых по годам можно отследить объемы их субсидирования. И все профессионалы говорят: будущего у этих предприятий нет. И вопрос даже не в перетоке персонала из госсектора в частный. Вопрос — в отключении от «капельницы» бюджета проблемных предприятий, если они не являются градообразующими. С другой стороны, мы слышим заявления руководства: никакой приватизации». «Откровенно скажу. Это сложно сделать, чтобы одновременно сохранить бюджет, спасти компанию и чтобы лишние трудовые ресурсы абсорбировал рынок. В любом случае будет провал. А это уже — плоскость неэкономическая», — заметил Д. Ярошевич.

Директор Республиканского фонда содействия развитию предпринимательству Татьяна Быкова еще раз констатировала, что в рамках действующей структуры собственности невозможно через несколько лет нарастить ВВП до 100 млрд. долларов. «Действительно, здесь нет простых решений. К тому же еще надо найти инвестора, который рискнул бы вложить деньги в предприятия, имеющие миллиардные убытки. Ну ладно, пусть госсектор и дальше выполняет социальные функции. С другой стороны, у нас сформировались условия роста через ПВТ. Опыт показал: если мы создаем льготные условия, то достигаем мультипликативного эффекта – роста экспорта, остановки оттока кадров. А что в других сферах? У нас врачи уезжают… Почему они должны оказывать услуги за пределами страны? Тот же туризм. О создании в этой сфере каких-то условий, как для ПВТ, речь не идет, хотя в рамках действующего законодательства дальнейшее развитие здесь невозможно. Рассматривает ли Минэкономики возможности создания условий для появления новых источников роста? Ведь в стране немало сфер, развитие которых не требует больших инвестиций» — отметила Быкова.

Экономист представительства Всемирного банка в Беларуси Кирилл Гайдук также скептически оценил возможности достичь 100 млрд. долларов ВВП к 2025 году. По его словам, в Беларуси и далее будут наблюдаться низкие темпы экономического роста – ниже 1% в год — вследствие отсутствия компенсации потерь налогового маневра со стороны России, а также торможения структурных преобразований.

«Однако период низкого роста в Беларуси можно сократить за счет реализации мер структурного характера. Для этого правительство должно заняться реструктуризацией госсектора, создать систему урегулирования «проблемных» кредитов, усилить социальную защиту населения для смягчения последствий реструктуризации, а также создать конкурентную среду – равные правила игры для частного и государственного сектора», — отметил Гайдук.

Один из участников РКД обратил внимание, что слишком низкий экономический рост на базе низкой зарплаты несет для белорусской экономики большие риски в связи с оттоком квалифицированных кадров из страны. По его словам, создавать новые точки роста жизненно необходимо, «иначе неизбежно столкнемся с проблемой, когда лет через пять некого будет звать на хорошие работы».

«Грустная картина складывается. Ощущение, что долги гасятся за счет реального сектора. На развитие предприятиям ничего не остается. Также уже известно, что энергетические преференции снижаются, профицита бюджета в 2020 году не будет, а нагрузка на субъектов останется та же…Все сжимается, реально ситуация ухудшается, и неизвестно, чем все закончится», — отметил директор ООО «Энергия» Игорь Уфимцев.

«Не разделяю вашего пессимизма. Сравните хотя бы кредитные ставки для предприятий: когда по 40% и когда – по 12%. Есть разница? Вся проблема сейчас у нас как раз в сфере повышения эффективности экономики», — подчеркнул Ярошевич.

Другого выхода нет, – пора реформировать госсектор

Ярошевич отметил, что пока уровень имеющихся проблемных активов в Беларуси не несет системных финансовых рисков для экономической системы страны. В то же время правительство понимает, что корень проблем национальной экономики — в неэффективном госсекторе, поэтому связывает структурные реформы с изменением роли и места госсектора в экономике страны.

Замминистра экономики сообщил, что Министерство экономики совместно с Государственным комитетом по имуществу Беларуси занимаются разработкой законопроекта о государственном секторе экономики. Цель документа – подготовить законодательную базу для системного реформирования самого проблемного для страны сектора, а также заложить основы для его эффективной работы. Президент Беларуси Александр Лукашенко в конце 2019 года одобрил концепцию данного законопроекта.

По словам Ярошевича, в отношении небольших предприятий госсектора, которые не показывают результата, правительство намерено запустить процедуры санации и ликвидации. Госкомпании, которые имеют большое социальное значение, правительство будет поддерживать. «Но есть предприятия, которые не несут большого социального значения, к ним подход будет достаточно жесткий», — сказал Ярошевич.

Также, по его словам, сейчас правительство уделяет большое внимание вопросам корпоративного управления. В наблюдательные советы многих крупных предприятия вошли представители государства с тем, чтобы придать импульс развитию этим компаниям. На заседании президиума в начале марта правительство планирует заслушать вопросы, связанные с эффективностью корпоративного управления в хозобществах. «Необходимо проанализировать опыт и, возможно, сделать корректировку или же принять определенные решения по данным вопросах в целях более эффективного развития этого института в стране», — добавил Ярошевич.

Тэги:

, , , , ,

Когда остановится падение курса рубля?

Обвал курс рубля почти на 10%, произошедший на прошедшей неделе, заставляет снова задуматься о том, а не стоит ли уже продать валюту и реализовать прибыли от такой операции, накупив дешевых товаров или положив деньги на рублевый депозит. Всего неделю назад, мы пришли к выводу, что существуют довольно сильные аргументы в пользу того, что курс доллара

Прогноз курса рубля на неделю 30 марта – 3 апреля

Курс доллара на БВФБ на текущей неделе может подняться еще примерно на 2%, а курс евро – немного больше. Возможны значительные колебания курсов валют. В понедельник 30 марта курс доллара может вырасти на 0,5%. Как и ожидалось, курс доллара США на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос, хотя и всего на 0,6% – до

Что будет с нефтью?

Беларусь и Россия договорились о возобновлении поставок нефти на белорусские НПЗ «в полном объеме и на согласованных условиях», сообщил 21 марта официальный Минск. После распада ОПЕК+ и обвала мировых цен на нефть такой результат был практически предрешен. Однако это не означает, что теперь все проблемы белорусской «нефтянки» остались в прошлом. О деталях договоренностей по условиям

Белорусский рубль продолжил падение к доллару и евро на торгах на БВФБ 23 марта

В понедельник, 23 марта, на Белорусской валютно-фондовой бирже прошли заключительные торги иностранными валютами на текущей неделе. По итогам торгов на БВФБ 23 марта 2020 года сложились следующие курсы: курс доллара США вырос по сравнению с предыдущими торгами на 0,0805 BYN (+3,15%) и был зафиксирован на уровне 2,6396 BYN/USD; курс евро вырос на 0,0679 BYN(+2,46%) и по итогам

Когда остановится падение курса рубля?

Обвал курс рубля почти на 10%, произошедший на прошедшей неделе, заставляет снова задуматься о том, а не стоит ли уже продать валюту и реализовать прибыли от такой операции, накупив дешевых товаров или положив деньги на рублевый депозит. Всего неделю назад, мы пришли к выводу, что существуют довольно сильные аргументы в пользу того, что курс доллара

Министерство при колхозе, или Колхоз при министерстве?

С началом посевной кампании на сельскохозяйственные организации высадились многочисленные десанты проверяющих, укомплектованные из числа работников аппарата. Из правительства, из КГК, традиционно из МВД, из профильного министерства, из областных и районных облисполкомов. Каждая такая комиссия из центра, или из местной вертикали, изучает состояние дел, анализирует и готовит соответствующие заключения. Например, КГК изучил готовность предприятий к предстоящей

Получит ли Беларусь газ по 90 долларов?

В торге с Москвой за более дешевый газ официальный Минск в последнее время все реже говорит о привязке к российским ценам и все чаще ссылается на ситуацию на европейском рынке, где спотовые цены на газ упали до рекордно низких значений. Сможет ли Беларусь использовать этот аргумент в споре с «Газпромом»? Для Беларуси цена на российский

Поможет ли Беларуси обвал цен на нефть?

Нефть резко подешевела после развала сделки ОПЕК+. Может ли Беларусь извлечь из этого выгоду? Результаты очередной встречи участников альянса ОПЕК+ 5–6 марта были в определенной степени предсказуемы, ибо к этому времени под большим вопросом оказалась эффективность самого механизма влияния на мировые цены на нефть путем сокращения добычи. В начале декабря 2019 года альянс уже принимал