• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Часть первая

В широком смысле модернизация представляет собой процесс обновления традиционного общества и его перехода к обществу современного типа. Этот процесс имеет несколько составляющих: политическую (расширение политических прав, разделение властей, выборы, политическая конкуренция), экономическую (развитие рыночных отношений, индустриализация, урбанизация, рост доходов), социальную (образование, профессионализация, доступ к информации, сокращение неравенства) и культурную (секуляризация, освобождение личности, терпимость, ценности самовыражения). В более узком смысле модернизация подразумевает процессы промышленной революции, индустриализации и технологического развития, ведущие к формированию индустриального общества.

Для многих стран постсоветского пространства с обосновавшимися в них авторитарными режимами, бенефициары которых, если и склонны к модернизации, то разве что экономической, характерно достаточно узкое понимание этого термина. Широкое признание здесь получила концепция авторитарной модернизации, которая, как предполагается, может стать действенным инструментом ускоренного экономического и социального развития. Авторитарная модернизация подразумевает проводимый элитами политический курс, как правило, связанный с экономической либерализацией и направленный на обеспечение социально-экономического развития посредством увеличения темпов экономического роста при сохранении авторитарного режима в политической сфере. Белорусские элиты имеют схожие представления о приемлемых направлениях модернизации: так, в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы термин «модернизация» почти исключительно упоминается в контексте мощностей, производств и инфраструктуры.

В последние годы белорусскими элитами предпринимались некоторые попытки, относящиеся к повестке экономической модернизации и направленные на поощрение деловой активности и ускорение экономического роста. Речь, прежде всего, идет о принятии в конце 2017 года пакета законодательных актов, ориентированных на стимулирование деловой инициативы и развитие цифровой экономики. В настоящее время правительство занято поиском способов и возможностей ускорения экономического роста для достижения ВВП величины в USD 100 млрд. к 2025 году. Задача нетривиальная, принимая во внимание текущую экономическую динамику и склонность элит к поддержанию институциональной стабильности. Необходимо разобраться в том, насколько реалистичны надежды на то, чтобы совершить экономический рывок в условиях неизменности существующей политической системы.

Политическая стабильность vs экономический рост

Экономическая модернизация и поощрение роста экономики требуют преобразований, направленных на повышение в экономической системе роли рыночных институтов и материальных стимулов, защиту прав собственности и развитие частного сектора, сокращение вмешательства государства в экономику, обеспечение открытости рынков и стимулирование конкуренции. При этом в белорусской экономике складывается парадоксальная ситуация: дефицит экономической свободы и чрезмерная роль государства в экономике сочетаются с функционированием разнообразных специальных экономических зон и парков, обеспечивающих своим участникам благоприятные налоговые режимы и минимальное вмешательство государства в экономическую деятельность (ПВТ, Великий камень, Бремино-Орша). Речь идет об освобождениях и льготах при уплате налогов, таможенных пошлин и обязательных страховых взносов, упрощении административных процедур, обеспечении стабильности применимого законодательства, мягком режиме проведения валютных и внешнеторговых операций, применении свободного ценообразования, ограничениях по части проведения проверок компаний-резидентов, бухгалтерских, визовых и миграционных льготах.

При этом, несмотря на благие намерения, имеющие уже длительную историю, остальная экономика свободной экономической зоной пока не становится. Государство продолжает сохранять доминирующие позиции в экономике в части объемов промышленного производства (74%), инвестиций в основной капитал (59%), выручки от реализации (58%) и занятости (44%), что существенно выше в сравнении с другими странами региона. Уровень централизации ресурсов в форме отношения доходов бюджета сектора государственного управления к ВВП находится на высоком уровне и составляет около 43%. По оценкам Международного валютного фонда, одной из ключевых проблем, связанных с доминированием государственного сектора, являются мягкие бюджетные ограничения и барьеры для конкуренции, создающие более благоприятные условия для государственных предприятий . Согласно аналитическому отчету «Белорусский бизнес 2017: состояние, тенденции, перспективы», представленному Институтом приватизации и менеджмента, наиболее значимым недостатком бизнес-среды, по оценкам компаний МСБ, являются неравные условия экономической деятельности и отсутствие добросовестной конкуренции между предприятиями различной формы собственности.

Мне уже приходилось писать о том, почему в нашей стране сохраняются неэффективные экономические институты (Неэффективные экономические институты: причины устойчивости). Суть в том, что, поскольку в условиях авторитарного режима существуют слабые ограничения и высокая концентрация политической власти, правящая элита имеет возможность поддерживать экономические институты, в наибольшей степени отвечающие ее политическим интересам, даже если они не соответствуют целям экономического развития. Переход к рыночным институтам благоприятен для роста, однако ослабляет контроль правящей элиты над ресурсами – одним из источников политической власти – и может привести к появлению влиятельных субъектов и групп, которые могут составить конкуренцию элитам в политической сфере. Экономический рост, основанный на рыночных институтах, может создавать угрозы для субъектов, контролирующих политическую власть, поскольку в условиях доминирования рыночных институтов элиты не могут контролировать, кто будет извлекать рыночную ренту и являться бенефициаром экономического роста. Как отмечают американские экономисты Д. Аджемоглу и Д. Робинсон в книге  «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты»: «Экономический рост – это не просто появление большого количества более совершенных станков и агрегатов, которыми управляют более многочисленные и более образованные работники. Это еще и глубокий процесс трансформации, причем часто дестабилизирующей, процесс созидательного разрушения. Поэтому экономический рост будет происходить, только если его не удалось заблокировать тем, кто боится от него проиграть и потерять привилегии, на которых основаны их богатство и власть». Именно по этой причине белорусская правящая элита рассматривает рыночные институты как угрозу и предпочитает поддерживать институциональный статус-кво, сохраняя контроль над распределением ресурсов и бенефициарами экономического роста.

С другой стороны, экономический рост в рамках существующей модели экономики с доминированием государства во многих сферах и ограниченным использованием рыночных механизмов существенно замедлился и его потенциал оценивается международными финансовыми институтами, например, Всемирным банком , как очень ограниченный. Фактически белорусская политическая элита столкнулась с широко известной дилеммой — политическая стабильность или экономический рост, — в рамках которой до настоящего времени делает выбор в пользу первого.

В таких условиях элитой предлагаются решения в формате «зональной» либерализации, когда сохранение существующей экономической системы или незначительные изменения в ней сопровождаются функционированием специальных экономических зон, правила игры в которых, имеют существенно более рыночно ориентированный характер по сравнению с «основной» экономикой. Такие решения представляются компромиссом между необходимостью стимулировать экономический рост и желанием сохранить политический статус-кво, которые в известной степени конфликтуют друг с другом. С одной стороны, это попытка найти новые источники экономического роста, а с другой стороны, стремление сделать его управляемым с точки зрения распределительных последствий и сохранить контроль над ресурсами.

Почему благоприятствующий частной экономической деятельности законодательный, налоговый, регулятивный и внешнеэкономический режим не является универсальным и достается ограниченному кругу субъектов, получивших доступ к зонам специального экономического режима? Мне представляется, что ответы кроются в двух аспектах. Во-первых, особый порядок предоставления государством доступа к преференциальным условиям экономической деятельности дает возможность осуществлять контроль за тем, кто будет получать выгоду и являться бенефициаром будущего экономического роста. Во-вторых, данный подход позволяет сохранять большой государственный сектор в экономике, избежать кардинальной экономической трансформации и неуправляемого перераспределения ресурсов из неэффективного государственного сектора в частный сектор. В конечном счете, правящая элита добивается своей цели, сохраняя контроль над экономикой и распределением ресурсов.

С точки зрения результативности слабое место данного подхода обусловлено тем, что к поощряющим частную экономическую деятельность условиям получает доступ ограниченный круг субъектов. Если мы ограничиваем число тех, кто может стать бенефициаром экономического роста, мы ограничиваем и число тех, кто создает экономический рост. К сожалению, стремление элиты контролировать экономический рост и его распределительные последствия лимитирует число субъектов экономического роста и, следовательно, ограничивает потенциал для конкуренции, инноваций и роста производительности. Данный подход к стимулированию экономического роста может способствовать развитию определенных сегментов экономики, но не позволит решить главные проблемы, препятствующие экономическому росту в белорусской экономике. Речь об институциональных изъянах «основной» экономики, связанных с доминированием государства и преобладанием в экономике бюрократической координации, отсутствием открытого доступа к рынкам, ограничением конкуренции, неравными условиями экономической деятельности, мягкими бюджетными ограничениями и плохой защитой прав собственности. Исправление этих изъянов лежит в плоскости системных рыночных преобразований, обеспечивающих открытый и равный доступ к рынкам и значительно расширяющих число субъектов экономического роста.

Главное препятствие состоит в том, что такие экономические изменения противоречат особым интересам тех, кто контролирует политическую власть, и поэтому они представляются маловероятными.

Узкие интересы и поиск ренты

Если рассматривать ситуацию, когда в определенный момент системные экономические реформы станут соответствовать интересам правящей элиты, то белорусские реформаторы могут столкнуться с другой серьезной проблемой. Речь идет о так называемых узких экономических интересах. По мнению американского экономиста М. Олсона ( «Возвышение и упадок народов: Экономический рост, стагфляция и социальный склероз»), к ним относятся узкие сегменты общества, отдельные субъекты или группы, имеющие незначительную долю в общественном продукте, но способные на организацию коллективных действий и потому обладающие известным политическим влиянием. Они не заинтересованы в том, чтобы использовать имеющиеся ресурсы и влияние для повышения производительности общества, поскольку получают лишь незначительную часть совокупного выигрыша. Вместо этого такие субъекты и группы склонны направлять свои усилия на выгодное для них распределение ресурсов и получение большей доли в общественном продукте. Так называемое рентоориентированное поведение, принося выгоду узким интересам, наносит ущерб производительности экономики в целом за счет ограничения конкуренции, неравных условий экономической деятельности, мягких бюджетных ограничений и искажений в распределении ограниченных ресурсов. Широкое распространение в белорусской экономике таких явлений как мягкие бюджетные ограничения и коррупция является достаточно точным индикатором доминирования в экономике узких интересов.

Мягкие бюджетные ограничения тесно связаны с государственным сектором экономики и фактически являются институтом, поддерживающим функционирование значительного количества предприятий, контролируемых государством. Несомненно то, что, в связи с сокращением директивного банковского кредитования экономики, в последнее время происходит ужесточение бюджетных ограничений. Однако директивное кредитование – это лишь один из каналов формирования мягких бюджетных ограничений в белорусской экономике. Согласно оценкам МВФ , государственный сектор получает широкую поддержку по различным каналам, включая субсидии, отраслевую и налоговую политику, кредиты и гарантии, реструктуризацию кредитов и урегулирование проблемных долгов. Мягкие бюджетные ограничения отражают политическое и бюрократическое влияние отдельных предприятий, групп или даже отраслей, позволяющее им получать привилегии и перераспределять ресурсы в свою пользу. Это явление наносит ущерб экономическому развитию, поскольку разрушает стимулы к повышению экономической эффективности и позволяет перераспределять ресурсы в пользу неэффективных компаний.

Продолжение следует

Тэги:

, , , , ,

Прогноз курса рубля на неделю 12-17 января

Курс доллара на БВФБ может вырасти на 0,5-1%, причем весьма вероятны резкие колебания курсов валют на бирже с непредсказуемым результатом. Но в понедельник 13 января возможно снижение курса доллара на доли процента. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос примерно в соответствие с прогнозом: на 0,5% (до 2,1193 рубля за доллар).

По какой цене будет покупать газ Беларусь в 2020 году?

Впервые за последние годы Беларусь не подписала с Россией годовой контракт на поставку газа в страну. Временный контракт подписан только на два месяца – январь-февраль. Что будет с поставками газа в Беларусь потом? Чего хочет Беларусь? Белорусская сторона неоднократно озвучивала России свою позицию по газовому вопросу: нужно начать снижение цены на газ уже с 2020

МНС обобщило изменения на 2020 год, введенные указом №503 «О налогообложении»

Министерство по налогам и сборам распространило комментарий к Указу от 31 декабря 2019 года № 503 » О налогообложении». Как отмечено в комментарии, в условиях отсутствия изменений, вносимых в Налоговый кодекс Республики Беларусь в текущем году, Указом от 31 декабря 2019 г. № 503 «О налогообложении»  проиндексированы ставки налогов, установленные в белорусских рублях, размеры доходов

Особенности налоговой оптимизации 2020 года

Наступивший 2020 год без преувеличения можно назвать революционным годом в налоговом законодательстве. При этом указанная революционность для белорусского бизнеса однозначно со знаком плюс. Пожалуй, впервые за последние два десятилетия, государство обошлось без существенных изменений и корректировок налогового законодательства. Соответственно, белорусский бизнес сможет спокойно работать в текущем году по сформированным еще в 2019 году и хорошо

По какой цене будет покупать газ Беларусь в 2020 году?

Впервые за последние годы Беларусь не подписала с Россией годовой контракт на поставку газа в страну. Временный контракт подписан только на два месяца – январь-февраль. Что будет с поставками газа в Беларусь потом? Чего хочет Беларусь? Белорусская сторона неоднократно озвучивала России свою позицию по газовому вопросу: нужно начать снижение цены на газ уже с 2020

Особенности налоговой оптимизации 2020 года

Наступивший 2020 год без преувеличения можно назвать революционным годом в налоговом законодательстве. При этом указанная революционность для белорусского бизнеса однозначно со знаком плюс. Пожалуй, впервые за последние два десятилетия, государство обошлось без существенных изменений и корректировок налогового законодательства. Соответственно, белорусский бизнес сможет спокойно работать в текущем году по сформированным еще в 2019 году и хорошо

Беспилотные летательные аппараты: есть спрос — будет и предложение

Обострение военно-политической ситуации в мире помогает отечественным производителям высокотехнологичных вооружений найти свою рыночную нишу.

Беларусь-Россия: безальтернативный торг за нефть и газ

Минск рискует не добиться нужных результатов в торге с РФ за более приемлемые условия поставок российских энергоносителей (хотя определенные основания для этого имеются). Даже несмотря на то, что в стремлении отстоять свои интересы белорусское стороне пришлось в начале 2020 года добровольно отказаться от поставок российской нефти по причине несправедливо завышенной цены. С 1 января белорусские