• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Часть первая

В широком смысле модернизация представляет собой процесс обновления традиционного общества и его перехода к обществу современного типа. Этот процесс имеет несколько составляющих: политическую (расширение политических прав, разделение властей, выборы, политическая конкуренция), экономическую (развитие рыночных отношений, индустриализация, урбанизация, рост доходов), социальную (образование, профессионализация, доступ к информации, сокращение неравенства) и культурную (секуляризация, освобождение личности, терпимость, ценности самовыражения). В более узком смысле модернизация подразумевает процессы промышленной революции, индустриализации и технологического развития, ведущие к формированию индустриального общества.

Для многих стран постсоветского пространства с обосновавшимися в них авторитарными режимами, бенефициары которых, если и склонны к модернизации, то разве что экономической, характерно достаточно узкое понимание этого термина. Широкое признание здесь получила концепция авторитарной модернизации, которая, как предполагается, может стать действенным инструментом ускоренного экономического и социального развития. Авторитарная модернизация подразумевает проводимый элитами политический курс, как правило, связанный с экономической либерализацией и направленный на обеспечение социально-экономического развития посредством увеличения темпов экономического роста при сохранении авторитарного режима в политической сфере. Белорусские элиты имеют схожие представления о приемлемых направлениях модернизации: так, в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы термин «модернизация» почти исключительно упоминается в контексте мощностей, производств и инфраструктуры.

В последние годы белорусскими элитами предпринимались некоторые попытки, относящиеся к повестке экономической модернизации и направленные на поощрение деловой активности и ускорение экономического роста. Речь, прежде всего, идет о принятии в конце 2017 года пакета законодательных актов, ориентированных на стимулирование деловой инициативы и развитие цифровой экономики. В настоящее время правительство занято поиском способов и возможностей ускорения экономического роста для достижения ВВП величины в USD 100 млрд. к 2025 году. Задача нетривиальная, принимая во внимание текущую экономическую динамику и склонность элит к поддержанию институциональной стабильности. Необходимо разобраться в том, насколько реалистичны надежды на то, чтобы совершить экономический рывок в условиях неизменности существующей политической системы.

Политическая стабильность vs экономический рост

Экономическая модернизация и поощрение роста экономики требуют преобразований, направленных на повышение в экономической системе роли рыночных институтов и материальных стимулов, защиту прав собственности и развитие частного сектора, сокращение вмешательства государства в экономику, обеспечение открытости рынков и стимулирование конкуренции. При этом в белорусской экономике складывается парадоксальная ситуация: дефицит экономической свободы и чрезмерная роль государства в экономике сочетаются с функционированием разнообразных специальных экономических зон и парков, обеспечивающих своим участникам благоприятные налоговые режимы и минимальное вмешательство государства в экономическую деятельность (ПВТ, Великий камень, Бремино-Орша). Речь идет об освобождениях и льготах при уплате налогов, таможенных пошлин и обязательных страховых взносов, упрощении административных процедур, обеспечении стабильности применимого законодательства, мягком режиме проведения валютных и внешнеторговых операций, применении свободного ценообразования, ограничениях по части проведения проверок компаний-резидентов, бухгалтерских, визовых и миграционных льготах.

При этом, несмотря на благие намерения, имеющие уже длительную историю, остальная экономика свободной экономической зоной пока не становится. Государство продолжает сохранять доминирующие позиции в экономике в части объемов промышленного производства (74%), инвестиций в основной капитал (59%), выручки от реализации (58%) и занятости (44%), что существенно выше в сравнении с другими странами региона. Уровень централизации ресурсов в форме отношения доходов бюджета сектора государственного управления к ВВП находится на высоком уровне и составляет около 43%. По оценкам Международного валютного фонда, одной из ключевых проблем, связанных с доминированием государственного сектора, являются мягкие бюджетные ограничения и барьеры для конкуренции, создающие более благоприятные условия для государственных предприятий . Согласно аналитическому отчету «Белорусский бизнес 2017: состояние, тенденции, перспективы», представленному Институтом приватизации и менеджмента, наиболее значимым недостатком бизнес-среды, по оценкам компаний МСБ, являются неравные условия экономической деятельности и отсутствие добросовестной конкуренции между предприятиями различной формы собственности.

Мне уже приходилось писать о том, почему в нашей стране сохраняются неэффективные экономические институты (Неэффективные экономические институты: причины устойчивости). Суть в том, что, поскольку в условиях авторитарного режима существуют слабые ограничения и высокая концентрация политической власти, правящая элита имеет возможность поддерживать экономические институты, в наибольшей степени отвечающие ее политическим интересам, даже если они не соответствуют целям экономического развития. Переход к рыночным институтам благоприятен для роста, однако ослабляет контроль правящей элиты над ресурсами – одним из источников политической власти – и может привести к появлению влиятельных субъектов и групп, которые могут составить конкуренцию элитам в политической сфере. Экономический рост, основанный на рыночных институтах, может создавать угрозы для субъектов, контролирующих политическую власть, поскольку в условиях доминирования рыночных институтов элиты не могут контролировать, кто будет извлекать рыночную ренту и являться бенефициаром экономического роста. Как отмечают американские экономисты Д. Аджемоглу и Д. Робинсон в книге  «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты»: «Экономический рост – это не просто появление большого количества более совершенных станков и агрегатов, которыми управляют более многочисленные и более образованные работники. Это еще и глубокий процесс трансформации, причем часто дестабилизирующей, процесс созидательного разрушения. Поэтому экономический рост будет происходить, только если его не удалось заблокировать тем, кто боится от него проиграть и потерять привилегии, на которых основаны их богатство и власть». Именно по этой причине белорусская правящая элита рассматривает рыночные институты как угрозу и предпочитает поддерживать институциональный статус-кво, сохраняя контроль над распределением ресурсов и бенефициарами экономического роста.

С другой стороны, экономический рост в рамках существующей модели экономики с доминированием государства во многих сферах и ограниченным использованием рыночных механизмов существенно замедлился и его потенциал оценивается международными финансовыми институтами, например, Всемирным банком , как очень ограниченный. Фактически белорусская политическая элита столкнулась с широко известной дилеммой — политическая стабильность или экономический рост, — в рамках которой до настоящего времени делает выбор в пользу первого.

В таких условиях элитой предлагаются решения в формате «зональной» либерализации, когда сохранение существующей экономической системы или незначительные изменения в ней сопровождаются функционированием специальных экономических зон, правила игры в которых, имеют существенно более рыночно ориентированный характер по сравнению с «основной» экономикой. Такие решения представляются компромиссом между необходимостью стимулировать экономический рост и желанием сохранить политический статус-кво, которые в известной степени конфликтуют друг с другом. С одной стороны, это попытка найти новые источники экономического роста, а с другой стороны, стремление сделать его управляемым с точки зрения распределительных последствий и сохранить контроль над ресурсами.

Почему благоприятствующий частной экономической деятельности законодательный, налоговый, регулятивный и внешнеэкономический режим не является универсальным и достается ограниченному кругу субъектов, получивших доступ к зонам специального экономического режима? Мне представляется, что ответы кроются в двух аспектах. Во-первых, особый порядок предоставления государством доступа к преференциальным условиям экономической деятельности дает возможность осуществлять контроль за тем, кто будет получать выгоду и являться бенефициаром будущего экономического роста. Во-вторых, данный подход позволяет сохранять большой государственный сектор в экономике, избежать кардинальной экономической трансформации и неуправляемого перераспределения ресурсов из неэффективного государственного сектора в частный сектор. В конечном счете, правящая элита добивается своей цели, сохраняя контроль над экономикой и распределением ресурсов.

С точки зрения результативности слабое место данного подхода обусловлено тем, что к поощряющим частную экономическую деятельность условиям получает доступ ограниченный круг субъектов. Если мы ограничиваем число тех, кто может стать бенефициаром экономического роста, мы ограничиваем и число тех, кто создает экономический рост. К сожалению, стремление элиты контролировать экономический рост и его распределительные последствия лимитирует число субъектов экономического роста и, следовательно, ограничивает потенциал для конкуренции, инноваций и роста производительности. Данный подход к стимулированию экономического роста может способствовать развитию определенных сегментов экономики, но не позволит решить главные проблемы, препятствующие экономическому росту в белорусской экономике. Речь об институциональных изъянах «основной» экономики, связанных с доминированием государства и преобладанием в экономике бюрократической координации, отсутствием открытого доступа к рынкам, ограничением конкуренции, неравными условиями экономической деятельности, мягкими бюджетными ограничениями и плохой защитой прав собственности. Исправление этих изъянов лежит в плоскости системных рыночных преобразований, обеспечивающих открытый и равный доступ к рынкам и значительно расширяющих число субъектов экономического роста.

Главное препятствие состоит в том, что такие экономические изменения противоречат особым интересам тех, кто контролирует политическую власть, и поэтому они представляются маловероятными.

Узкие интересы и поиск ренты

Если рассматривать ситуацию, когда в определенный момент системные экономические реформы станут соответствовать интересам правящей элиты, то белорусские реформаторы могут столкнуться с другой серьезной проблемой. Речь идет о так называемых узких экономических интересах. По мнению американского экономиста М. Олсона ( «Возвышение и упадок народов: Экономический рост, стагфляция и социальный склероз»), к ним относятся узкие сегменты общества, отдельные субъекты или группы, имеющие незначительную долю в общественном продукте, но способные на организацию коллективных действий и потому обладающие известным политическим влиянием. Они не заинтересованы в том, чтобы использовать имеющиеся ресурсы и влияние для повышения производительности общества, поскольку получают лишь незначительную часть совокупного выигрыша. Вместо этого такие субъекты и группы склонны направлять свои усилия на выгодное для них распределение ресурсов и получение большей доли в общественном продукте. Так называемое рентоориентированное поведение, принося выгоду узким интересам, наносит ущерб производительности экономики в целом за счет ограничения конкуренции, неравных условий экономической деятельности, мягких бюджетных ограничений и искажений в распределении ограниченных ресурсов. Широкое распространение в белорусской экономике таких явлений как мягкие бюджетные ограничения и коррупция является достаточно точным индикатором доминирования в экономике узких интересов.

Мягкие бюджетные ограничения тесно связаны с государственным сектором экономики и фактически являются институтом, поддерживающим функционирование значительного количества предприятий, контролируемых государством. Несомненно то, что, в связи с сокращением директивного банковского кредитования экономики, в последнее время происходит ужесточение бюджетных ограничений. Однако директивное кредитование – это лишь один из каналов формирования мягких бюджетных ограничений в белорусской экономике. Согласно оценкам МВФ , государственный сектор получает широкую поддержку по различным каналам, включая субсидии, отраслевую и налоговую политику, кредиты и гарантии, реструктуризацию кредитов и урегулирование проблемных долгов. Мягкие бюджетные ограничения отражают политическое и бюрократическое влияние отдельных предприятий, групп или даже отраслей, позволяющее им получать привилегии и перераспределять ресурсы в свою пользу. Это явление наносит ущерб экономическому развитию, поскольку разрушает стимулы к повышению экономической эффективности и позволяет перераспределять ресурсы в пользу неэффективных компаний.

Продолжение следует

Тэги:

, , , , ,

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Сравнительный тест шин: «еврозима» против всесезонки

Зимние шины делятся не только на фрикционные и шипованные. Среди первых, то есть шин без шипов, выделяют две группы. Это шины, предназначенные для мягкой зимы европейского типа, а также шины для суровой зимы скандинавского типа. Важная разница между этими двумя типами шин состоит в том, что «европейки» предназначены для эксплуатации по относительно чистым асфальтовым дорогам

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает

Военно-политическая ситуация: Коридорные страхи

Западные СМИ вновь обеспокоены судьбой Сувалкского коридора — небольшого участка земли между Польшей и Литвой, захватом которого Россия в случае начала войны может отсечь Балтию от остальных стран НАТО. Однако информационная компания может стать одним из факторов обострения военно-политической ситуации в нашем регионе. На днях американское издание The Daily Beast опубликовало статью из которой следует,