• EUR  2.4163
  • USD  1.9623
  • RUB (100)  3.4624
Минск  -11.4 Погода в Минске

Продолжающееся падение промпроизводства демонстрирует, что власти пока не готовы предпринимать какие-то шаги по восстановлению экономического роста и переключили свое внимание на социальные вопросы.

Показатели по объемам производства продолжают ухудшаться. Падение за 4 месяца составило 7,5% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Это хуже, чем по итогам квартала, – 7,3% – и свидетельствует об устойчивой отрицательной динамике, что подтверждают данные за апрель: падение по сравнению с апрелем прошлого года составило 8,6%.

При этом в апреле по сравнению с мартом объем промышленного производства сократился на 7,9%, полностью нивелировав довольно высокий мартовский (по сравнению с февралем) рост производства – 5,7%.

Впрочем, такие «сезонные» колебания статистических показателей наблюдаются уже не первый год. Как правило, после первых двух провальных зимних месяцев последний месяц I квартала демонстрирует бурный рост объемов производства (вероятно, чтобы подтянуть квартальные показатели). Так, в прошлом году правительство, якобы испугавшись президентской угрозы об отставке, разогнало промпроизводство в марте до двузначных величин: в марте 2014 года по сравнению с февралем рост производства составил более 11%. Тогда многие удивлялись резкому скачку (особенно на фоне последующего падения объемов производства в апреле 2014 года по сравнению с мартом на 7,7%) и искали причины в манипуляциях с показателями, но этот статистический «задел» помог в дальнейшем выйти на тенденцию постепенного улучшения показателей  промпроизводства, которое уже в середине года сменило минусовую динамику на положительный рост.

В текущем году эти прошлогодние хитрости только мешают преодолению отрицательного тренда, однако обращает на себя внимание отсутствие обеспокоенности властей по поводу не только провальных с точки зрения белорусской экономической модели показателей, но и усугубляющейся динамики, особенно в предвыборный год. То есть пока никто не собирается заниматься легкой подгонкой валовых показателей промышленного производства, чтобы продемонстрировать в очередной раз «белорусское экономическое чудо» по «запуску заводов».

Да и риторика правительства и президента переместилась из области производства в социальную сферу. За последнее время президент вроде бы провел несколько встреч с членами правительства, где говорил о проблемах промпроизводства, и даже пообщался с трудовым коллективом МТЗ, где, казалось бы, должен был нацелить рабочих на трудовой подвиг. Но сегодня он строит свое общение и с чиновниками, и с электоратом вокруг триады: цены – зарплата – занятость, не призывая никого работать больше, чтобы больше получать.

По сути, сегодняшняя производственная задача сводится к тому, чтобы «сохранить коллективы» в том состоянии, в котором они находятся сейчас, то есть с той же зарплатой, с тем же уровнем потребления и на тех же рабочих местах, а вовсе не на каких-то новых производствах с высокой добавленной стоимостью и производительностью труда, о которых нам еще пару лет назад взахлеб рассказывало правительство.

Но замораживание ситуации «в трудовых коллективах» является обратной стороной производственной стагнации, и очевидно, что власти пока не видят из нее выхода, хотя, возможно, и понимают (впрочем, необязательно), что дальнейшая рецессия может привести к глубокой экономической депрессии.

Однако сложившаяся макроэкономическая ситуация не дает возможности применить привычные рычаги для предвыборного разогрева экономики: напечатал деньги, включил настоящие станки, произвел продукцию, что-то распихал по личным связям на экспорт, а остальное – на внутреннем рынке, простимулировав покупки повышением зарплаты.

Но и в прошлые годы при такой схеме стимулирования спроса сразу же возникали те самые дисбалансы, которые потом приходилось корректировать очередной девальвацией (но уже после выборов) или новыми внешними займами, а сейчас ситуация гораздо более сложная и менее прогнозируемая.

Во-первых, прошедшая девальвация, если судить по статистическим показателям, не произвела вообще никакого оживляющего производственного эффекта, а только привела к снижению уровня жизни. Во-вторых, текущие госдолги настолько велики, что привлеченные средства сразу же уходят на выплату кредиторам, так что на «запуск заводов» их уже не хватает. А золотовалютные резервы находятся на столь низком уровне, что любой даже небольшой дисбаланс соотношения «зарплаты – цены» может моментально спровоцировать очередной финансовый кризис, который выйдет из-под контроля буквально за несколько недель. А уж сколько всевозможных внешних факторов, которые трудно просчитать и предвидеть не то что на период после выборов, но даже на ближайший квартал: что будет с ценами на нефть, с российским продовольственным эмбарго, с украинским конфликтом, с погодой и урожаем и т. д.

В такой очень зыбкой с точки зрения отсутствия подушек безопасности и слабо прогнозируемой со стороны внешней конъюнктуры ситуации, конечно, можно рискнуть и пойти на реформы. В любом случае они не позволят скатиться в депрессию и, скорее всего, привлекут дополнительные деньги в страну. Но это будет фактическим признанием того, что никакого «белорусского экономического чуда» не существует и никогда не существовало, а идти на выборы с такими тезисами можно только новому кандидату.

Поэтому власти, похоже, вспомнили поговорку о том, что не ошибается тот, кто ничего не делает, и решили применить ее «наоборот». То есть просто ничего не делать, чтобы избежать ошибок, возможно, непоправимых при нынешнем геополитическом раскладе, и «сохранить коллективы» без всяких ориентиров: для чего, для какого будущего рывка, на каких сегментах рынка, с какой продукцией и по какой цене?

А вдруг в ближайшие месяцы замаячит какой-то кредит или неожиданно откроются очередные растворительно-разбавительные конъюнктурные схемы? Тогда можно будет буквально на месяц-полтора до выборов показательно «запустить заводы», продемонстрировать изменение тренда валовых показателей, даже немного повысить зарплаты, застабилизировав при этом курс и цены, то есть осуществить все привычные экономические меры. Но только на очень коротком отрезке времени, чтобы последствия сказались уже после выборов.

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 19 по 23 февраля

Средневзвешенный курс доллара на БВФБ может снизиться еще на 0-0,5%, на фоне снижения курса евро и подъема курса российского рубля. В понедельник, 19 февраля, не исключено небольшое укрепление доллара.

В Беларуси завершились выборы в местные Советы депутатов

«Выборы прошли организованно, при высокой явке избирателей. Она была достаточно высокая в период досрочного голосования: 35% — это немало», — заявила глава ЦИК Лидия Ермошина. Как сообщил зампредседателя ЦИК Вадим Ипатов, предварительные итоги местных выборов в Беларуси будут известны к утру 19 февраля.  «Исходя из практики проведения избирательных кампаний, подсчет голосов начинается сразу после того, как

Дно позади: ставки по кредитам в белорусских банках пошли вверх

В январе произошло долгожданное событие: ставки по банковским кредитам не только в белорусских рублях, но и в валюте, прекратили снижаться, более того даже выросли. То есть они не только достигли дна, но и начали подниматься к новым вершинам. К каким?

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Кто из работников болеет чаще?

На недавней коллегии Минтруда обсуждался вопрос о выплате листков по нетрудоспособности. Предметом для обмена мнениями стало то, что выплаты растут. По словам министра Ирины Костевич, рост расходов, особенно заметный в Минской, Брестской и Гомельской областях, требует серьезного совместного с органами здравоохранения анализа его причин с разработкой соответствующих мер. Разумеется, постановка задачи и ее решение доступны только специалистам. В самом первом приближении проблема выглядит так - работники стали чаще и дольше болеть, поэтому выросли расходы. Это как с дымом - он идет из трубы, потому что печка в доме топится, а на улице мороз. Чем сильнее мороз, тем выше дым над крышей и гуще. В такой ситуации людям приходится приспосабливаться - утеплять жилище или, не жалея дров, отапливать и дом, и окружающую среду.

Алексей ВАСИЛЬЕВ: Госкомимущество не испугалось программы МВФ по реформе госсектора — мы ее выполняем, но пошагово

Главная проблема белорусской экономики – огромный госсектор, который зачастую неэффективно управляется и высасывает госресурсы. Не только эксперты, но и белорусские власти уже понимают, что его нужно реформировать. Почему же они испугались предложений МВФ по реформированию госпредприятий, тем более, что речь в них не шла о приватизации, а лишь об изменении системы управления, внедрении корпоративного управления и т. д.?

Перевооружение армии РБ: не допустить повторения июня 41-го

В Минске ожидают подкрепления статуса Беларуси как форпоста России на важнейшем для Москвы западном направлении современными вооружениями.