• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Белорусские предприятия скатываются в долговую яму. Тому пример: объем валовой добавленной стоимости промышленных предприятий страны за 9 месяцев 2017 года составил 20 млрд. рублей, а платежи по кредитам и займам — 22 млрд. рублей. То есть, в прошлом году но не только не сумели покрыть свои старые долги, но «закопались» в долгах еще глубже.

Есть ли выход из этого кредитного тупика? Дискуссия на эту тему развернулась на заседании Республиканского клуба директоров (РКД) 24 января.

Промышленность в 2017 году была драйвером экономического роста

Не похоже, однако, что эта сегодняшняя основная головная боль промышленников занимает первую строчку в правительственной повестке.

Юрий ЧЕБОТАРЬ

Заместитель министра экономики Беларуси Юрий Чеботарь, комментируя на заседании РКД итоги прошлого года, обратил внимание на позитивные моменты – грамотные решения по стабилизации макроэкономической ситуации, что привело к снижению примерно в два раза ставок по коммерческим кредитам, рост ЗВР, а также рост ВВП на 2,4% и т. д.

Основным драйвером экономического роста в Беларуси в 2017 году стала промышленность, — по итогам года она показала рост на 6,1%. По словам замминистра, положительная динамика отмечена почти во всех отраслях обрабатывающей промышленности, но лучше всего сработали модернизированные отрасли, работающие на отечественной сырьевой базе: деревообработка (+14,4%), легкая промышленность (+4,9%), производство стройматериалов (+7,7%).

Чиновник также обратил внимаю на стабилизацию ситуации в машиностроении. В частности, в таких отраслях, как производство машин рост в прошлом году составил 26,5%, производство электрооборудования — 5,5%. Производство грузовых автомобилей выросло на 49,5%, карьерных самосвалов — на 67,7%, станков для обработки металлов — на 40,8%).

Порадовали правительство и качественные показатели работы промышленных предприятий. Рентабельность продаж за 11 месяцев 2017 года увеличилась с 8,1% до 9,6% чистая прибыль — на 46,9%, а складские запасы снижены до минимального за последние 5 лет уровня — 61,3% к среднемесячному объему производства, при этом вырос удельный вес рентабельных организаций — с 78,6% до 82,9%.

В качестве еще одного достижения отечественной промышленности Ю. Чеботарь отметил тот факт, что белорусские предприятия в прошлом году удержали свои позиции на ключевых рынках (они экспортируют более 60% продукции).

Бадей: оснований для оптимизма не вижу

Георгий БАДЕЙ

Комментируя итоги минувшего года, почетный председатель правления Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени М. С. Кунявского (БСПН) Георгий Бадей в интервью БЕЛРЫНКУ отметил, что прошлый год был для Беларуси достаточно благоприятным с точки зрения конъюнктуры на основных рынках, благодаря чему и обозначились положительные сдвиги в экономике. «Новых драйверов роста я не вижу. Существенных изменений в экономической политике в прошлом году не произошло», — подчеркнул Г. Бадей.

По его словам, проводимая правительствам жесткая кредитно-денежная политика дала результаты с точки зрения замораживания цен, при этом в России начался экономический подъем, вследствие чего и возрос спрос на белорусскую продукцию.

«Но у меня нет большого оптимизма насчет будущего белорусской экономики. У нас в качестве достижения называют низкий уровень инфляции. Но ведь инфляция упала не благодаря тому, что снизились издержки производства, а за счет снижения совокупного платежеспособного спроса. Реальные доходы населения в течение трех лет снижались (и, соответственно, они не могли показать роста), в этом году они вроде бы показали рост – и то лишь в ноябре, а до этого было падение реальных доходов», — подчеркнул Г. Бадей.

По его словам, правительство могло бы гордиться, если бы смогло добиться снижения инфляции при увеличении спроса и снижении издержек. «Вот это позволило бы нам действительно говорить о повышении конкурентоспособности наших предприятий в будущем. А так мы, конечно, достигли определенных результатов, но это – весьма шаткое положение. Какой ценой достигнута стабилизация? У предприятий нет оборотных средств, зарплату они выплачивают за счет кредитов. В таком положении ни о каком развитии не может быть речи», — подчеркнул Бадей.

По его словам, самая большая проблема для промышленных предприятий в 2018 году: как выжить финансово – купить сырье, выплатить зарплату и оплатить налоги. «Но несмотря на кризисную финансовую ситуацию на большинстве отечественных предприятиях, в 2018 году во взаимоотношениях предприятий с бюджетом ничего не меняется», — констатировал эксперт.

Он отвечает, что относительно низкая ставка рефинансирования сегодня не добавляет оптимизма промышленникам: «если предприятия не могут рассчитаться по старым долгам, зачем брать новые кредиты зачем – они лишь усугубляют их ситуацию?».

«Более того, в последнее время раздаются голоса, что снизилась доступность кредитов – наши банки не имеют белорусских рублей для кредитования. В Нацбанке отвечают: если банк захочет прокредитовать предприятие, то найдет возможность. Но у банков высокие требования по привлеченным ресурсам – особенно в валюте – 17%, а их надо отрабатывать», — отметил эксперт.

По его словам, «просматривается ненормальное отношение к банкам». «Говорят, что у банков большие прибыли и их надо уменьшить — так это же уменьшение платежей в бюджет. Была бы конкуренция между банками, они не продали бы свои ресурсы дороже, чем они стоят», — заметил Г. Бадей.

Он считает, что в последнее время чувствуются перегибы в монетарном регулировании кредитно-денежной политики. «Думаю, что это в целом будет отрицательно сказываться на экономике. Лучше, если бы мы добивались стабилизации за счет сокращения бюджетных расходов: чтобы они не разбазаривались, как это сегодня иногда происходит. А у предприятий нужно меньше забирать, чтобы у них был смысл работать и развиваться», — подчеркнул эксперт.

Предприятия с «черной меткой» брошены на произвол судьбы

На заседании РКД обсуждение проблемы долговой задолженности белорусских предприятий вылилось в долгую дискуссию. Одним из основных ее «застрельщиков» стал генеральный директор ООО «Центр Бизнес Развития» Наум Кац.

Наум КАЦ

«Вы зажали инфляцию, зажали финансы – идет ужесточение монетарной политики, — обратился выступающий к чиновникам. — Но сейчас кривая дошла до нижней точки, когда банки на местах зажаты инструкциями Нацбанка: 8 лет назад банкир мог прокредитовать предприятие, а сейчас филиальные банки лишены этого права. Речь идет не о смягчении денежно-кредитной политики, — нужно дать возможность на местах в рамках компетенции региональных банкиров принимать решение по кредитованию. В 2018 году надо дать немножко слабину, хотя это не значит давать кредиты кому попало».

Выступающий обратил внимание, что сегодня у крупных предприятий есть возможность пойти на прием к президенту или к премьеру и попросить о помощи, а у малых предприятий такой возможности нет, хотя «все брали кредиты в 2010-2012 годах по одной ставке, а отдавать надо сегодня, когда экономика прогнулась».

Да, продолжил он, поддерживать монетарную политику надо. Но в Беларуси сегодня практически нет предприятий, не имеющих «черной метки» (просроченного кредита). «Поэтому нужно давать «слабину», дать право банкирам на ошибку, – слишком перепуганы на местах банкиры. Это мое субъективное мнение, которое слышу на местах, пообщавшись более чем со 100 предприятиями», — отметил Н. Кац.

Пытаясь убедить чиновников, он обратил внимание, что сейчас в стране поддержка валютных резервов идет за счет физлиц, «а если экономику не подпитывают юрлица, то не будет серьезного роста, если мы говорим о будущем».

Ключевой вопрос: что делать с долгами?

Начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрий Мурин возразил выступающему: на местах политика кредитования коммерческих банков определяется их бизнес-моделью, — Нацбанк на нее не влияет.

Дмитрий МУРИН

«Говорят, мол, Нацбанк зажал настолько, что не дает кредиты. Не соглашусь. Центральный банк не ограничивает возможности конкретных банков в кредитовании заемщиков. Возможность кредитов для бизнес-сообщества определяется стоимостью кредитов. На наш взгляд, здесь Нацбанк добился существенного прогресса. По прошлому году снижение ставки произошло с 20% до 11% — это существенный шаг», — отметил банкир.

«Второй момент. Надо понимать, что кредиты не могут в целом по экономике расти на большую величину, которая не давала бы эффекта с точки зрения макростабильности. По прошлому году кредиты в целом по стране выросли более чем на 10%. Эта та величина, которая позволяет экономике, с одной стороны, развиваться, а с другой, не создает инфляционного давления и не приводит к макроэкономической нестабильности и разбалансировке на валютном рынке. На год мы видим темпы кредитования порядка 9%-12%. На наш взгляд, этого достаточно, чтобы те предприятия, которые имеют нормальный бизнес-план, успешно развивались», — пояснил Д. Мурин.

По материалам презентации начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрия Мурина на заседании Республиканского клуба директоров, 24 января 2018 г.

По его словам, основная проблема предприятий реального сектора с точки зрения кредитной нагрузки – не в процентных платежах. «Многие предприятия настолько закредитованы, что не могут обслуживать накопленный объем долгов, чтобы брать новые кредиты. На наш взгляд, именно это — ключевая проблема для получения новых кредитов. Мы говорим в целом про картину, которая складывается в экономике. Нам надо решать проблему с долгом и использованием дополнительных инструментов, которые позволяли бы предприятиям, накопившим большой долг, решать свои финансовые проблемы с помощью других финансовых инструментов», — подчеркнул банкир.

По материалам презентации начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрия Мурина на заседании Республиканского клуба директоров, 24 января 2018 г.

«В чем же тогда смысл того, что вы повысили резервные требования к банкам, — таким образом вы, по сути, ограничиваете объемы кредитования, что не совсем отвечает интересам ни коммерческих банков, ни предприятий?» — спросил Г. Бадей.

«Когда говорят, что мы повысили резервные требования к банкам и тем самым ограничили возможность кредитования, это не совсем верно. Давайте посмотрим на 2015-2016 годы. У банковской системы сформировался громаднейший профицит ликвидности. Что это означает? Что банки имеют большой пассив и не знают, куда вложить – у них нет клиентов, которым можно выдать кредиты. Так было и в 2016-2017 годах, и остается на текущий момент. Часто в СМИ появляется информация, что банковская система испытывает дефицит ликвидности. Это неправда. Банковская система в среднесрочной перспективе остается в профиците. Да, есть среднемесячная динамика, когда предприятия уплачивают налоги и ликвидность ухудшается. Но после того как деньги возвращаются в экономику, снова формируется профицит», — рассказал банкир.

Он пояснил, что когда в банковской системе был сформирован профицит (а он в середине 2017 года доходил до 1,5-2 млрд. рублей, — это очень большие цифры для нашей страны), именно в этот период Нацбанк задействовал механизм повышения резервных требований. «И это никоим образом не ограничивало банки в выдаче кредитов своим клиентам. Больше скажу. Посмотрел на банки, которые жаловались, но у них кредитный портфель рос быстрее, чем в среднем по системе. Это говорит о том, что если у банка есть хороший заемщик, с которым он готов работать, то он даже в условиях текущего дефицита ликвидности изыщет ресурсы, чтобы сохранить клиента. На мой взгляд, надо искать причину того, что вы не получили кредит, не в Нацбанке, а в том, что по каким-то причинам вы не удовлетворяете банк как надежный заемщик», — отметил Д. Мурин.

Этот комментарий директорскую аудиторию не успокоил. «90-95% кредитов банков, которые были выданы в 2017 году, – это перекредитование. Если уберем перекредитование, то дефицит ликвидности банков вырастет приметно в 3 раза. Потому что есть обязательное кредитование для крупных предприятий и есть необходимое кредитование банков — потому что заемщик сам не может отдать», — отметил Н. Кац.

Он выразил твердое убеждение, что пока правительство не разберется в плохих пассивах, на стабильный экономический рост не стоит рассчитывать. «Ситуация следующая: несколько лет назад клиент брал кредиты под 30-34%, чтобы выживать, а сегодня ему надо вернуть кредит, а у него баланс «грязный». И такая ситуация у 90% предприятий реального сектора. Еще недавно предприятия везли в Россию продукцию по любой цене, и они были готовы производить больше, покупали оборудование. А сегодня спрос упал, он ниже, чем мощности белорусских предприятий, а мы экономически не готовы снизить цены на 15%-20%», — констатировал ситуацию выступающий.

При этом обратил внимание, что по «Камволю» белорусские власти вопрос решили — бюджет на это пошел. Для справки: ОАО «Камволь» в 2018 году получит государственную поддержку в виде уплаты из республиканского бюджета ежемесячно 100% ставки по кредитам, полученным предприятием в ОАО «АСБ Беларусбанк» для реализации инвестиционного проекта по модернизации производственного корпуса. «Но для предприятий другого уровня этот вопрос не решается. Фактически сегодня 80% предприятий брошены на произвол судьбы – выплывут- не выплывут… Думаю, выплывет немного. Если ты имеешь черную метку, то не можешь перекредитоваться ни в одном банке», — заявил Н. Кац.

В этой связи Г. Бадей назвал ситуацию в промышленности «ужасной». «Сопоставил объем валовой добавленной стоимости в промышленности – за 9 месяцев 2017 года она составила 20 млрд. рублей, а платежи промышленных предприятий по кредитам и займа составили за это время 22 млрд. рублей. То есть, то, что они заработали, не только не покрыло долги, но еще больше закопало их в долговую яму. А им ведь надо платить зарплату, оборотные налоги, покупать сырье и материалы, не говоря о развитии. Я абсолютный сторонник жесткой монетарной политики правительства. Но я говорю: может быть, Нацбанк пережимает здесь?» — сказал Г. Бадей.

В ответ Д. Мурин заметил, что основной объем платежей в общей сумме (22 млрд, рублей) приходится на основной долг предприятий. «Это говорит о том, что предприятия закредитованы. Процесс (накопления долгов. – Прим. ред.) продолжается, потому что основная масса предприятий, набрав долги, вынуждена их постоянно рефинансировать. Проблема не решается. А что делать с долгом? Простить?» — задал риторический вопрос представитель Нацбанка.

 

Тэги:

, , , ,

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Сравнительный тест шин: «еврозима» против всесезонки

Зимние шины делятся не только на фрикционные и шипованные. Среди первых, то есть шин без шипов, выделяют две группы. Это шины, предназначенные для мягкой зимы европейского типа, а также шины для суровой зимы скандинавского типа. Важная разница между этими двумя типами шин состоит в том, что «европейки» предназначены для эксплуатации по относительно чистым асфальтовым дорогам

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает