• EUR  2.4163
  • USD  1.9623
  • RUB (100)  3.4624
Минск  -13.2 Погода в Минске




Декрет № 7 фактически замораживает накануне деноминации рублевые вклады на год, валютные – на два.

Основная суть декрета заключается во введении так называемых безотзывных депозитов, снять досрочно которые можно будет только с согласия банка, а вовсе не по требованию вкладчика, даже с потерей процентов, что было ранее гарантировано ему Банковским кодексом. Вкладчику обязаны были выдать деньги в течение 5 дней.

Доходы, полученные от безотзывных рублевых вкладов, если их срок составляет не менее года, и валютных – сроком не менее двух лет, не облагаются подоходным налогом. Для всех остальных депозитов, если их ставка превышает ставку по депозитам «до востребования», вводится налогообложение подоходным налогом с доходов от вклада.

Декрет, который является небольшим по объему, кажется простым по содержанию и очевидно является неотъемлемой частью подготовки к деноминации, на самом деле куда более многогранен по своим задачам и тем эффектам, которые могут проявиться на финансовом рынке, в фискальной сфере и социальной жизни граждан. Причем не только в ближайшей, но и в отдаленной перспективе, так как, очевидно, принят не на один год.

Истоки и уроки

Декрет фактически корректирует президентский Декрет № 22 2008 года о гарантировании возврата всех вкладов во всех банках. Напомним, в былые годы государство президентским указом гарантировало возврат вкладов лишь в государственных банках. В 2008 году были приняты изменения в законодательство, которые должны были гарантировать возврат полной суммы вкладов в размере 5000 евро в эквиваленте в любом банке Беларуси. Однако грянул мировой финансовый кризис – и белорусская банковская система столкнулась с мощным оттоком вкладов, а валютный рынок – с резким скачком спроса. Чтобы не обвалить финансовую систему страны и прежде всего государственные банки, в которых находилась основная часть вкладов, Лукашенко тогда подписал декрет. Причем отдельной строкой подчеркивалось, что вклады освобождаются от декларирования источников доходов. Это помогло нивелировать последствия 20-процентной девальвации, произошедшей 2 января 2009 года, так как вкладчики выбирали банк исходя из размера предлагаемых процентов, а проценты покрывали убытки от девальвации, и доверие к банковской системе тогда вернуть удалось довольно быстро.

Перед девальвацией 2011 года финансовый рынок был разогрет огромным количеством выданных рублевых кредитов, поэтому повышать ставки по депозитам не стали, а когда возникла угроза оттока вкладов и перевода их в валюту, просто ограничили продажу валюты.

После двух девальваций 2011 года, обесценивших рублевые депозиты, уже можно было повышать ставки для стабилизации финансового рынка. Однако долгое сохранение их на высоком уровне создало ненормальную ситуацию: высокорисковые ставки при формальном гарантировании возврата всех вкладов в любых суммах во всех банках. Экономика никак не могла обеспечивать такие высокие проценты, но их снижение могло бы привести к новой обвальной девальвации. Вводить ограничения на валютном рынке после 2011 года власти также опасались, этот урок считался пройденным, и повторять его не хотелось.

Единственным разумным выходом в такой ситуации казалось введение каких-то ограничений на снятие вкладов. Надо сказать, что такие предложения неоднократно озвучивались начиная с 2008 года, когда все банки уравняли с точки зрения гарантирования возврата вкладов. Как правило, звучали они из уст представителей крупных госбанков: они предлагали либо ввести безотзывные депозиты, либо вводить штрафы за досрочное снятие вкладов, но Нацбанк высказывался против. Теперь он, судя по всему, дал добро, да и к тому же именно там, скорее всего, придумывали самые креативные решения. 

Добровольное замораживание

Однако есть большое отличие между тем, что предлагали в свое время банки, и тем, что сегодня предложило своим гражданам государство. В случае штрафов за досрочное снятие вкладов доход получали бы прежде всего банки. Однако сегодня государство забирает часть доходов от вкладов себе в виде налогов в случае, если банки будут повышать ставки для отзывных депозитов, чтобы предотвратить отток вкладов. При этом Нацбанк с 1 июня уже ограничивает банки в их желании повышать ставки по депозитам за счет коэффициентов для формирования резервов. То есть значительно увеличить ставки, просто включив в них размер подоходного налога, банки не смогут.

Стоит отметить, что подоходный налог с доходов, получаемых от вкладов, существует во многих странах. В Беларуси такие доходы раньше никогда налогами не облагались, что служило делу формирования ресурсной базы для банков за счет средств населения, которое в 90-е и начале 2000-х годов традиционно хранило сбережения в «чулках». Поэтому введение налога на депозиты можно было бы считать вполне оправданным, если бы к банковской системе было уже сформировано абсолютное доверие. Но не зря государство не решилось обложить налогом любые доходы, получаемые от вкладов, и сохранило «лазейку» в виде безотзывных депозитов, опасаясь ухода в «чулок».

Однако таким образом оно нарушило принцип равенства при налогообложении, когда с одинаковых доходов люди платят одинаковые налоги. В данном случае те, кто фактически на время добровольно отказываются пользоваться своими деньгами, налог не платят, а вот те, кто хочет иметь возможность их использовать в случае необходимости, должны будут заплатить налог либо отказаться от дохода вовсе.

Поэтому данную меру нельзя назвать ограничением на снятие вкладов в привычном понимании, но вкладчика подталкивают таким образом к добровольному замораживанию своих денег.

Грабли поменяли на вилы

Еще одной особенностью декрета является то, что он принят как бы в тандеме с указом о деноминации. С одной стороны, вроде бы мера оправданная, так как очевидно, что из-за объявленной деноминации многие постараются перевести рублевый вклад в валютный, и этот процесс надо как-то регулировать. С другой стороны, деноминация, похоже, явилась лишь поводом для введения ограничений на депозитном рынке, так как другие методы уже отработали свое и их повторное использование выглядело бы старыми граблями.

Помимо тандема с указом о деноминации также просматривается связь с декретом о «тунеядцах» с последующим развитием его в инструкцию о контроле над расходами и доходами. Сегодня, если принимается какой-то документ, где присутствует тема налогообложения граждан, он сразу же оказывается связанным с темой неработающих граждан, которые живут «не по средствам». Декрет № 7 не является исключением, так как некоторые граждане стали позволять себе жить за счет доходов с депозитов или, по крайней мере, так позиционируют свое беззаботное существование, позволяющее им не участвовать в финансировании расходов государства. И хотя большинство из них эти деньги заработали когда-то, отдав налоги государству, государство им не может простить несколько лет запредельно высоких ставок, покрывающих и инфляцию, и девальвацию.

Поэтому одна из целей декрета – взять подоходный налог с тех, кто попробует уйти от уплаты «налога на тунеядцев», прикрыться своими сбережениями или оправдать ими свои «непомерные», по мнению налоговых органов, расходы.

Нет предела совершенству

Таким образом, оказалось, что деноминация, объявленная за два дня до инаугурации, была лишь «цветочками», а уже через несколько дней после начала отсчета пятого срока созрели первые «ягодки».

Возможно, в ближайшие месяцы мы получим богатый урожай решений, лежащих в плоскости тотального контроля за доходами, расходами граждан и движением денежных средств.

Так, например, для предотвращения вывоза денег с целью покупки товаров за границей может быть наконец-то введен какой-то сбор, о котором Александр Лукашенко давно поручил подумать. Сложно сказать, в какой форме это может быть сделано, но опросы относительно ввозимых товаров на границе продолжаются.

Не исключено, что будут расширены списки тех, кому ограничен выезд за границу, а также введены ограничения на вывоз валюты и усилен контроль за движением капитала в целом.

В случае если в ближайшее время будет очень сильное давление на валютный рынок, возможны некоторые ограничения и на покупку-продажу валюты. По крайней мере, контроль за валютчиками усилят точно.

Не исключена дальнейшая постепенная денонсация положений Декрета № 22 от 2008 года. Например, введение суммы, возврат которой гарантирует государство через агентство по возмещению вкладов, а также введение декларирования средств при заключении депозитных договоров на определенную сумму.

Из приятного. Возможны скидки и акции для стимулирования потребительской активности и повышения спроса на отечественные товары.

Из невероятного. От человека преклонного возраста, который пережил несколько денежных реформ и оставался верным рублевым вкладам во время всех девальваций советского и постсоветского периода (есть и такие вкладчики), довелось услышать, что вообще скоро просто введут запрет на валюту. То есть она станет вне закона. Как в СССР. Жили же…

Комментировать, а уж тем более анализировать такие предположения не будем, отметим лишь, что до деноминации мы услышим еще массу невероятных слухов, которые будут «направлять» население в нужную для поддержки «макроэкономической стабильности» сторону.


Тэги:

, , , , , , ,

Комментарии

В Беларуси завершились выборы в местные Советы депутатов

«Выборы прошли организованно, при высокой явке избирателей. Она была достаточно высокая в период досрочного голосования: 35% — это немало», — заявила глава ЦИК Лидия Ермошина. Как сообщил зампредседателя ЦИК Вадим Ипатов, предварительные итоги местных выборов в Беларуси будут известны к утру 19 февраля.  «Исходя из практики проведения избирательных кампаний, подсчет голосов начинается сразу после того, как

Прогноз курса рубля на неделю с 19 по 23 февраля

Средневзвешенный курс доллара на БВФБ может снизиться еще на 0-0,5%, на фоне снижения курса евро и подъема курса российского рубля. В понедельник, 19 февраля, не исключено небольшое укрепление доллара.

Есть еще одно «золото»: женская сборная Беларуси по биатлону стала победительницей эстафеты на ОИ-2018

Женская сборная Беларуси по биатлону на Олимпийских Играх в Пхенчахане в эстафетной гонке завоевала золотую медаль.

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Беспилотные летательные аппараты: к белорусским дронам проявляют интерес

Беларусь становится все более заметным игроком на рынке беспилотников гражданского и военного назначения.

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Кто из работников болеет чаще?

На недавней коллегии Минтруда обсуждался вопрос о выплате листков по нетрудоспособности. Предметом для обмена мнениями стало то, что выплаты растут. По словам министра Ирины Костевич, рост расходов, особенно заметный в Минской, Брестской и Гомельской областях, требует серьезного совместного с органами здравоохранения анализа его причин с разработкой соответствующих мер. Разумеется, постановка задачи и ее решение доступны только специалистам. В самом первом приближении проблема выглядит так - работники стали чаще и дольше болеть, поэтому выросли расходы. Это как с дымом - он идет из трубы, потому что печка в доме топится, а на улице мороз. Чем сильнее мороз, тем выше дым над крышей и гуще. В такой ситуации людям приходится приспосабливаться - утеплять жилище или, не жалея дров, отапливать и дом, и окружающую среду.

Алексей ВАСИЛЬЕВ: Госкомимущество не испугалось программы МВФ по реформе госсектора — мы ее выполняем, но пошагово

Главная проблема белорусской экономики – огромный госсектор, который зачастую неэффективно управляется и высасывает госресурсы. Не только эксперты, но и белорусские власти уже понимают, что его нужно реформировать. Почему же они испугались предложений МВФ по реформированию госпредприятий, тем более, что речь в них не шла о приватизации, а лишь об изменении системы управления, внедрении корпоративного управления и т. д.?