Национальный банк в марте принял решение сохранить ставку рефинансирования на прежнем уровне (10,5%), обосновав свое решение высокими инфляционными ожиданиями. Но на них это мало повлияет, а вот ущерб экономике нанесет.

Решение оставить ставку без изменения Нацбанк принял на ежеквартальном заседании правления по денежно-кредитной политике, которое состоялось 14 марта. После этого в специальном сообщении он попробовал разъяснить свое решение. Оно действительно требовалось, так как глава Нацбанка Павел Каллаур на совещании у президента РБ 2 марта  сказал, что вектор на снижение процентных ставок в экономике сохранится. И вот, после такого заверения Павла Каллаура, Нацбанк решил заморозить ставку рефинансирования, причем намекнул, что это надолго, сообщив, что следующее ежеквартальное заседание правления Нацбанка по денежно-кредитной политике состоится 20 июня 2018 года.

Жители Беларуси ожидают стабильного роста цен

Судя по тексту сообщения Нацбанка, решиться на подобные действия его побудили инфляционные ожидания экономических субъектов, которые, как считают в Нацбанке, сохраняются высокими, и их уровень превышает целевой параметр по инфляции. Это утверждение подтверждают исследования самого Нацбанка. Согласно проведенному им в феврале 2018 года опросу среди экономических субъектов, ожидаемый ими уровень инфляции составил 11,6% (в годовом выражении), что ненамного ниже уровня по результатам опроса в ноябре 2017 года, равного 11,9%.

Однако этот же опрос показал, что оценка текущего уровня инфляции в феврале составила 12,4% против 12,9% в ноябре прошлого года. Это намного выше уровня инфляции, который выдает Национальный статистический комитет, оценивший ее в феврале в 4,9%.

Но это еще не все. Большинство опрошенных Нацбанком людей (59,8%) ожидают, что цены в будущем будут расти такими же темпами, как сейчас. Только 11,9% опрошенных считают, что цены будут увеличиваться быстрее, причем в ноябре 2017 года таких было 16,3%. Более того, 23,9% участников опроса полагают, что цены будут увеличиваться медленнее, чем сейчас.

Таким образом, ожидаемый уровень инфляции, согласно опросам, ниже текущей оценке инфляции, а жители Беларуси ожидают стабилизации темпов инфляции, а не ее роста. То есть, проблема не в высоких инфляционных ожиданиях, а в том, что оценка текущей инфляции экономическими субъектами не соответствует официальной статистике.

Почему так происходит, ясно. Президент Беларуси в своем выступлении 2 марта выдвинул следующую причину этого явления: «Людям все равно, какая у нас в стране средняя инфляция. Они делают выводы по ценам на товары, которые покупают каждый день. А там рост как минимум на 8-10% за год. А если услуги сюда добавить, то и больше, а не 4,5% или 6%. Поэтому рост цен для населения по-прежнему является проблемой номер один. Мое требование к главе Нацбанка, как и 4 месяца назад, – сокращение инфляционных ожиданий».

Судя по словам президента, проблема в том, что рост цен по корзине повседневных товаров для населения не совпадает со средними данными статистиков. Это действительно реальная проблема. Однако это реальный рост цен, а не инфляционные ожидания.

Впрочем, президент разъяснил свою мысль. Обращаясь к Павлу Каллауру, он заявил следующее: «Вы видите, что не давлю на вас по ставкам. Как только почувствуете, что можно опуститься ниже, действуйте. Но главное – перед этим вы должны убедить всех в том, что поддержание низкой инфляции является приоритетом экономической политики в текущем периоде и таковым останется и в будущем. …. Ваша задача – чтобы рост цен для населения перестал быть проблемой номер один. Пока инфляционные ожидания населения высоки. Почти 90% уверены, что товары и услуги будут расти. Это ненормально».

В данном случае под инфляционными ожиданиями президент подразумевал, похоже, мнение о направлении изменении цен. Однако вряд ли можно считать уверенность 90% населения Беларуси в том, что цены будут расти, ненормальным. Допустим, в США цены тоже растут, хотя и не так быстро, как в Беларуси, это устойчивая тенденция, более того, ФРС США несколько лет предпринимал просто титанические усилия для увеличения темпов инфляции. Об этом все знают, поэтому если провести социологический опрос там, то большинство американцев, наверняка, будет уверено в том, что цены будут расти. То есть, это совершенно нормально.

Итак, мы обнаружили, что реально существующая проблема с инфляцией состоит в том, что оценка населением инфляции не совпадает со средним значением. Это действительно реальная проблема, но ее во многом вызывает само государство. Например, у нас более быстрыми темпами растут цены на услуги ЖКХ, топливо начало дорожать опережающими темпами, и т. д.

Ставки Нацбанка не влияют на цены по отдельным группам товаров

Но замораживание ставки рефинансирования Нацбанка никак на указанные факторы, которые приводят к значительному росту цен на отдельные товары, не влияет. Ставка влияет в целом на средний показатель инфляции, с которым проблем нет.

То есть, действия Нацбанка, направленные на замораживание ставок, не приведут к снижению инфляционных ожиданий, а вызовут сокращение средней инфляции ниже целевого уровня в 5%. Но это означает, что страна будет развиваться более низкими темпами, чем могла бы. Следовательно, денежно-кредитная политика, которая в настоящее время осуществляется Нацбанком, не является нейтральной, как отмечено в его сообщении о ставке рефинансирования. Политика на самом деле является жесткой.

Такую же ошибку сделал Банк России, который установил целевой уровень инфляции в 4%, а свою ключевую ставку держит намного выше нее, ссылаясь на высокие инфляционные ожидания. И вот результат: инфляция в России в феврале упала до 2,2%, а ВВП в 2017 году вырос всего на 1,5%. И это несмотря на колоссальный рост доходов от внешней торговле, из-за которых бюджет России буквально трещит по швам. Минфин и ЦБ просто уже не знают, куда прятать деньги. Но от своих планов финансовые ведомства в РФ отказываются не собираются, и даже не пытаются понять, что происходит, и что на самом деле представляют собой инфляционные ожидания, с которыми ситуация в РФ, по-видимому, такая же, как и в РБ.

Белорусские финансовые ведомства, похоже, собираются идти по этому пути. Наш Минфин с февраля прекратил публикацию данных о местных бюджетах и бюджете Фонда социальной защиты населения, оставив только данные по республиканскому бюджету. Минфин не объяснил свои действия, но трудно отделаться от предположения, что наиболее вероятная причина – желание скрыть, что бюджет получает огромные доходы, которые никуда не собирается тратить. Это видно по данным за январь: доходы органов государственного управления составили 4,5 млрд. BYN, а профицит – 1,5 млрд. BYN. А ведь есть еще и нерастраченный профицит за 2017 год в объеме 3,1 млрд. BYN.

Профицитным оказался даже ФСЗН (в размере 0,2 млрд. BYN за 2017 год и 0,1 млрд. BYN за январь 2018 года)! Эту информацию Минфин, возможно, и хочет скрыть. Дело в том, что в прошлые годы белорусским пенсионерам постоянно говорили, что пенсии нельзя увеличивать, а пенсионный возраст надо поднять, так как в ФСЗН нет денег. И вот деньги есть, а пенсии все равно не увеличиваются. Значит, дело не в ФСЗН. А в чем? Народ начнет думать.

Таким образом, подведем итог: белорусские финансовые ведомства исходят из неверных оценок сути происходящих с ценами в Беларуси процессов, поэтому принимаемые ими меры приведут совсем не к тем результатам, на которые они рассчитывают.

Нацбанк, как дон Кихот, борется не с реальными великанами, а с ветряными мельницами. Выдумали целевой уровень инфляции в размере 5% (почему именно 5%, а не, допустим, 2% или 4,5% или 7%? – никто не знает), и начали бороться с инфляционными ожиданиями, не разобравшись с тем, что их вызывает. В результате героической борьбы Нацбанка с надуманными проблемами, он в реальности проводит, на пару с Минфином, не нейтральную, а жесткую денежно-кредитную политику, препятствуя экономическому развитию страны.

Впрочем, ситуация не так проста. Кроме Минфина и Нацбанка, у нас на финансовом рынке есть и третий игрок – президент Александр Лукашенко. А он требует увеличения зарплаты до 1 тыс. BYN уже во II квартале 2018 года. Увеличить зарплату до такой величины столь быстро вряд ли возможно, но Минфин может значительно ее поднять за счет доходов бюджета, которые сейчас он припрятывает. То есть, в принципе, президент может заставить Минфин смягчить его денежную политику, что в некоторой степени компенсирует чрезмерную жесткость Нацбанка. Станет ли президент это делать, или нет, неизвестно, но это прояснится в течение ближайших пары месяцев.

Тэги:

, , ,

Прогнозы на 2021 год: доллару грозит девальвация

После потрясений 2020 года хочется надеяться на стабильность в 2021 году, но существуют значительные риски того, что мир потрясет новый кризис, который не обойдет стороной и Беларусь: доллар, который является основной валютой для сбережения у жителей Беларуси, подешевеет, а золото вырастет в цене, что поддержит резервы страны. Эксперты Всемирного банка прогнозируют рост мировой экономики в

Прогноз курса рубля на неделю 4-6 января

Январь 2021 года вполне может оказаться удачным месяцем для белорусского рубля, и курс доллара на БВФБ уже за первую неделю месяца способен снизиться на 0,5-1%. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже за последнюю неделю 2020 года не вырос, как прогнозировалось, а уменьшился: на 0,4%, составив 30 декабря 2,5789 рубля. Причиной этого стало неожиданное ослабление

Прогноз курса рубля на неделю 25-29 января

За последнюю неделю января курс доллара на БВФБ может вырасти еще примерно на 1% на фоне небольшого роста курсов других валют. Уже в понедельник 25 января доллар может подорожать где-то на 0,5%. В начале прошедшей недели курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже снизился, как и ожидалось, но в пятницу 22 января он резко вырос, и

Прогноз курса рубля на неделю 1-5 февраля

Можно ожидать коррекции курса доллара на БВФБ примерно на 1%, хотя нельзя исключить резких колебаний курса. Уже в понедельник 1 февраля доллар может ослабеть на величину в пределах 0-0,5%. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос, как и прогнозировалось, но существенно больше, чем ожидалось: на 3,1% – до 2,6262 рубля. Причиной

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия