• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Отмена печально известного 488 указа переключила внимание всех бухгалтеров, аудиторов, юристов, экономистов и прочих специалистов, связанных с налогообложением, на оценку возможных последствий принятия статьи 33 Налогового кодекса в редакции, вступающей в силу с 1 января 2019 года. Комментарии и разъяснения настолько разнообразны и противоречивы, что заставляются задуматься о том, каковы же реальные правовые последствия данных налоговых нововведений. К чему реально следует готовиться к бизнесу после принятия новой редакции 33 статьи?

Сроки действия 33 статьи

Первый вопрос, который обсуждается в связи с принятием новой редакции статьи 33, это вопрос о возможности применения этой новации к проверкам текущего года. По мнению ряда экспертов контролирующие органы будут пользоваться новацией 33 статьи уже начиная с проверок текущего года. На практике это означает применение положений 33 статьи к проверкам хозяйственной деятельности предприятий за предыдущие пять лет, то есть за период с 2014 по 2018 годы. Но правомерно ли это?

Напомним, что целым рядом нормативных документов установлен прямой запрет на придание обратной силы нормативным документам, которые либо возлагают дополнительные обязанности, либо ограничивают в правах, либо лишают имеющихся прав.

Данные положения в частности закреплены:

— статьей 66 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2018 г. № 130-З «О нормативных правовых актах».

— статьей 3 Налогового кодекса Республики Беларусь (Общая часть) от 19 декабря 2002 г. № 166-З (с учетом изменений и дополнений);

— статьей 1.5 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21 апреля 2003 года № 194-3 (с учетом изменений и дополнений);

—  статьей 9 Уголовного кодекса Республики Беларусь от 09.07.1999 г. № 275-З (с учетом изменений и дополнений).

В этой связи попытка применения положений 33 статьи Налогового кодекса задним числом, то есть на договорные отношения белорусского бизнеса, датированные периодом раньше, чем 1 января 2019 года является незаконной. Хотя в реальности такое исключить нельзя, что показала правоприменительная практика печально известного указа № 488.

Поэтому работа экспертов в данном направлении должна быть направлена не на дискуссии о возможности или невозможности применения статьи 33 задним числом, а на разъяснения белорусскому бизнесу их прав и на отстаивание интересов бизнеса в возможных спорах с контролирующими органами. Белорусский бизнес и государственные контролирующие органы должны работать строго в рамках законодательства, а значит применение положений статьи 33 задним числом не законно. Все остальные рассуждения — от незнания законодательства или от лукавого.

Оценочные критерии 33 статьи

Второй важной особенностью новой редакции 33 статьи стал вопрос о порядке применения его положений на практике. В частности наибольший интерес представляет ситуация, когда, по мнению контролирующих органов, «основной целью совершения хозяйственной операции являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет, возврат суммы налога (сбора)».

Наиболее продвинутые аудиторы и юристы уже на полном серьёзе рассуждают о том, что под данное положения попадут все хозяйственные операции, заключаемые с индивидуальными предпринимателями, оказывающими услуги. В качестве примера приводятся и управленческие, и маркетинговые, и бухгалтерские услуги и так далее.

После прочтения данных материалов возникают следующие вопросы: «Возможна ли законная работа индивидуальных предпринимателей в сфере услуг в Республике Беларусь или нет?», «Возможно, статья 33 Налогового кодекса каким-то образом запрещает работу с индивидуальными предпринимателями или устанавливает какие-либо критерии и ограничения в данном вопросе?»

Ответ на все эти вопросы один. Статья 33 Налогового кодекса никаким образом не регулирует вопрос об услугах индивидуальных предпринимателей и все рассуждения на эту тему во многом от «излишней продвинутости» некоторых экспертов.

На практике же ситуация следующая. И ранее, то есть до 1 января 2019 года, до принятия новой редакции статьи 33 налоговые органы контролировали работу индивидуальных предпринимателей сферы услуг на предмет экономической обоснованности и целесообразности этих расходов. И ранее у налоговых органов возникали вопросы, когда индивидуальные предприниматели оказывали услуги только одному контрагенту или оказывали услугу на существенные суммы или «очень дорого».

Вопрос заключается лишь в том, как это «очень дорого» обосновать юридически, или, как юридически обосновать неправомерность деятельности индивидуального предпринимателя, даже если он является бывшим работником, но оказывает услуги не одному юридическому лицу. На практике это сделать не так просто и новая редакция статьи 33 здесь не является существенным помощником и вот почему.

Практическая применимость 33 статьи

Третьей важной особенностью новой редакции 33 статьи являются ее оценочные критерии, а также отсутствие четко прописанного порядка наказания за нарушения, изложенные в этой статье. Так, на сегодняшний день четко прописан только первый критерий корректировки налоговой базы, прописанный в пункте 4 статьи 33 Налогового кодекса. Ситуация, когда налогоплательщик сознательно или случайно искажает данные бухгалтерского и налогового учета могут касаться любого налога, а значит, касаются любого белорусского налогоплательщика.

Не столь однозначна ситуация по двум другим критериям. Так, случая когда основной целью совершения хозяйственной операции является уход от налогообложения, на практике, как правило, касается исключительно налога на прибыль, но с определенными оговорками.

Если вернуться к ранее рассмотренному вопросу об оказании услуг индивидуальными предпринимателями, то на практике возможна ситуация, когда услуги предпринимателя оказываются дешевле услуг юридических лиц. Например, в сфере аудиторских услуг. В этой связи возникает вопрос о том, правомерно ли пользоваться аудиторскими услугами юридического лица в том случаи, когда услуги аудитора индивидуального предпринимателя дешевле. Как и по какие критериям будут это оценивать контролирующие органы? Нет ли здесь попытки предприятия уйти от налогообложения? Как можно оценить объем и качество, например, консультационных, бухгалтерских или аудиторских услуг?

Также не понятно и как контролирующие органы будут оценивать ситуации отсутствия реальности совершения хозяйственной операции по договорам сферы услуг. Например, как определить, оказывались ли реально консультационные услуги или нет? И будут ли применяться правоприменительная практика указа № 488 по хозяйственным операциям, связанным с движением товаров или нет? От ответов на этот вопрос и будет зависеть то, как будут применяться положения статьи 33 на практике.

Сейчас же остается вопрос о том, каким образом будут применяться штрафные санкции по налогам, доначисляемым согласно новой редакции статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь. Ограничатся ли контролирующие органы только доначислением пеней и наказанием, предусмотренным Кодексом об административных правонарушениях, или придумают для 33 статьи особый режим наказания, как это было ранее с 488 указом? Пока говорить об этом рано.

В заключении отметим, что правовые последствия новой редакции статьи 33 Налогового кодекса не так очевидны, как это может показаться некоторым экспертам, и во многом зависят от действий самого бизнеса. Именно поступки бизнеса по обжалованию действий или бездействий государственных контролирующих органов, связанных с налоговыми проверками, и определят, какие именно хозяйственные операции будут считаться, направленными на уклонение от уплаты налогов, а какие нет. При этом неоднозначный и зачастую оценочный характер положений статьи 33 позволяет надеяться, что у бизнеса есть хороший правовой шанс на отстаивание собственной позиции. При этом пока сохраняется надежда, что и государственные контролирующие органы будут работать строго в рамках законодательства, а значит, все неточности и неясности будут трактоваться в пользу налогоплательщиков, то есть белорусского бизнеса.

Тэги:

, , ,

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Прогноз курса рубля на неделю 18-22 ноября

Ожидается совпадение нескольких негативных факторов для американской валюты, в связи с чем курс доллара на БВФБ может снизиться более чем на 1%. Уменьшение этого курса на доли процента возможно уже в понедельник 18 ноября. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе не снизился, как прогнозировалось, а вырос, хотя и всего на 0,1%,

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает