• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Если дело относится к местным выборам, то фразу, вынесенную в заглавие моих заметок, можно считать аксиомой избирательного процесса. Слова к этому политическому действу находятся у специалистов, или у общественных активистов и политиков, или у тех людей, которые уверились в совершенство этой процедуры.

Например, известный многим чиновник, общественный и политический деятель Геннадий Давыдько изложил свое мнение по этому поводу забавным образом. Мол, наши люди так устроены, что, если в обществе все хорошо, они успокаиваются и теряют активность. А сегодня именно такой момент — белорусы, убаюканные ощущением стабильности, монолитности и покоя, поддаются на манок: зачем голосовать, ведь и без того все проголосуют.

Как положено.

О роли статистики

Вот таким способом г-н Давыдько пробовал оправдать  малую активность избирателей, помочь в этом деле ЦИКу и ее председателю, но там в услугах посторонних и заинтересованных не нуждаются. Выступая перед журналистами, Лидия Ермошина выразила удовлетворение завершившейся кампании. Она оказалась результативной, более демократичной по условиям предыдущей, явила миру более интересный сценарий выборов. «По крайней мере, в Минске».

У г-жи Ермошиной нашлось еще множество интересных и специальных слов о кампании, которая «существенно обогатила правоприменительную практику организации и проведения выборов». Как бы возражая г-ну Давыдько, по ее мнению, избиратели «скорее интересуются выборами, чем проявляют пассивность». Тем более, что официальная явка избирателей составила 77,23%, все местные советы избраны.

Как в этой связи не вспомнить слова руководителя государства, обращенные к милиции, которая, впрочем, исполняет хоть и подчиненную, но исключительную роль в описываемом мною политическом процессе. Стоит, например, милиционер с заготовленной репликой «чего изволите, гражданин», но каждый понимает, что перед ним герой, способный довести эпизод до кульминации всего действия. По первому свистку начальства. Так вот, Александр Лукашенко засомневался в объективности ведомственной статистики, предположил, что ее данными манипулируют. Мол, официальные цифры показывают, что преступность за год снизилась на 7,1%: «Может, у нас скоро вообще преступности не будет?».

Правда, Лукашенко уточнил, что министр внутренних дел стремится исключить эту «полковую статистику». Это похвальное стремление, но «нужен результат». То есть результат — искоренение преступности, по меньшей мере, статистические данные должны соответствовать реальному положению дел. И с этим делом вечные взаимные претензии. Преступления совершают одни люди, раскрывают преступления другие. И те, и другие кормятся преступностью, но одни статистику не ведут, другие все случаи учитывают, поскольку по ним оплачивается их работа. Следовательно, им нужна статистика двух видов: по количеству отловленных преступников (абсолютные показатели) и по относительному снижению преступности за данный отчетный период по сравнению с предыдущим.

А работодатель (правительство) пробует сочетать в этой статистике несовместимое — абсолютный рост пойманных милицией преступников (отлично поработали наши органы в истекшем году, удвоили численность взяточников и насильников!), с одной стороны, но при этом растет преступность в целом, с другой стороны. Это самым непосредственным  образом разбивает стремление правительство брод перейти, башмаков не замочив.

У него права нет

Разумеется, это идеальная ситуация, к которой стремятся и правительство, и органы, понимая, что она не достижима, но по-разному. Статистика правонарушений создается органами правопорядка. Иной статистики нет в стране и быть не может. Но правительство (работодатель, в нашем случае — руководитель государства), раздавая настоятельные рекомендации милицейским чинам «жить не во лжи» и мерить по правде, советует им не забывать о его интересе в этом деле.

А между тем, в этой статистике не может быть ничего, кроме данных, которые содержатся в сводках органов. Случайно ли это, что три из семи видов преступлений, количество которых увеличилось, имеет коррупционную природу. В частности, дел за взяточничество в 2017 году по сравнению с 2016 годом возбуждено в полтора раза больше, за злоупотребление властью — почти на четверть больше.

Коль руководитель поставил задачу искоренить коррупцию, то ловить вам — не переловить, сажать — не пересажать.

Например, публика не устает рассуждать о несовпадении количества пришедших голосовать у них, и у комиссии. И с таким же усердием  регулярно эти претензии отвергаются Лидией Ермошиной. Мол, никакие другие подсчеты, помимо подсчетов бюллетеней в урнах, не являются легитимными. Разумеется, не являются. Обыватели постоянно говорят, что комиссии подбрасывают бюллетени в урны голосования. Но и эти подозрения относятся на счет слухов, сплетен и сознательных провокаций.

А на нет, и суда, разумеется, нет. Нет суда над участковой избирательной комиссией, поскольку она контролирует и количество посетивших кабину для голосования избирателей, и бюллетени пересчитывает. Гражданам ничего достоверного о судьбе своего голоса сказать не могут. Им остается только верить (или не верить) в сведения избирательной комиссии, или в итоговую статистику ЦИКа. А в ней не может быть ничего, что содержится в сведениях участковых комиссий. И это звучит как приговор гражданину, афористично изложенному г-же Ермошиной: «У обычного человека никакого права, кроме как прийти и проголосовать, нет».

На нет, и суда нет.

Как создавалась путинская вертикаль

Если верить этой статистике, то «обычному человеку» не сложно определиться со своим местом в раскладе политической игры, в которой он участвовал. А если не верить?

Когда Путин приступил к формированию, к слову, намного позже Лукашенко, он отменил выборы губернаторов населением и установил порядок их самочинного назначение на должность. Остальные (местные) выборы сохранились, что было нерациональным. Губернатор со своей командой по-любому мог получить нужные результаты на местах. Какой он губернатор, если проиграет демократические муниципальные выборы. Право же не проиграет.

Чтобы больше упростить принятую в то время в России модель «управляемой демократии», 17 ноября 2006 года был принят закон, который, среди прочего, отменял минимальный порог явки избирателей на выборах любого уровня.  До этого существовали пороги: выборы в Госдуму Федерального собрания — 25%; выборы Президента России — не менее 50%; региональные выборы — 20%. Комментариев было множество. Из самых популярных такой: «Сколько бы ни пришло людей, выборы все равно признают. А совсем никто не прийти не может. В любом случае, придут те, кого избирают. Родственники их придут, друзья и знакомые. А еще те, кому может быть выгодным избрание того или иного кандидата. Так что хоть кто-то проголосует…»

Хорошие политтехнологи, скромный административный ресурс — и вертикаль добивается нужного результата. Причем без очевидных фальсификаций в ходе голосования.

«Прочее» в новом законе — это стремление совершенствования ряда избирательных процедур определение мер, направленных на противостояние экстремистской деятельности в ходе выборов. В частности, уточняются позиции политических партий в избирательной комиссии, а также регламент, который позволяет предотвратить проникновению во власть мафиозных и экстремистских элементов. Таким образом, власть показывает, что выступает за себя, за демократию и порядок. При этом, как утверждали критики-оппозиционеры, если явка составила менее половины избирателей, то результаты выборов не отражают интересов всего общества.

Именно с ними проявила солидарность Лидия Ермошина, которая публично высказалась против такой новации в Беларуси. По ее мнению, отмена минимального порога явки избирателей негативно сказывается на легитимности власти, как в глазах международного сообщества, так и среди граждан страны. В Беларуси это нецелесообразно, и потому не планируются. Поскольку любой орган власти должен быть представительным, а это возможно лишь при условии, что он представляет интересы всего общества, а не заинтересованного меньшинства.

Принципиальная поборница народовластия

Дословно: «С отменой минимального порога явки избирателей ситуация, когда небольшое количество человек, явившихся на выборы, смогут решить судьбу большинства граждан, станет реальной. Введение данной нормы будет способствовать также тому, что общество и государство дистанцируются друг от друга».

Принципиальная поборница подлинного народовластия в Беларуси была убеждена, что необходимо повышать процент явки в первую очередь путем стимулирования граждан к осуществлению своего конституционного права. Таким образом, речь о конституционном праве гражданина. На самом же деле, как призналась недавно сама г-жа Ермошина: «У обычного человека никакого права, кроме как прийти и проголосовать, нет». То есть переступив порог избирательного участка гражданин, наделенный своим конституционным правом, превращается в «обычного человека, лишенного всех прав».

Удивительная диалектика, точнее софистика, практикующая жонглированием словами и понятиями.

А в 2006 году г-жа Ермошина посочувствовала своим коллегам: «Если существуют такие проблемы, то, может стоить внести изменения в Конституцию Российской Федерации, отменяющие свободную явку на выборы». Игра, что называется, «на тоненького», но ирония убийственная.

Главным достижением причастных к белорусской политике лиц считается достижение социально-экономической стабильности в стране. Причем, она признается настолько основательной, что многие противники режима, отчаявшись найти действенные аргументы против, только разводят руками — это не стабильность, а «стабилизец».

На самом же деле, в стране много чего происходит само собой (по жизни) и благодаря сознательной деятельности заинтересованных и могущих людей. К числу таких неравнодушных и уполномоченных, принадлежит сам руководитель государства. Несомненно, он является основным публичным новатором страны, но, возможно он является и единственным креативщиком, поскольку всякая его идея опирается на весь государственный ресурс и, таким образом, принимается к исполнению. И всегда получается результат, хотя не каждый из них можно считать удачным. Для нас и для него

На пути к политическому бессмертию

В 2004 году Лукашенко инициировал общереспубликанский референдум, в котором попросил белорусов ответить, разрешают ли они ему участвовать в качестве кандидата в президенты в выборах президента. Согласно Конституции, лицо, занимавшее президентский пост два срока подряд, действовавший президент, к выборам не допускался. Референдум это ограничение снял: как сообщил ЦИК, 79,42% избирателей ответили на вопрос удовлетворительно, и Лукашенко получил возможность участвовать и побеждать на всех последующих выборах. Он участвовал в 2006, 2010, 2015 годах.

И все это породило нежелательные ассоциации у многих. Как и каким образом получается, что, выбирая своего президента, мы получаем одного и того же? Вроде бы демократичность процедуры и удивительная легитимность этой фигуры, но создается впечатлении, «что общество и государство дистанцируются друг от друга».

Видимо, для того, чтобы развеять эти сомнения, возможно, поколебать свой имидж последнего диктатора Европы в глазах мировой общественности, в начале 2010 года, он инициирует 6 изменений в избирательное законодательство. Устанавливалось, что избирательные комиссии не менее, чем на 1/3 могут состоять из представителей политических партий и организаций, политические партии получали право выдвигать своих кандидатов во всех избирательных округах независимо от того, есть там их ячейки или нет. Кандидаты получили право создавать индивидуальные избирательные фонды, а для наблюдательных комиссий предусматривалась возможность присутствовать при процедуре подсчета голосов.

Все эти замечательные изменения давно были оценены по достоинству в теории и на практике. Но вот исключение порога явки избирателей на местные выборы, это принципиально. Напомню, еще 2006 году такую возможность для выборов всех уровней исключали, а через четыре года — пожалуйста.

Когда во время последних выборов журналисты стали писать, что досрочное голосование не отличалось массовостью, тогда Геннадий Давыдько выступил со своей интерпретацией — не хотят голосовать, потому что в доме порядок. Благодаря Богу и властям. А вот если грянут большие потрясения, то всякий внесенный в список побежит на участок для спасения страны.

Грядет революция!?

Можно сказать, верноподданное заявление бывшего лицедея, который нашел свое место по жизни. Но оказался никчемным политиком, суетливым в моменты, когда следует помолчать. Увидев это, г-жа Ермошина поспешила спасать ситуацию. Она напомнила всем, что явка избирателей является свободной, соответственно, выборы состоятся при любой погоде и явке. Следовательно, никто их не оспорит, не бойкотирует. Именно для этого вносилось изменение в законодательство.

Что до остального, то никто не собирается мириться с низкой явкой. В Беларуси есть кому повысить ее процент, стимулирую избирателей к реализации их конституционного права. При этом арсенал стимулов может быть не вполне законным и не вполне, скажем так, конституционным.

Принципиальная поборница подлинного народовластия в Беларуси была убеждена, что необходимо повышать процент явки в первую очередь путем стимулирования их к осуществлению своего конституционного права. Если сомнения есть, то при виде официальной явки — 77,23%, они отпадают. Не надо помогать Ермошиной делать ее работу, она в ней все понимает и ее любит.

При более ¾ принявших участие в выборах, местную власть можно представлять как исключительно легитимную. Это лекало для надвигающихся более серьезных кампаний. Продемонстрировав полное единство властей с народом на муниципальном уровне, власти не могут «проиграть» парламентские выборы, а на этом фоне президентские выборы никто под сомнение поставить не может.

По крайней мере, убедительно.

А после? Напрашивается конституционный референдум, который вряд ли кто-то назовет государственным переворотом. Это будет политическая революция. Если эту возможность обсуждать, то она выглядит по-ленински: вчера было рано, завтра будет поздно, надо начинать сейчас.

Тэги:

, , , , , ,

Прогноз курса рубля на неделю 26-30 октября

Ослабление доллара на БВФБ может продолжиться, но не так быстро, как на прошедшей неделе, то есть его курс может опуститься примерно на 0,5%. При этом возможны резкие колебания курсов. В понедельник 26 октября курс доллара может снизиться на доли процента. Как и прогнозировалось, средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже за неделю значительно снизился: на

В МГЛУ, БГУКИ и БрГТУ — новые ректоры

Сегодня назначены новые ректоры в  МГЛУ, БГУКИ и БрГТУ —  сообщает телеграм-канал Пул первого. Ректором Минского лингвистического университета ( МГЛУ) назначена МГЛУ — Наталья Лаптева (до этого возглавляла факультет немецкого языка). Напомним, в этом вузе отмечены самые массовые и активные протесты студентов. Также вуз попал в скандал в связи с тем, что бывшая ректор вызвала

До какого предела поднимутся ставки по валютным вкладам?

Белорусские банки лихорадочно повышают ставки по валютным вкладам населения, но это не может остановить отток валюты физических лиц, которые в сентябре сняли со своих депозитов 469,6 млн. долларов. Можно ожидать, что эти процессы будут продолжаться, причем довольно долго. Впрочем, отток вкладов в сентябре оказался меньше, чем в августе, когда сумма валютных депозитов населения сократилась на

Цена «газового счастья» для Беларуси

Удастся ли белорусским властям теперь, на фоне политического кризиса в стране и демонстрации попыток активизировать союзнические отношения с РФ, добиться заветной цели – снизить цену на газ на долгосрочную перспективу? Министр энергетики РФ Александр Новак совсем недавно в отношении предстоящих переговоров по условиям поставок газа в Беларусь был настроен весьма оптимистично. По его словам, стороны

В Беларуси началась кредитная накачка экономики

Причиной девальвации белорусского рубля в августе стал не только рост спроса населения на валюту, но и резкий рост объемов кредитования белорусскими банками предприятий, только за август набравшими 1,15 млрд. рублей кредитов. Оплатил этот бум заимствований Нацбанк, предоставивший банкам 2 трлн. рублей. В третьей декаде августа в Беларуси возник ажиотажный спрос на иностранную валюту, а Национальный

Нужен ли Беларуси свой порт в России?

Логистика экспорта внешних грузов в Беларуси сейчас подчинена одной цели – получить максимальную эффективность, что достигается благодаря диверсификации потоков, в том числе через порты стран Балтии. Теперь же белорусские власти в угоду политике в очередной раз предпринимают попытки сломать годами сложившиеся логистические связи и направить белорусские грузы в российские порты. При этом платить за неэффективную

Откажется ли Минск от альтернативной нефти в условиях политического кризиса в стране?

Резкий поворот белорусских властей на Восток вызывает закономерный вопрос: не откажутся ли они от альтернативных поставок нефти на фоне обострения экономического кризиса в стране и конъюнктурной привлекательности российской нефти? Когда весной 2020 года мировая цена на нефть рухнула, а экспортная пошлина на российскую нефть в апреле чуть ли не обнулилась, углеводородное сырье их РФ фактически

До какого уровня упадет курс доллара в сентябре?

После подъема в августе примерно на 9% курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже в сентябре падает. Снижение идет не так быстро как подъем, и существует вероятность того, что к докризисному уровню (2,4 рубля) курс доллара не вернется, затормозив возле 2,55 рубля за доллар. Национальный банк опубликовал данные об итогах торгов иностранными валютами в августе, которые