• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Недавно белорусское руководство в очередной раз актуализировало тему наращивания и диверсификации экспорта в расчете, что это поможет «вытянуть» нужные показатели роста национальной экономики. Выполнима ли задача?

В майском распоряжении президента Беларуси, которым на премьера возложена персональная ответственность за рост экспорта, критерием его эффективности названо обеспечение товарной и географической диверсификации поставок, а также наращивание экспорта товаров и услуг темпами, опережающими рост импорта.

Руководство Беларуси неслучайно снова заострило внимание на экспортной проблематике. Белорусские предприятия продолжают терять позиции на ключевом для них российском рынке, в том числе из-за протекционизма в отношении местных производителей. Кроме того, Россия с ноября прошлого года ввела квоты на поставки нефтепродуктов в Беларусь, что очень заметно сказалось на показателях белорусского экспорта. Также налоговый маневр в нефтяной отрасли будет с каждым годом ухудшать экспортные позиции Беларуси.

«Экспорт меня волнует больше всего. Потому что это — поступления валюты в страну, без которой нам весьма сложно существовать, да и экономике развиваться также», — подчеркнул А. Лукашенко на совещании в мае.

Показатели не «слушаются»

Премьер-министр Беларуси Сергей Румас на заседании правительства 22 мая заявил, что ситуация с экспортом должна быть исправлена уже в первом полугодии этого года. Но пока сделать это не получается.

Экспорт белорусских товаров в январе-мае 2019 года, по данным таможенной статистики, снизился на 4,1% до 12,9 млрд. долларов, а вот импорт – всего лишь на 0,3% до 15,4 млрд. долларов. В результате объем внешней торговли товарами составил 28,3 млрд. долларов — на 2,1% меньше, чем в январе-мае 2018 года. При этом дефицит внешней торговли товарами Беларуси вырос на 25% и составил 2,5 млрд. долларов.

Министр экономики Беларуси Дмитрий Крутой в интервью телеканалу «Беларусь 1» 21 июля оценил итоги работы белорусской экономики за первые полгода как «нормальные». Он отметил, что ВВП вырос на 0,9% в сложных внешних условиях при плане на 1,8%. По его словам, ряд качественных параметров развития экономики, в частности инфляция и ПИИ, перевыполнены, но количественные параметры — ВВП и экспорт — не достигли прогноза.

При этом Д. Крутой обратил внимание, что экспорт концерна «Белнефтехим» из-за ситуации с «грязной» российской нефтью снизился на 800 млн. долларов по сравнению с прошлым годом и перекрыть такие объемы за счет других секторов было очень сложно. Министр, однако, не упомянул, что на снижение экспортных показателей концерна также уже оказали влияние налоговый маневр в нефтяной отрасли, а также квотирование поставок российских нефтепродуктов.

До идеальной формулы экспорта далеко

На фоне недобросовестной конкуренции, ограничений и запретов в отношении белорусских поставщиков на российском рынке белорусские власти все настойчивее говорят о необходимости достичь идеальной формулы белорусского экспорта: по трети от общего объема на рынки России, Евросоюза и стран дальней дуги. «Тогда экспорт можно считать диверсифицированным», — подчеркнул А. Лукашенко на совещании 22 мая.

Казалось бы, некие позитивные тенденции здесь уже обозначились. По итогам 2018 года доля России в белорусском экспорте снизилась с 44,1% в 2017 году до 38,4%, а доля экспорта в ЕС увеличилась с 26,8% в 2017 году до 30,2%. Однако, понятно, что снижение доли России в белорусском экспорте обусловлено преимущественно за счет «выдавливания» белорусской сельхозпродукции с российского рынка.

В этом году ситуация практически не изменилась. В январе-феврале 2019 года на долю стран ЕАЭС приходилось 41,1% против 40,2% в январе-феврале 2018 года, из них на долю России – 38,6% (38%), стран ЕС – 31,1% (35,6%), остальных стран — 27,8% (24,2%). Импорт из стран ЕАЭС составил 58,3% общего объема импорта (59,8%), из них из России — 58,1% (59,4%), стран ЕС — 17,9% (17,5%), остальных стран — 23,8% (22,7%).

При этом белорусский экспорт по-прежнему сохраняет высокую концентрацию. В 2018 году 81% белорусских экспортных поставок ушло в 10 стран — основных торговых партнеров (в 2017 году было 82,7%).

Ключевые риски основного экспортного рынка

Посол Беларуси в России Владимир Семашко 16 июля заявил журналистам, что Россия была, есть и будет для Беларуси основным рынком. «Это уже, правда, не 53−55% в структуре нашего экспорта, как это было 10−15 лет назад. Это 38,8% по факту прошлого года, но это тоже много», — отметил он.

Между тем, недавно Министерство финансов Беларуси обозначило основные внешние риски для белорусской экономики (сведения размещены в проспекте эмиссии облигаций на 30 млрд. российских рублей). Они преимущественно связаны со взаимоотношениями с Россией. «Беларусь — это страна, возникшая на постсоветском пространстве, и ее кредитоспособность в некоторой степени зависит от отношений с Российской Федерацией, касающихся геополитики, торговли и поставок энергоносителей», — говорится в проспекте эмиссии.

Зависимость Беларуси от России усиливается тем, что Россия — один из ее ключевых кредиторов. За последние 10 лет Москва предоставила Минску кредиты на сумму около 9 млрд. долларов. Но, как отмечается в проспекте, «нет никаких гарантий, что Беларусь продолжит получать аналогичную финансовую поддержку от России в будущем».

При этом Минфин предупреждает, что ослабление курса российского рубля к доллару может привести к ускорению инфляции в России, вслед за чем белорусским предприятиям, использующим российское сырье и комплектующие, придется повысить цены из-за роста издержек. Таким образом трансмиссионный канал через импорт инфляции может привести к дополнительному росту цен в Беларуси. Не исключена также корректировка курса белорусского рубля, поскольку российский рубль занимает в валютной корзине 50%. В свою очередь завершение налогового маневра в РФ означает удорожание импорта нефти для Беларуси, что потребует соответствующего повышения цен на внутреннем рынке и приведет к росту издержек субъектов хозяйствования.

Белорусский экспорт зависим от импорта

Так что пока абсолютно непонятно, как в сложившейся ситуации правительство сможет нарастить экспорт, да еще опережающими в сравнении с импортом темпами.

Белорусская экономика, как известно, является экспортоориентированной и импортозависимой. Соотношение экспорта товаров и услуг страны к ВВП в 2018 году составило 70,3%, импорта — 69,1%, и оптимизировать эти показатели никак не удается. Очевидно, что при таком соотношении желание нарастить экспорт за счет продажи традиционной продукции приведет к адекватному росту импорта. Так что получить нужный результат не получится.

Следует также иметь в виду, что в Беларуси сохраняется высокая доля сырьевой составляющей в структуре экспорта — нефть, нефтепродукты, черные металлы, продукты сельского хозяйства. Эти позиции подвержены серьезным колебаниям цен на внешних рынках. Неблагоприятная ценовая конъюнктура снижает эффективность белорусского экспорта, а благоприятная, напротив, помогает белорусскому экспорту. Отметим, что в 2018 году цены экспорта белорусской продукции выросли на 10,1% по сравнению с 2017 годом, а импорта – лишь на 6,9%, в то же время физический объем экспорта увеличился на 4,8%, а импорта – на 5%.

При этом экспортные возможности для Беларуси на внешних рынках сейчас ограничены — нарастить экспорт в условиях медленного восстановления экономик основных торговых партнеров весьма проблематично.

Глава МИД Беларуси Владимир Макей на семинаре руководителей дипломатических представительств и консульских учреждений в июле констатировал проблемы с выполнением целевых параметров прогноза внешнеэкономической деятельности. По его словам, проблемы в международной торговле, а также разногласия между ведущими экономиками будут оказывать влияние и на внешнеэкономическую деятельность Беларуси. «Идет жесткая и бескомпромиссная борьба во всех регионах за рынки сбыта и сферы экономического влияния», — подчеркнул В. Макей.

Таким образом, очевидно, что сегодня сама структура белорусской экономики и, следовательно, структура внешней торговли Беларуси имеет весьма ограниченный потенциал для наращивания экспорта. Сырьевой экспорт свои возможности практически исчерпал. А нарастить экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью без структурных реформ в экономике, нацеленных на снижение сырьевой импортозависимости, не получится.

Можно ли увеличить экспорт за счет обесценения белорусского рубля?

Директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик на встрече с журналистами, организованной 19 июля Исследовательским центром ИПМ в рамках «Кастрычніцкага эканамічнага форума», отметил, что белорусские власти часто полагались на экспорт как драйвер экономического роста.

«В последний раз такое было во второй половине 2016 года. Но в то время мы реально обесценивались к российскому рублю – российский рубль после кризиса крепчал, и нашим экспортерам было хорошо. Сейчас этот канал тоже возможен, если РФ начнет интенсивно тратить Фонд национального благосостояния», — отметил А. Чубрик.

В то же время эксперт предупредил, что рассчитывать на рост экспорта за счет обесценения реального курса в среднесрочной перспективе нельзя. «Любые попытки «сделать» номинальные показатели приведут к дестабилизации экономической ситуации в стране», — подчеркнул А. Чубрик.

Отметим, что правительство делало ставку на экспорт также и в 2015 году – после того, как стало понятно: за счет стимулирования внутреннего спроса поднять экономику не получится, а российский рынок сузился до минимальных размеров.

Что было сделано для повышения эффективности экспорта? Практически ничего. Более того, правительство пыталось «сохранить в непростое время достижения белорусской экономики». «Наша главная задача — сохранить спокойствие людей, коллективы, их компетенцию, чтобы трудные времена пережить и затем быстро занять те ниши, которые освободились во время кризисных явлений», — заявлял в то время белорусский премьер Андрей Кобяков.

Как видим, просто переждать трудные времена не получилось. Прошло немного времени, и белорусские власти снова «споткнулись» о ту же проблему.

Между тем, опыт создания Парка высоких технологий показывает, что изменить структуру белорусской экономики вполне возможно. Между тем, как отметил А. Чубрик на встрече с журналистами 19 июля, сейчас стабилизировать макроэкономическую и финансовую ситуацию и сбалансировать текущий счет правительству удалось в том числе с помощью Парка высоких технологий

Тэги:

, , , ,

Белорусские банки рискуют остаться без денег, а белорусы – без кредитов

В августе жители Беларуси сняли со своих рублевых депозитов 975,4 млн. рублей, а с валютных вкладов – 624,3 млн. долларов. Нацбанк присоединился к населению, и ограничил свою поддержку банков, которые, в свою очередь, сократили выдачу кредитов населению и подняли ставки по депозитам. Как долго это продлится? Ситуация с рублевыми вкладами выглядит довольно неприятно. Переводные депозиты

Прогноз курса рубля на неделю 21-25 сентября

Курс доллара на БВФБ может снизиться примерно на 1%. Падение курса может оказаться больше, если люди увеличат предложение валюты, опасаясь дальнейшего укрепления рубля. Но в понедельник 21 сентября курс доллара может даже вырасти на доли процента. Средневзвешенный курс доллара на БВФБ на прошедшей неделе, как и ожидалось, снизился, хотя и не так значительно, как прогнозировалось:

Откажется ли Минск от альтернативной нефти в условиях политического кризиса в стране?

Резкий поворот белорусских властей на Восток вызывает закономерный вопрос: не откажутся ли они от альтернативных поставок нефти на фоне обострения экономического кризиса в стране и конъюнктурной привлекательности российской нефти? Когда весной 2020 года мировая цена на нефть рухнула, а экспортная пошлина на российскую нефть в апреле чуть ли не обнулилась, углеводородное сырье их РФ фактически

Кого захотят, того и выберут?

Сложно ориентироваться в политическом закулисье Беларуси, которое переполнено разнообразной информацией — новостями и фейками, ежечасно обновляемыми. Например, по всему эфиру, что называется, из любого утюга, прозвучало заявление белорусского посла в Нидерландах Андрея Евдоченко, которое он сделал в интервью местному телевидению. Заявление неординарное, оно привлекло внимание всех, а многих деятелей заставило нервно вздрогнуть. Оказывается, дипломат высказался

Откажется ли Минск от альтернативной нефти в условиях политического кризиса в стране?

Резкий поворот белорусских властей на Восток вызывает закономерный вопрос: не откажутся ли они от альтернативных поставок нефти на фоне обострения экономического кризиса в стране и конъюнктурной привлекательности российской нефти? Когда весной 2020 года мировая цена на нефть рухнула, а экспортная пошлина на российскую нефть в апреле чуть ли не обнулилась, углеводородное сырье их РФ фактически

До какого уровня упадет курс доллара в сентябре?

После подъема в августе примерно на 9% курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже в сентябре падает. Снижение идет не так быстро как подъем, и существует вероятность того, что к докризисному уровню (2,4 рубля) курс доллара не вернется, затормозив возле 2,55 рубля за доллар. Национальный банк опубликовал данные об итогах торгов иностранными валютами в августе, которые

У белорусских банков уже не хватает рублей

В коммерческих банках Беларуси в последние дни возник дефицит рублей, в связи с чем некоторые банки прекратили выдачу кредитов населению и повысили ставки по рублевым депозитам. Но это, скорее всего, ненадолго. Если дефицит наличной валюты, который наблюдался в августе, еще можно понять – Беларусь ее не печатает, а зарабатывает и одалживает за рубежом, то проблемы

Бунт законопослушных

Александр Лукашенко разделил учителей на две категории – верных и неверных. Верным педагогам он пообещал всю доступную защиту, неверных присудил к изгнанию из школ. В далекие уже времена точно так же разделили журналистов – лояльных ему нарекли «честными», критиковавших его – «нечестными». С той поры в государственных газетах, на радио и телевидении «нечестных» журналистов не