• EUR  2.3183
  • USD  1.9766
  • RUB (100)  3.1652
Минск  20 Погода в Минске

ИНТЕРВЬЮ

Принятый в мае 2017 года указ о расширении льгот в Китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень» создал в парке один из лучших льготных режимов в сравнении с сопредельными странами. Теперь в парке рассчитывают, что сюда придут работать не только китайские и европейские инвесторы, но и белорусские компании.

Елена Минич

Над проектом указа, который был призван улучшить инвестиционную привлекательность «Великого камня», более года работала экспертная группа. Начальник отдела исследований и аналитики компании «Юнитер» Елена МИНИЧ принимала участие в подготовке экономического блока указа. С ней беседует обозреватель БЕЛРЫНКА.

— На ваш взгляд, какие приоритетные вопросы развития парка удалось решить с помощью указа?

— Важным является вопрос расширения приоритетных сфер деятельности индустриального парка. Чтобы в парк начали приходить новые резиденты, нужно было предусмотреть в качестве разрешенных более широкие направления.

Теперь в числе новых направлений основных видов деятельности — телекоммуникации, комплексная логистика, электронная коммерция, деятельность, связанная с хранением и обработкой больших объемов данных, социально-культурная деятельность, а также осуществление научно-исследовательских, опытно-конструкторских и опытно-технологических работ. До этого три последних направления, как и создание и развитие логистики, относились к дополнительным видам деятельности парка. Это позволяет инвесторам возможность реализовать инвестпроекты по новым направлениям.

Значительная часть работы, которой занималась наша компания при подготовке указа, – это исследование льготных режимов в соседних государствах. С точки зрения налоговых льгот в странах окружения наши льготы достаточно хорошо выглядят на фоне остальных свободных зон. Объективно, парк стал лучшим режимом для бизнеса в Беларуси и одним из лучших в регионе: стать его резидентом теперь проще, порог вхождения для малого и среднего бизнеса снизился, а инвесторы получили больше гарантий от государства.

— Но ведь мало принять хороший указ. Нужно, чтобы он заработал. К тому же, документ, вероятно, потребует принятия дополнительных нормативных документов?

— Да, одно дело прописать новые нормы, а другое – реализовать. Нормативка, конечно, тоже потребуется. Но дело не столько в нормативных документах, сколько в реализации прописанных норм на практике. Это потребует больших усилий администрации парка.

— Недавно А. Лукашенко заявил, что важно чтобы в парк пришли не только китайские, но и европейские, и белорусские компании. Вы думаете, теперь это получится?

— Нужно, чтобы все понимали: Китайско-белорусский индустриальный парк — это не есть парк только для китайских компаний. Важно, чтобы бизнес знал, что парк открыт не только для китайских компаний и инвестиций.

Хотя, признаюсь, мы сталкиваются с мнением – мол, это парк для китайского бизнеса, а белорусским компаниям там делать нечего. Важно понимать: в парке ждут не только китайских и европейских инвесторов, но и белорусские компании с эффективными идеями, которые могут привлечь инвестирование.

Отмечу, что сейчас порог вхождения в парк заметно снижен. Если раньше стоимость инвестпроекта должна была составлять не меньше 5 млн. долларов, то теперь эта сумма может быть в 10 раз ниже — 500 тысяч долларов (при условии осуществления инвестиций в течение 3 лет). По логике, это должно открыть дорогу в «Великий камень» среднему бизнесу.

По оценкам экспертов компании «Юнитер», доходность проектов в Китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень» в среднем на 3-5% выше, чем при их реализации в Беларуси на общих условиях налогообложения.

IRR, рассчитанная на горизонте 10 лет

— Почему, на ваш взгляд, в парк не торопятся европейские компании?

— Мы сталкивались в своей работе с европейскими компаниями, которые рассматривают площадку в качестве старта для работы в Беларуси. Интерес есть. В настоящее время компания «Юнитер» работает с европейской компанией, которая готовится прийти в парк. Это очень известная производственная компания.

— Скептики, между тем сомневаются: а что будут делать в парке европейские компании? Кому продавать свою продукцию, если у Беларуси нет либерального торгового режима с Европой?

— У нас есть доступ к довольно емкому рынку ЕАЭС. Многие зарубежные компании рассматривают белорусскую площадку «Великого камня» для старта и дальнейшего экспорта своей продукции именно на евразийский рынок. Для европейских компаний направление азиатского рынка может также представляться довольно интересным.

— Не проще ли прийти с бизнесом в Россию? Белорусская площадка «Великого камня» более конкурентоспособна, чем российские?

— В любом случае инвестору необходимо сделать оценку развития бизнеса. Если рассчитывать эффективность бизнес-проекта, то можно сделать вывод: организация бизнеса в Беларуси как раз может быть более удачным стартом.

Сравнительные расчеты, сделанные экспертами компании «Юнитер», показывают, что благодаря созданному в Парке налоговому режиму, эффективность реализации инвестиционных проектов здесь в настоящее время оценивается на уровне эффективности их реализации в наиболее благоприятных СЭЗ в других странах ЕАЭС и Польше.

IRR, рассчитанная на горизонте 30 лет,
при прочих равных условиях реализации проектов
  Великий Камень Россия Польша Казахстан
Капиталоемкий проект 24,3% 23,8% 23,6% 24,5%
Проект со средним размером инвестиций 31,4% 31,6% 30,7% 31,8%
Энергоемкий проект 29,4% 29,5% 28,8% 29,7%

 

— На ваш взгляд, будет ли китайская сторона подстегивать белорусскую сторону поскорее открывать рынки с Евросоюзом, чтобы можно было поскорее упростить экспорт своей продукции с «Великого камня»?

— Думаю, что форсировать этот процесс очень сложно и вряд ли необходимо на данном этапе. Это вопрос не парка, а вопрос государственного и межгосударственного уровня.

— Может быть, для того, чтобы инвесторы пришли в парк, мало создать оффшорный режим в отдельной зоне, — куда важнее создать нормальный бизнес-климат в целом в стране?

— Чтобы в парк захотели прийти инвесторы, важно показать, ради чего стоит сюда приходить, что здесь им может быть интересно. Они должны понимать, что в Беларуси есть не только льготы в парке, но и свои ресурсы, помимо льгот, — в частности, квалифицированные кадры, научно-технический потенциал и т. д.

На мой взгляд, сейчас важно зацепить крупный, якорный бизнес, который покажет, что в парке можно работать.

— Следует заметить, что сегодня китайская сторона заинтересована в скорейшем приходе в парк некоторых белорусских предприятий Об этом шел разговор 22 июня в Госкомимуществе Беларуси с генеральным исполнительным директором СЗАО «Компания по развитию индустриального парка» Ху Чжэном. По его словам, уже сейчас резидентами парка могут стать 3-5 белорусских предприятий. Это на самом деле реально? Неужели им позволят войти в зону с таким льготным режимом?

— Это возможно для тех белорусских предприятий, которые имеют проекты в сфере новых высоких технологий.

Белорусские предприятия могут войти в парк через создание СП, которое будет работать по новому направлению, попадающему под приоритетные направления парка, в том числе и с международными компаниями.

 

 

Тэги:

, , , ,

Комментарии

Россия свернет «неограниченную» поддержку Беларуси

Российский бюджет теряет только на одних беспошлинных поставках нефти в Беларусь свыше 3 млрд. долларов в год, заявляет российский Минфин. Россия автоматически лишит Беларусь этих денег, как только завершит налоговый маневр в нефтяной отрасли. За новую поддержку белорусским властям снова придется торговаться с Кремлем. Потери от поставок беспошлинной нефти в Беларусь – 3 млрд. долларов

На валютном рынке РБ наступили критические месяцы

В июне объемы продажи и покупки валюты белорусскими предприятиями на внутреннем рынке РБ снизились в годовом выражении, что произошло впервые с конца 2016 года. Падают темпы роста и во внешней торговле. По данным Национального банка РБ субъекты хозяйствования – резиденты РБ в июне 2018 года реализовали валюты на внутреннем рынке РБ меньше, чем в июне

Прогноз курса рубля на неделю с 16 по 20 июля

Возможно продолжение снижения курса доллара на БВФБ (еще примерно на 0,5% за неделю) на фоне укрепления российского рубля. В понедельник 16 июля на открытии биржевых торгов курс доллара может уменьшиться на доли процента. Средневзвешенный курс доллара США на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе снизился на 0,5% и составил 13 июля 1,9706 рублей за доллар.

Молчание номенклатурных ягнят

На дворе XXI век. Открыто заявлять о своей претензии на роль политического наследника Людовика XIV («Государство – это я») сегодня никому не дано, тем более в стране с европейским прошлым. Поэтому личные интересы всенародноизбранного армия имиджмейкеров и государственных идеологов пытается прикрыть плакатиком с надписью: «Государство для народа».

Молчание номенклатурных ягнят

На дворе XXI век. Открыто заявлять о своей претензии на роль политического наследника Людовика XIV («Государство – это я») сегодня никому не дано, тем более в стране с европейским прошлым. Поэтому личные интересы всенародноизбранного армия имиджмейкеров и государственных идеологов пытается прикрыть плакатиком с надписью: «Государство для народа».

Прогноз курса рубля на неделю с 16 по 20 июля

Возможно продолжение снижения курса доллара на БВФБ (еще примерно на 0,5% за неделю) на фоне укрепления российского рубля. В понедельник 16 июля на открытии биржевых торгов курс доллара может уменьшиться на доли процента. Средневзвешенный курс доллара США на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе снизился на 0,5% и составил 13 июля 1,9706 рублей за доллар.

Авиастроение: все как-то нам не летается

Очередной многообещающий проект с участием иностранного инвестора потерпел неудачу в Беларуси.

Россия свернет «неограниченную» поддержку Беларуси

Российский бюджет теряет только на одних беспошлинных поставках нефти в Беларусь свыше 3 млрд. долларов в год, заявляет российский Минфин. Россия автоматически лишит Беларусь этих денег, как только завершит налоговый маневр в нефтяной отрасли. За новую поддержку белорусским властям снова придется торговаться с Кремлем. Потери от поставок беспошлинной нефти в Беларусь – 3 млрд. долларов