• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

В Беларуси в настоящее время готовится множество планов и программ самых различных реформ, но нет самого главного, нет фундамента для них – документа типа Декларации независимости США или Декларации прав человека и гражданина, принятой в годы Великой французской революции, который определял бы место Беларуси в мировой цивилизации, а также отношение к основной идеологии, определивший вид современной цивилизации – либерализму.

В экономически развитых странах сейчас принята другая идеология, которую называют то ультралиберализмом, то рыночным экстремизмом, то неолиберализмом, то псевдолиберализмом, то еще как-то. Она господствует уже около 40 лет, и за это время доказала свою недееспособность, в связи с чем идет поиск новых идей (см. «Социальная рыночная экономика или «псевдолиберализм?»). Предлагается много вариантов, в том числе и возвращение к предшествовавшему этим теориям либерализму. Фактически речь идет о возвращении к идеям, отраженным в указанных выше декларациях, но с учетом истории развития идей либерализма и их реализации в различных странах за последние два с половиной столетия.

Свобода в либерализме не является абсолютной

Эта история довольно запутана, хотя о ней написано несчетное количество статей и книг. Для определенности будем использовать версию, изложенную в книге доктора исторических наук профессора МГИМО Камалудина Гаджиева «Введение в политическую науку», написанной еще в 1994 году, и дополненной в 1999 году.

Он подчеркнул, что либерализм во время его возникновения не отождествлялся с апологией неограниченной свободы человека делать все, что ему заблагорассудится, игнорируя принятые в обществе нормы и правила поведения. Например, Адам Смит говорил, что собственность дает права, но их нужно использовать таким образом, чтобы не нарушать права других членов общества. А Иммануил Кант утверждал: «Моя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Так же, кстати, считал и Джон Локк, о котором Камалудин Гаджиев не упомянул. Таким образом, свобода в их понимании не является абсолютной, то есть вседозволенностью.

Данные представления были отражены в Декларации прав человека и гражданина, принятой во Франции 24 июня 1793 года. Определение свободы в ней выглядело так: «Свобода есть присущая человеку возможность делать все, что не причиняет ущерба правам другого; ее основу составляет природа, а ее правило – справедливость; обеспечение свободы есть закон. Нравственную границу свободы составляет следующее правило: «Не причиняй другому того, что нежелательно тебе самому от других».

Свобода в либерализме тех времен считалась естественным правом, которое человек получает от рождения. Это также нашло отражение в основных документах некоторых стран. Например, в Декларации независимости, принятой тринадцатью Соединенными Штатами Америки 4 июля 1776 года, было сказано, что «все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью».

Камалудин Гаджиев указал не только на то, что свобода в понимании основателей либерализма носит ограниченный характер, но и подчеркнул, что они прямо предписывали государству ответственность за материальное обеспечение неимущих слоев населения. Этот момент очень важен, так как очень часто либерализм противопоставляют социальной защищенности, хотя его основоположники не предполагали ничего подобного. И они возлагали на государство некоторые обязанности не случайно: государство как раз и создается людьми в целях защиты, частью которой является социальная. Это в стаде обезьян свобода не предполагает защищенности, каждая обезьяна свободна искать себе пищу сама или отбирать ее у других обезьян. А в цивилизованном обществе люди защищены от подобных действий других людей, которые не обладают в связи с этим абсолютной свободой.

Но вскоре после смерти Локка, Смита и Канта их идеи были искажены. Через некоторое время после Великой французской революции и Войны за независимость в США либерализмом стали называть совсем другую систему взглядов. В частности, в США, как написал Камалудин Гаджиев, главным принципом стал индивидуализм, идеи либерализма превратились в требование неограниченной свободы конкуренции и стали выполнять функции защиты интересов привилегированных слоев населения. То есть, определение свободы как возможности делать то, что не наносит вред другому, было забыто. Под свободой стала пониматься вседозволенность.

Именно данную систему взглядов в настоящее время называют классическим либерализмом, хотя она принципиально отличается от идей указанных выше основоположников либерализма. Люди, называющие себя либералами после них, подменили понятие свободы на вседозволенность. Эту фальшивку назвали классическим либерализмом, и до сих пор множество людей считает, что это и есть либерализм. Но это не так, либерал, согласно взглядам указанных выше ученых, это не тот человек, который объявляет себя сторонником свободы, а тот, кто понимает, что свобода в обществе означает запрет вседозволенности, в том числе и в экономике.

Время шло, и, как написал Камалудин Гаджиев, постепенно выяснилось, что ничем не ограниченная рыночная свобода не обеспечивает социальную гармонию и справедливость. Поэтому в середине и конце 19 века появились ученые и политики, считающие необходимым ограничить произвол корпораций и облегчить положение наиболее обездоленных слоев населения. Под влиянием подобных идей в первой половине двадцатого века (в основном) в экономически развитых странах были созданы социальные институты, обеспечивающие основные политические и социальные гарантии, которые существуют в этих странах до сих пор.

В частности, в Германии сторонниками указанных взглядов были экономисты Вильгельм Репке и Вальтер Ойкен, которые заложили основы социальной рыночной экономики. А в США появилось такое реформистское движение, как прогрессизм. Его сторонником был президент США Франклин Рузвельт, который провозгласил «Новый курс» в экономике, а также пытался принять билль об экономических правах граждан США.

Основные положения этого либерализма, который получил название социального, в 50-60-х годах прошлого века были реализованы в рамках различных национальных моделей государства всеобщего благосостояния. Исходя из того, что эти взгляды исходят из определения свободы, использованного основоположниками либерализма, его следовало бы назвать настоящим или истинным либерализмом, в отличие от подделок – псевдолиберализма.

Но в 80-е годы прошлого века в политической, экономической и научной элите западных стран постепенно снова укреплялись позиции людей, подменяющих свободу вседозволенностью, и отрицающих необходимость действий государства, направленных на ограничение вседозволенности. Их взгляды сейчас называют по-разному: неолиберализмом, ультралиберализмом, рыночным экстремизмом, псевдолиберализмом и т. д.

С девяностых годов прошлого века, после того как большая часть элиты экономически развитых стран стала придерживаться псевдолиберальной идеологии, в них начался постепенный отказ от принципов государства всеобщего благосостояния и равных возможностей. Как раз в эти годы разрушился СССР под воздействием реформаторов, вдохновленных успехами западных стран. Однако наши реформаторы не заметили, что к тому моменту в этих странах идеология социального либерализма была заменена подделкой под него – псевдолиберальными идеями, и началось разрушение общества равных возможностей и всеобщего благосостояния. Европа и США стала постепенно отказываться от своих либеральных принципов, заменяя их подделкой. Реформаторы этого не поняли, и с энтузиазмом начали внедрять в странах бывшего СССР псевдолиберальные идеи, ожидая, что это обеспечит процветание общества. Ни к чему хорошему это не привело, как не приводило до этого ни в одной стране.

Тем временем, постепенное разрушение западных государств псевдолибералами продолжалось. В последние годы стало ясно, что их эксперимент провалился, и появились политические силы, понимающие это. В частности, в США они представлены в интеллектуальной сфере нобелевским лауреатом Джозефом Стиглицем, который продвигает теорию прогрессивного капитализма (см. «Прогрессивный капитализм – альтернатива для Беларуси»), и в 2019 году опубликовал книгу «Люди, власть и прибыль: прогрессивный капитализм в эпоху недовольства». В политической сфере они представлены сенатором от демократов Берни Сандерсом. В Европе отказаться от рыночного экстремизма и вернуться к идеям социальной рыночной экономики предлагает, в частности, европейский комиссар по внутренней торговле Мишель Барнье (см. «Социальная рыночная экономика или «псевдолиберализм?»). А член палаты лордов Великобритании и канцлер Кембриджского университета Дэвид Сэйнсбери написал книгу «Прогрессивный капитализм: как достичь экономического роста, свободы и социальной справедливости?», опубликованную в 2013 году. В России настоящие либеральные идеи отстаивал Евгений Примаков, который, кстати, использовал термины «псевдолиберализм» и «истинный либерализм» (см. «Забытый Примаков: истинный либерал против псевдолиберализма»).

Свободу обеспечивают экономические институты

Некоторые взгляды этих людей иногда путают с социализмом, что не соответствует действительности, так как в социальном либерализме частной собственности придается фундаментальное значение. Но свобода в рамках данной идеологии, в том числе и рыночная в экономике, ограничена. В данной связи Камалудин Гаджиев в своей книге упомянул о сравнении одного из течений псевдолиберализма с режимом на дорогах, который позволяет автомобилям ездить без правил, что приводит к бесчисленным пробкам и задержкам движения, в то время как в настоящем либеральном государстве автомобилисты свободны ехать, куда им заблагорассудится, но уважая при этом правила дорожного движения.

Замечание о правилах поведения людей (экономических институтах) очень важно, так как именно они являются основой цивилизации. Но в Беларуси данный факт пока не осознается. Правительство и президент РБ не стремятся создать подобную систему правил, обеспечивающих эффективность управления государственной и частной собственностью, а пытаются всем управлять сами. То есть, в Беларуси построена система, в рамках которой порядок на дорогах устанавливается не правилами, а регулировщиками –  президентом и министрами, которые стремятся стать вездесущими и мечутся от одного перекрестка к другому.

Сейчас президент Беларуси пытается решить проблему преемственности власти. Так, 12 сентября 2019 года, назначая новых послов, он сказал следующее: «Уже должно приходить новое поколение людей. Мы когда-то уйдем. Не так далеко это время. А прийти должны люди, которые должны сохранить страну. … Я как президент не могу спокойно уйти и жить, не приведя во власть новое поколение».

Таким образом, президент считает нужным лично привести во власть подходящих людей – новую команду регулировщиков, но не стремится создать правила – либеральные экономические институты, которые будут способствовать правильному функционированию общества без регулировщиков на каждом углу, а также приходу во власть достойных людей без личного участия президентов.

Не надо выдумывать новую идеологию

Но президент Беларуси этого не понимает и пытается просто остаться подольше у власти лично, внеся для этого изменения в конституцию.

При этом он пытается изобрести велосипед – какую-то новую идеологию, хотя нужная идеология изобретена около трех столетий назад – это либерализм его основателей, который на какое-то время был заменен подделками, но в настоящее время возрождается в форме социального либерализма. История показывает, повторим, что наилучшего результата с точки зрения сочетания экономического развития, интересов отдельных людей и общества удавалось добиться в те годы и в тех странах, когда там воплощались, идеи социального либерализма, которые отражены в конкретных представлениях экономических теорий прогрессивного капитализма и социальной рыночной экономики. Это и есть та идеология, которая нужна Беларуси. Утопий можно напридумывать много, а реально работающая идеология, которая соответствует сложной природе человека (см. «Ключ к экономическим реформам – роман «Преступление и наказание»), на весь мир всего одна.

Тэги:

, ,

Прогноз курса рубля на неделю 24-28 февраля

По-прежнему ожидаем коррекцию курса доллара на БВФБ на 0-0,5%, причем значительный обвал курса (на величину до 0,5%) возможен уже в понедельник 24 февраля, после чего он начнет восстанавливаться. Возможны значительные колебания курсов валют. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе не снизился, как ожидалось, а даже вырос на 0,6%, составив 21 февраля

Призыв 2020: Лукашенко подписал указ о призыве на строчную службу и увольнение в запас

Александр Лукашенко 17 февраля подписал указ №55 «Об увольнении в запас и призыве на срочную военную службу, службу в резерве». Документом предусматривается призвать в феврале — мае 2020 года на срочную военную службу, службу в резерве граждан Беларуси мужского пола, которым ко дню призыва исполнилось 18 лет и которые не имеют права на отсрочку, а

Курсы валют развернулись на торгах 18 февраля на БВФБ: доллар — выше 2,2 рубля

Во вторник, 18 февраля, на Белорусской валютно-фондовой бирже прошли первые торги иностранными валютами на текущей неделе. По итогам торгов на БВФБ 18 февраля 2020 года сложились следующие курсы: курс доллара США вырос по сравнению с предыдущими торгами 0,0086 BYN (+0,39%) и был зафиксирован на уровне 2,2030 BYN/USD; курс евро вырос на 0,0080 BYN(+0,34%) и по итогам

Сколько нефти нужно Беларуси?

Ответить на этот вопрос невозможно, не зная ответа на еще один вопрос: а по какой цене? Так что сейчас оба вопроса звучат риторически..Но уже очевидно, что в этом году белорусским НПЗ придется забыть о переработке 24 млн.тонн нефти, на что «заточены» их модернизированные мощности. Более того, проблематичной окажется для них загрузка даже 18 млн. тонн,

Первый месяц нефтяного кризиса обошелся Беларуси в 0,5 млрд. долларов

В январе текущего года валютные депозиты населения и предприятий, а также валютные резервы РБ сократились на 503 млн. долларов. Это было вызвано,  снижением доходов НПЗ и бюджета от экспорта нефтепродуктов, а также значительными объемами погашения государственного долга. Беларусь не прожила еще и двух месяцев в условиях новых отношений с Россией на рынке нефти, а финансовые

Фиаско белорусского президента

Новому правительству России сейчас не до Беларуси, так как оно собирается значительно увеличить объемы финансирования национальных проектов и ищет необходимые для этого ресурсы. Беларуси, скорее всего, уготована роль не получателя денег, а одного из источников средств для подъема российской экономики. Поражение потерпел президент Беларуси на встрече с российским президентом 7 февраля. Александр Лукашенко рассчитывал, что

Зенитные ракетные комплексы: похоже только название

Творчески используя советский опыт, предприятия белорусского ВПК создают средства ПВО, отвечающие современным требованиям и конкурентные по цене. Летные испытания зенитной управляемой ракеты (ЗУР) для разработанного в Беларуси зенитного ракетного комплекса (ЗРК) средней дальности “Бук-МБ3К” пройдут в ближайшее время. Об этом сообщил 31 января представителям СМИ председатель Государственного военно-промышленного комитета (Госкомвоенпрома) Роман Головченко. По его словам,

Выдержит ли Беларусь испытание нефтяной альтернативой?

Затянувшийся спор об условиях поставок нефти в Беларусь вряд ли завершится ожидаемыми уступками со стороны крупнейших российских поставщиков. Понимая это, Минск, не дожидаясь времени «Ч», — завершения к 2024 году налогового маневра – продолжает искать альтернативные источники и маршруты импорта сырья. Поиски альтернативы похвальны, но представляют ли белорусские власти цену, которую придется за это заплатить?