• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Вопрос о вступлении Беларуси в ВТО в 2020 году (именно такую задачу поставило перед собой белорусское правительство) снова повис в воздухе. Белорусский президент 5 марта на совещании по вопросам участия в интеграционных структурах и сотрудничества с европейскими организациями заявил, что не подпишет ни один документ по вступлению Беларуси в ВТО, пока ему «на стол не будут положены конкретные преимущества от этого».

Десятилетний опыт Украины, вступившей после 14 лет переговоров в ВТО 16 мая 2008 года, свидетельствует, что интеграции в мировую торговлю нет альтернативы, если власти думают о повышении конкурентоспособности национальных производителей и интересах потребителей.

О результатах для национальной экономики интеграции Украины в мировую торговлю обозреватель БЕЛРЫНКА беседует с главой переговорной группы по присоединению Украины к ВТО Валерием ПЯТНИЦКИМ.

— Валерий Тезиевич, для вас как для главного переговорщика Украины по вопросам вступления в ВТО что оказалось самым сложным?

— Самое сложное было – поменять свое восприятие, а именно: осознать, что если ты работаешь на мировых глобальных рынках, то надо работать по этим правилам, а они — универсальные. Конечно, если ты не хочешь интегрироваться в глобальные рынки, а хочешь самоизолироваться, тогда можешь для себя придумывать что-то другое.

— На политическом уровне в Украине решение было однозначным?

— У нас с политическим решением проблем никогда не было. Политическое решение было однозначным – вступать, а также готовить соглашения с Евросоюзом. И те, кто занимался переговорами и модернизацией национального законодательства, работали, по сути, в технократической системе.

Тем не менее, самым сложным оказался вопрос психологической адаптации. Ведь, по сути, ты находишься посередине между внутренними интересами своей страны и международной системой правил. И самое сложное в данной ситуации — понятно донести информацию и для одной, и для другой стороны. Дальше процесс идет достаточно быстро. Ты меняешь правила, меняешь законы и все больше работаешь в единой мировой системе координат.

Процесс интеграции в мировую торговлю можно сравнить с тем, как специалисты смотрят, к примеру, на кредитный рейтинг. Ведь инвестор принимает решение прийти работать в ту или иную страну в зависимости от того, какой она имеет кредитный рейтинг. Если он инвестиционный, инвестор захочет инвестировать в местные предприятия, если нет, то не станет вкладывать деньги, потому что для него это — очень большие риски. Таким образом, после вступления Украины в ВТО инвестор теперь четко понимает, на что он может рассчитывать с украинским предприятием в международной торговле.

— Как это сработало в отношении украинских предприятий?

— ВТО – это, прежде всего, игра по принятым правилам. Факт присоединения Украины к ВТО позволяет все большему количеству предприятий, которые работают на внешних рынках, адаптироваться к новым условиям. Если же говорить о предприятиях, которые не работают на внешних рынках, то здесь также есть положительный эффект: они подтягиваются к тем, кто движется вперед.

Однако если следовать логике оппонентов интеграции в мировую торговлю, то мы вроде бы должны думать, как избежать конкуренции.

В этой связи приведу такой пример. Когда мы вели переговоры о присоединении к ВТО, технологий 3D еще не было. А сейчас можно установить 3D- принтер и производить детали для ремонта автомобилей. Возникает вопрос: если на эту технологию установить пошлину, поможет ли это национальной экономике? Нет. Потому что потребитель будет искать того, кто быстро и качественно отремонтируем ему автомобиль, а не того, кто станет рассказывать, что ему нужен месяц на доставку той или иной детали, и в результате она будет стоить не 100 евро, а тысячу.

— Повлияло ли вступление Украины в ВТО на структуру ее экономики?

— Не надо фетишизировать ВТО как организацию. Потому что сама Украина и ее экономика за последние годы пережила очень много достаточно сложных процессов. Это и политические процессы, и достаточно сложные взаимоотношения с соседями и т. д., которые лежат за пределами членства страны в ВТО.

Но так или иначе этот шаг повлиял на структуру национальной экономики. Он не мог не повлиять. Потому что в целом это – ломка, уход от советского способа ведения хозяйства и мышления к осознанию того, что рынки работают вне зависимости от того, как мы хотим на них повлиять.

Допустим, вы хотите защитить какую-то отрасль национальной экономики, которая была у вас традиционной. К примеру, это — сельское хозяйство. Когда Украина вступала в ВТО, нам говорили, что наше село погибнет и т. д., и т. п. В итоге могу так сказать: то, что мы экспортировали до вступления в ВТО и после, — разница в 5 раз.

— Однако некоторые эксперты говорят, что на этапе вступления в ВТО Украина недостаточно защитила свои уязвимые отрасли. В результате Украину «пустили» в Европу всего лишь с 10-ю товарными позициями.

— Я отвечал за соглашения Украины с ВТО и за соглашение (об ассоциации – прим. автора) с ЕС. Могу сказать, что нас «пустили» везде – для нас открыли все рынки.

При этом есть товарные позиции, которые квотируются тарифными квотами с нулевой пошлиной, а это — дополнительный стимул для выхода на рынок. К примеру, такая позиция как мед.  До соглашения с ЕС мы экспортировали порядка 25 тыс. тонн меда, сегодня экспортируем 45 тыс. тонн. Мне пришлось много работать с этой товарной позицией. И когда начинаешь работать с конкретным предприятием, у которого есть проблемы с экспортом, то оказывается: очень многое лежит на поверхности, кроется в элементарных вещах — в частности, в санитарных требованиях. А потом они плачутся: ой, в ВТО очень сложные правила.

Надо понимать, что ВТО – это рамка, базовые правила. А как реализовать эти правила, вы решаете самостоятельно в своей стране. То есть, условно говоря, если есть требования к безопасности продукции, то вы сами у себя решаете, как эти требования обеспечить. Если вы этого не делаете, результата не будет. Но не надо после этого говорить, что ВТО вам мешает. ВТО точно не мешает. Ибо ВТО – это всего лишь очень простая общая «рамочка».

К примеру, Украина имеет соглашение с Евросоюзом. Так вот. Правила ЕС позволяют вам по каждому параметру, что называется, дойти до границы и пересечь ее (конечно, если вы соответствуете этим параметрам). Какая у вас задача? Вы хотите всего лишь пересечь границу или хотите, чтобы ваша продукция появилась на полках супермаркетов. Если вы хотите ее продавать, то дальше начинаются вопросы, связанные с маркетингом, с частными стандартами, ибо торговая сеть может устанавливать свои стандарты — упаковке, емкости и т. д. Если вы этому не соответствуете, то никогда со своим товаром не попадете на полку.

Поэтому сама дискуссия — ВТО или не ВТО, как вступление в эту организацию повлияет на национальную экономику – мне кажется несколько странной. Образно говоря, вот есть дорога, на дороге есть разметка, знаки, светофоры. Это — базовая вещь И вы либо знаете эти правила, либо не знаете.

К примеру, украинским металлургическим предприятиям вступление в ВТО дало новые инструменты борьбы против ограничений на экспорт их продукции во многие страны мира.

— Тем не менее, в Беларуси многие по-прежнему опасаются, что вступление в ВТО потребует снижения тарифов и полного открытия своего рынка, что погубит некоторые отечественные предприятия.

— Скажите: кто основной торговый партнер Беларуси и сколько вы торгуете с ЕС? Да, Россия. То есть, у вас на сегодняшний день формально открытый рынок на 50-60%. О каких тарифах вы говорите?

— Как изменился уровень тарифной защиты Украины?

— Да, он изменился. Но ведь это не играет никакой роли. Взять, к примеру, вопрос контрабанды. Разве он регулируется ВТО? Нет. Это — уровень культуры и среды ведения бизнеса, а также тех, кто работает на границе. Если вы ставите бизнес в условия, когда он должен отдать большую часть своей прибыли, то он, естественно, начинает искать пути, как этого не сделать.

— Украина зафиксировала свой статус в ВТО как развивающаяся или развитая страна?

— Мы нигде не декларируем, что мы — развивающаяся страна.

— Удалось ли Украине при вступлении в ВТО отстоять необходимый уровень защиты сельского хозяйства?

— У нас чудесный уровень защиты сельского хозяйства, который позволяет нам сегодня стремительно наращивать и производство, и экспорт. Сегодня у нас нет вопросов с тем, как продать продукцию аграрного сектора.

— Тем не менее, РФ по-прежнему остается главным торговым партнером Украины?

— Часто такие выводы делают исходя из товарооборота, в который включена продукция, связанная с энергоносителями. Географию экспорта мы уже изменили. Произошло смещение направлений поставок со стран СНГ, в основном России, на страны Азии, Евросоюза и Африки.

— Правила ВТО мотивируют украинских производителей предъявлять претензии, активизировать антидемпинговые расследования в отношении некоторой белорусской продукции?

— Что значит претензии? Эти претензии не к Беларуси, – у нас нормальные отношения с Беларусью все эти годы. Вопросы были связаны с отдельными товарными позициями и зачастую со спонтанно принятыми решениями, которые ограничивали традиционно сложившиеся торговые связи.

Мне когда-то в своем статусе тоже приходилось решать эти вопросы. Может быть, мне не нравилось, что эти вопросы решались не в рамках общей системы правил, а потому что мы друг друга хорошо знаем. Да, это тоже хороший способ решения актуальных проблем, но это — не лучший способ с точки зрения прозрачности и предсказуемости. Хорошо, вы какой-то вопрос решили на уровне президентов или премьеров. Но это — не их дело, они не должны решать вопросы отдельных предприятий.

Если мы решаем отдельно вопросы относительно одного бизнеса, завтра – другого, то послезавтра остальной бизнес у нас спросит: может, вы — коррупционер и лоббируете интересы конкретного бизнеса?

— На ваш взгляд, вступит ли Беларусь в ВТО в 2020 году?

— Думаю, в конечном счете Беларусь вступит в ВТО. Да, в июне 2020 года в Астане пройдет министерская Конференция ВТО, — красивый повод вступить. Но мы вступали в ВТО не на конференции — и ничего страшного.

— Эффект вступления в ВТО для Украины сегодня уже как-то можно посчитать?

— Для этого надо анализировать конкретные секторы экономики.

Вот говорят: после присоединения к ВТО некоторые секторы украинской экономики исчезли. Да, исчезли. Условно говоря, у нас раньше было производство витринного стекла. Оно исчезло после того, как мы вступили в ВТО и применили антидемпинговые пошлины по отношению к производителям стекла из РФ и Беларуси. Однако российские и белорусские производители оказались более эффективными. Поэтому конкретные украинские производители в конкретном регионе сначала закрыли одну линию по производству стекла, затем вторую. И что? Разве что-то произошло с экономикой страны? Разве по этой причине в Украине стали меньше строить? Просто те компании, кто строят, выбрали более эффективную продукцию для своего бизнеса.

Да, в этой ситуации нам пришлось делать выбор, чего мы хотим: больше и эффективнее строить новых зданий, в том числе жилья, офисов, или же хотим защитить конкретный сектор?

Далее. Раньше мы, например, все защищали и защищали свое производство автомобилей. Сейчас у нас оно сведено до минимума, хотя при этом активно развивается производство автомобильных комплектующих.

У нас во Львове сейчас нет автобусного производства. Раньше был большой Львовский автозавод, а сейчас его нет. По Киеву ездят белорусские автобусы. Потому что тендер на поставку автобусов выиграл МАЗ. Что в связи с этим мы должны были сделать? Заплакать и сказать, что плохие белорусы? Белорусское предприятие оказалось более эффективным, – цена-качество белорусских автобусов оказалось лучше, поэтому они и выиграли в открытом тендере.

Кстати, мы в ВТО присоединились к Соглашению по госзакупкам. И это позволяет соревноваться на равных условиях украинским, белорусским, немецким и т. д производителям.

— Вас никто не обвинял, что Украина, вступив в ВТО, угробила собственную промышленность?

— С этим, опять же, надо тоже разобраться. В новых условиях какая-то промышленность развивается стремительно, какая-то исчезает. Помню историю с сахаром. Украина в Советском Союзе производила 5 млн. тонн сахара. Советский Союз исчез. Кто виноват, что производство сахара в Украине упало до 2 млн. тонн? Те, кто принял решение по ликвидации Советского Союза, — три человека, подписавшие соглашение в Беловежской пуще?

— В отличие от Украины, в Беларуси до сих пор стараются поддержать крупные предприятия и, если возможно, защитить от конкуренции.

— Когда-то в Украине были заняты огромные площади под выращивание сахарной свеклы, но производительность была минимум в два раза ниже, чем у производителей в Европе, заводов было очень много, но они работали в лучшем случае 45 дней в году. Что произошло в Беларуси? Здесь были построены 4 современных завода, которые работают больше, чем 45 дней в году. У кого будет дешевле сахар?

Чтобы сохранить свою сахарную отрасль, что я должен был сделать? Попробовать защитить свою отрасль. А к чему приведет защита? К тому, что все остальные страны тоже начнут защищаться и мне будет некуда продавать сахар.

Сегодня в Украине производить сахар так, как в Советском Союзе, уже невозможно — в Европе другие требования. Нужно оптимизировать производство. Мы, например, выращивали свои семена для производства сахарной свеклы. Закончилось тем, что сейчас мы покупаем 100% семян, но производительность выращивания свеклы выросла в два раза. Сегодня мы снова экспортируем сахар –в ЕС, Северную Африку. У нас производство теперь стимулируется за счет внешнего спроса. Так была ли бы разумной цель — защитить производителей семян?

Хочу сказать, что десять лет Украины в ВТО продемонстрировали главный и очевидный урок для всех: успешность любого бизнеса зависит прежде всего от его конкурентоспособности, желания и умения работать по новым правилам, а не от протекционизма государства.

Тэги:

, , , ,

Прогноз курса рубля на неделю 20-24 мая

Средневзвешенный курс доллара США на торгах на БВФБ может уменьшиться еще на 0-0,5% на фоне небольшого роста курса российского рубля. В понедельник 20 мая возможно укрепление американской валюты на доли процента. Как и ожидалось, средневзвешенный курс доллара на БВФБ на прошедшей неделе снизился на 0,5% и достиг 17 мая 2,0854 рубля за доллар. Средневзвешенный курс

Зеркало белорусской экономической модели: долги предприятий превысили объем ВВП страны

Эксперты считают, что высокая закредитованность белорусских предприятий – следствие экономической модели их развития, в основе которой лежит долговое, а не долевое финансирование. Правительство предпринимает попытки решить проблему через внедрение на предприятиях корпоративного управления. Промышленные предприятия заплатили за кредиты на четверть больше, чем заработали На 1 января 2019 года общая задолженность предприятий страны достигла 123,6 млрд.

Около 60 белорусских предприятий полностью или частично закрыты для поставок на российский рынок — Лукашенко

Александр Лукашенко проводит сегодня совещание по экономическим вопросам. Он заявил, что важнейшим для него является вопрос экспорта и также отметил ряд проблем с поставками в Россию. «Второй вопрос — он так и не снят — поставки сельхозпродукции на российский рынок. По моей информации, на сегодня около 60 белорусских предприятий полностью или частично закрыты для поставок

Как два миротворца войну начинали

Обычно говорят, какую страну потеряли, сетуя на исчезновение с политической карты мира СССР. Который победил фашизм, а жители оставленного им геополитического пространства с каждым новым годом с нарастающим неистовством празднуют день победы. День победы страны, которой давно уже нет. Мистика какая-то! Притом, что «повторение прошлого» никому никогда не удавалось. И сейчас, если повторение начнется, то

Нефтяной капкан

Ситуация с поставками некачественной российской нефти на белорусские НПЗ должна стать поучительным уроком для Беларуси. Нужно не заявлять, а наконец-то реально диверсифицировать поставки нефти, чтобы отечественные заводы снова не оказались в подобном положении. Белорусские НПЗ как вынужденные «фильтры» За последние десятилетия белорусские НПЗ впервые столкнулись с такой масштабной проблемой по вине российского поставщика трубопроводной нефти.

Зенитные ракетные комплексы: а что скажут в ОДКБ и НАТО?

Практически никто не сомневается в том, что одной из важных тем переговоров Александра Лукашенко и Реджепа Эрдогана во время визита белорусского лидера в Анкару были вопросы военно-технического сотрудничества. Хотя визит президента Беларуси в Турцию состоялся еще 16 апреля, в экспертном сообществе продолжают обсуждать его итоги. Несмотря на разногласия в деталях комментаторы единодушны в том, что

Послание как повод порассуждать о справедливости

Экономика – наш неоспоримый приоритет. В этом белорусов постоянно пытается убедить глава государства. Но нет правил без исключения. Состоявшееся 19 апреля очередное ежегодное послание к белорусскому народу и Национальному собранию, неожиданно таким исключением и стало.

Сможет ли Беларусь скорректировать цены на российскую нефть из-за снижения ее качества?

Проблемы, с которыми столкнулись недавно белорусские НПЗ из-за резкого ухудшения качества российской нефти, дают шанс белорусской стороне пересмотреть подходы к ценообразованию на поставки российской нефти Urals. Белорусская сторона вносит этот вопрос в повестку переговоров постоянно, но безрезультатно. Получится ли на этот раз? Качество Urals падает давно Негативная ситуация с поставками нефти через трубопровод «Дружба» проявилась