• EUR  2.417
  • USD  2.112
  • RUB (100)  3.2096
Минск  -3 Погода в Минске

Нынешняя относительная политическая оттепель в Беларуси, отсчет которой ведется от освобождения политзаключенных в августе 2015 года, достигла своего максимума и теперь может пойти только на убыль.

Споры о том, можно ли вообще называть то, что сейчас происходит в Беларуси «оттепелью»  или «либерализацией» идут не первый день. Никто, конечно, не пытается говорить о глубинных изменениях политической модели в Беларуси или о том, что Александр Лукашенко взял курс на последовательную демократизацию – тут как раз все очевидно. Однако в остальном единодушия нет. Скептики считают, что ничего значимого не произошло и видят в происходящем исключительно временную смену декораций  за которой последует новый виток репрессий – мол, снятие западных санкций лишь развязало белорусским властям руки. Оптимисты же полагают, что отказ от репрессий сам по себе немаловажен, а внутренняя логика нынешних политических и экономических процессов подтолкнет белорусское руководство к дальнейшим уступкам.

Что произошло

В конце августа 2015 года произошло то, чего ждали уже давно – был помилован экс-кандидат в президенты Николай Статкевич и еще пять политзаключенных. Вскоре на свободу были выпущены фигуранты «дела граффитистов», которые, казалось, уже неизбежно станут новым узниками совести. Новых же политических арестов в последующие 7 месяцев не наблюдалось.

Одновременно кардинально изменилось отношение властей к несанкционированным митингам: теперь такие акции никто не разгонял, а их участников не арестовывали – только лишь штрафовали лидеров. Причем митингующим (которых, впрочем, всегда было немного) позволялось беспрепятственно гулять не где-нибудь на окраине Минска, а в самом центре  – по проспекту Независимости, у здания КГБ и Дома правительства.

Смягчилась и официальная риторика: оппозиция в какой-то момент перестала быть сборищем «отморозков», а наиболее умеренные представители гражданского общества даже стали изредка появляться на телевидении. Герб «Погоня» и лозунг «Жыве Беларусь» (который еще недавно даже в судах называли «антигосударственным») получили определенную амнистию и даже в единичных случаях стали использоваться  сторонниками властей в качестве доказательства широты своих взглядов.

Все перечисленное выше может показаться несущественными мелочами только в том случае, если сравнивать подобную оттепель с общественно-политическими реалиями в странах Евросоюза. Но если сравнивать нынешнюю ситуацию с репрессивным психозом белорусских властей в 2010-2014 гг., становится совершенно понятным, почему сейчас идет речь о либерализации и оттепели – общая атмосфера за последние полгода действительно заметно изменилась.

К тому же следует признать, что нынешняя оттепель оказалась теплей предыдущей, образца 2008-2010 годов – тогда в разгар так называемой либерализации гремело беспрецедентное политическое дело «волковысских предпринимателей» с расстрельными статьями, активистов регулярно задерживали, а зеленый свет несанкционированным протестным акциям никто не давал.   

Чего ждут дальше

Тем временем правозащитники продолжают говорить о необходимости законодательных изменений – в сфере выборов, уголовного и административного законодательства, а также законов о СМИ и об общественных организациях. Политики снова пытаются зарегистрировать свои политические партии. Политологи вспоминают о предстоящих парламентских выборах и рассуждают о том, что в Палату представителей вполне могут пропустить ряд оппозиционеров.

Как уже отмечалось, все без исключения соглашаются с тем, что принципиальных изменений в белорусской общественно-политической системе не произошло – речь идет лишь об ослаблении гаек.  Однако оптимисты полагают, что власть могла бы и еще больше ослабить эти самые гайки.

И не то, чтобы кто-то сегодня всерьез на это рассчитывал, однако повод для подобных разговоров все-таки имеется. Логика тут проста: если власть сказала «а», то почему бы ей не сказать и «б»? Новые уступки благотворно отразятся на отношениях Минска с США и Евросоюзом, улучшат имидж Александра Лукашенко, не поставив при этом под угрозу его личную власть.

Однако на самом деле любые иллюзии здесь безосновательны: очевидно, что политический режим в Беларуси на дополнительные уступки не пойдет.

Почему надеяться не стоит

Игр в демократию не будет по одной простой причине: Александр Лукашенко не видит в этом необходимости. Ради чего, в сущности, белорусский политический режим должен идти на уступки?

Снизить напряжение в обществе в условиях нарастания социального недовольства? Но шаги по демократизации мало волнуют массового избирателя. Их нисколько не заботят особенности законодательства в сфере СМИ, и для них не принципиально, попадет ли в новый парламент оппозиция – просто потому что и уровень доверия к оппозиции, и уровень доверия к парламенту, как государственному институту, в обществе крайне низкий (последнее исследование НИСЭПИ тому лучшее подтверждение).

Сделать еще один шаг навстречу Евросоюзу и США? Но санкции уже сняты, а дополнительные уступки принципиально ничего в отношениях с Западом не изменят. Регистрация парочки оппозиционных партий не избавит Лукашенко от имиджа диктатора, и не заставит Запад без всяких условий вливать в Беларусь безграничные финансовые ресурсы.  Да, риторика Запада наверняка станет еще более дружелюбной, но этого ведь явно недостаточно.

Сущность внешней политики Александра Лукашенко заключается в бесконечной спекуляции на той или иной внешнеполитической конъектуре: проще говоря, он привык продавать за рубль то, что стоит 10 копеек.  Именно это в последнее время мы и наблюдали в отношениях с Евросоюзом:  полное снятие санкций было куплено не значительной демократизацией общественно-политической жизни, а лишь помилованием шестерых политзаключенных, которые большую часть своих сроков к тому моменту уже отсидели.  И вопрос здесь не в том, хороша ли подобная спекулятивная тактика или плоха. Вопрос в том, что продавать какой-то политический товар по себестоимости Лукашенко не станет, пусть бы в долгосрочной перспективе это и было бы выгодной сделкой. История взаимоотношений Минска и Брюсселя в 2008-2010 гг. – лучшая иллюстрация к этому тезису.

Собственно говоря, свое отношение к «играм в демократию» Лукашенко абсолютно недвусмысленно выразил на недавней встрече со спикером Палаты представителей Владимиром Андрейченко.  Как подчеркнул глава государства, работа парламента – это работа на государство, своеобразная школа кадров и в данном случае нет нужды «играть в какую-то непонятную демократию». Очевидно, что власть не видит нужды «играть в демократию» и во всех остальных вопросах.

Что будет

Таким образом рассчитывать на повышение градуса оттепели нет никаких оснований. Куда более вероятно, что все будет как раз наоборот. Следует понимать, что освобождение политзаключенных и лояльность к уличным акциям стали возможными не только потому, что Минску было необходимо налаживать отношения с США и Евросоюзом. Они стали возможными еще и благодаря нынешнему состоянию ума Лукашенко – тому благодушию и самоуспокоенности, которые легко прослеживаются в его риторике начиная с весны 2015 года. Однако человеческое настроение быстро меняется, и политика белорусских властей может вполне повторить кульбит подобный тому, что можно было наблюдать вечером 19 декабря 2010 года – достаточно чтобы Лукашенко увидел реальную или даже мнимую угрозу существующему порядку вещей. Или хотя бы просто не пожелал больше терпеть  рядом с собой «расширение пространства свободы».

А учитывая неповоротливость политических структур Евросоюза, не стоит рассчитывать, что на новые заморозки в Беларуси Брюссель отреагирует оперативно.  А если к тому же заморозки эти будут не такими суровыми как в 2010-2011 годах, то внятной реакции в практической плоскости может не оказаться вообще – вернуть только недавно отмененные санкции будет совсем не просто.  

Тэги:

, , , , , , , , ,

Правила медицинской этики и деонтологии утверждены Минздравом и вступили в силу

Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 7 августа 2018 г. № 64 утверждены Правила медицинской этики и деонтологии. Документ принят с целью повысить ответственность и эффективность выполнения медицинскими, фармацевтическими работниками своих должностных обязанностей, а также доверие граждан к системе здравоохранения. В частности, сформулированы принципы поведения медицинских, фармацевтических работников. Среди них – принципы гуманизма, милосердия, сдержанности,

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут в Минске в выходные 20-21 октября — адреса

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома, 20-21 октября с 9.00 до 16.00 – возле государственного учреждения «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 с участием предприятий- производителей, фермерских хозяйств Гомельской области. Свою фирменную продукцию представят предприятия ОАО «Гомельский мясокомбинат», ОАО «Жлобинский мясокомбинат», ОАО «Калинковичский мясокомбинат», УП «Мозырские молочные продукты», ОАО «Гомельская птицефабрика», ОАО «Гомельхлебпром», ОАО «Красный Мозырянин», ОАО «Спартак»,

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

И лес рубят, и щепки не летят

Регулярно в Беларуси происходят события — как инициированные ее руководителем, так  и объективно независимые от его монаршей воли. А ему со всем и всяким приходится разбираться. И  если уж искать в этих обстоятельствах суровую сермяжную правду, то простая и неприукрашенная, но глубокая истина состоит в  том, что  очень часто практика расходится с теорией, которой придерживается руководитель. Например, 

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

Ставки по депозитам населения стабилизировались. Куда они двинутся дальше?

Белорусская финансовая система продолжает удивлять: в то время как в России банки повышают ставки по депозитам, в белорусских банках рост ставок остановился, то ли перед тем как начать снижение, то ли перед новым подъемом … Так, по данным Нацбанка, в сентябре 2018 года средняя ставка по новым депозитам физических лиц в белорусских рублях на срок

Правовые новации белорусской экономической политики (июль-сентябрь 2018 года)

Экономическая политика белорусского государства в 3 квартале 2018 года носила противоречивый характер.  С одной стороны, государством принимаются либеральные документы в валютной и налоговой сфере. С другой стороны, некоторые нормативные документы свидетельствуют о том, что государство по- прежнему предпочитает административные методы управления экономикой в ущерб возможностям либерального рынка. Валютная либерализация Одним из ключевых документов 3 квартала