ИНТЕРВЬЮ

Ключевая проблема белорусской экономики – огромный госсектор, но и быстрый рост частного бизнеса в стране – это определенной вызов для белорусского руководства.

На этот парадокс обратил внимание аналитик Центра восточных исследований (Варшава), специалист по Беларуси Камиль КЛЫСИНЬСКИЙ в интервью БЕЛРЫНКУ.

— Камиль, видите ли вы изменения в экономической политике Беларуси в последние 1-2 года?

— Конечно, наблюдается определенная динамика событий. Есть определенные изменения в экономической политике страны. Однако эти изменения  не такие, которые мы привыкли наблюдать в других странах Западной Европы и новых членах ЕС, которые догоняют старых членов ЕС. В том числе Польша, Чехия, Литва делали свои реформы быстро, потому что хорошо понимали вызовы, которые стояли перед ними.

Поэтому,  понимая нашу скорость реформ, в Беларуси мы видим совсем другую скорость, которая не соответствуют нашим принципам и нашим меркам понимания экономики. Поэтому, естественно, что у многих могут возникать  сомнения относительно происходящих экономических процессов в Беларуси.

В Беларуси действительно все процессы в экономике происходят гораздо медленнее, гораздо осторожнее. Возможно, это вытекает из разных условий, ограничений, в которых белорусские власти функционируют.

Понятно, что белорусские власти боятся социального взрыва. Что если, очень грубо говоря, закроются большие заводы, то люди могут выйти на улицу, что может создать определенные проблемы для порядка и стабильности в стране.

С другой стороны, белорусские власти не хотят сразу терять контроль над экономикой. Поэтому с политической точки зрения им удобнее иметь большой госсектор, который помогает контролировать общество. Получается, что слишком быстрый рост частного сектора тоже является вызовом для белорусских властей.

— Почему?

— Я как аналитик по Беларуси стараюсь понимать  процессы, происходящие в Беларуси. С другой стороны, я вижу вызовы: если экономика не будет быстро и смело реформироваться, то это будет создавать большие риски для национальной экономики.

Да, сейчас мы видим, что в стране  увеличиваются золотовалютные резервы, они выросли до 7,7 млрд. долларов. Это много, и  руководство Нацбанка заявляет о готовности достичь 10 млрд. долларов ЗВР,  что будет оптимумом. Возможно, они к этому придут. Но надо понимать, каким путем достигается выполнение этой задачи. Очень опасным и дорогим путем: происходит рефинансирование долгов по высоким ставкам. В этом году белорусские власти  разместили евробонды на сумму 1,4 млрд. долларов. Но там были высокие коммерческие ставки – больше 7%, в то время как МВФ, как известно, предлагал Беларуси кредит в 3 млрд. долларов по своим обыкновенным ставкам – не больше 3%.

По подсчетам независимых белорусских экономистов, на этом Беларусь потеряла около 0,5 млрд. долларов.

Я нашел недавно интересную статистику: оказывается, сейчас на каждого белоруса приходится по 4,5 тыс .долларов в год внешнего  долга, а обслуживание этого долга стоит для каждого белоруса  – 200 долларов.

— Но ведь и Польша имеет немалый  внешний госдолг.

— Да, Польша также много заимствует на внешних рынках. Но, самое главное, – структура внешнего долга. Если рефинансирование госдолга происходит по скользящей ставке, то возникает риск в будущем: как обслуживать этот долг, как с этим справляться? Это очень актуальный вопрос для Беларуси, потому что здоровых точек роста в экономике очень мало.

В отличие от Беларуси, в Польше очень развит сектор малых и средних предприятий. В Беларуси эти предприятия создают около 25% ВВП. Это очень низкий показатель в сравнении со странами Запада. В Польше это — выше 50%. То есть, как  раз наоборот: госсектор — в меньшинстве, а частный сектор – в большинстве. В Беларуси — обратная ситуация. И это тоже большой вызов для национальной экономики.

— Вроде бы белорусское руководство это уже поняло и в последнее время предпринимает определенные шаги по развитию бизнеса в стране.

— Я так понимаю: белорусские власти, наблюдая за  развитием сектора IT, других маленьких и средних предприятий, пытаются раскрепостить деловую инициативу. Но тоже делают это очень осторожно — по тем причинам, о которых я говорил. А с другой стороны, они способствуют – но тоже очень осторожно – сокращению персонала в госсекторе.

По-моему, тенденции идут в положительном направлении. Но пока в Беларуси мы имеем два параллельных мира: зарождающийся частный сектор, который пока слабый, и госсектор, который все больше и больше сокращается, но своим существованием создает риски для всей экономики.

Конечно, все это — очень длинные, многолетние процессы. И я только опасаюсь: смогут ли эти очень осторожные шаги белорусского руководства уложиться во времени, чтобы не произошло социального взрыва по ходу этих медленных процессов.

— Но сейчас у руководства Беларуси появился  повод для оптимизма – обозначился экономический рост…

— Этот рост объясняется в первую очередь конъюнктурными изменениями на российском рынке. Но это, мы все понимаем, нездоровый источник роста, — очень нестабильный и конъюнктурный.

Чтобы Беларусь была более независима в экономическом плане, она должна также создавать внутренний спрос и внутреннюю экономику – то есть, не зависеть от экспортной конъюнктуры по нескольким продуктам. В случае Беларуси это — нефтепродукты, калий, продукты деревообработки. Беларуси нужно диверсифицировать свою экономику.

Польша также много экспортирует, но параллельно имеет очень сильную внутреннюю экономику и внутренний спрос.

Хотя я не экономист, но, думаю, что в такой стране, как Беларусь, можно глубже развить внутренний рынок и спрос. Люди здесь хотели бы потреблять больше, но надо создавать условия – предлагать товары хорошего качества местного производства. А с этим в Беларуси большая проблема.

— На ваш взгляд, в чем сегодня главная проблема белорусской экономики?

— Ключевая проблема белорусской экономики – огромный госсектор. Да, очевидного желание властей  подстегнуть развитие частных малых и средних предприятий. Однако, на мой взгляд, под тяжестью такого огромного госсектора вряд ли удастся сделать серьезный рывок в развитии частного бизнеса. Потому что необходимо поддерживать в том числе неэффективный госсектор, — а это придется делать за счет потенциала частного сектора.

— Как долго белорусские власти могут откладывать реформы госсектора?

— Большой вопрос. Ответ на него вытекает из  общей проблемы белорусской политики и политики в экономической области. Это также связано с личным подходом политического лидера страны. Президент Лукашенко является искусным тактиком. Но со стратегией – многолетней и дальновидной – немножко хуже. Белорусские власти сосредоточены на том, как удержаться в ближайшие год-два и не смотрят на перспективы. Надо признать успех в этой тактике. Но также надо честно сказать: без поддержки со стороны России это получилось бы гораздо сложнее.

— То есть, финансовая поддержка России помогает белорусскому руководству не спешить с реформами?

— Для Беларуси российский фактор был и будет решающим во многих областях . Но для самой же Беларуси важно – я не говорю про соседние государства – чтобы значение российского фактора уменьшалось. Думаю, что это понятно и является очевидным выводом.

 

Тэги:

, , , , , ,

Прогноз курса рубля на неделю 28 февраля – 4 марта

Можно ожидать существенных колебаний курса доллара на БВФБ, вызванных скачками его курса на Московской бирже. Скачок, подобный произошедшему 24 февраля, маловероятен, в то время как возможна коррекция на 1-2%. Курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос на 7,5% и достиг 25 февраля 2,7597 рубля, что намного превысило прогноз. Но такой обвал вряд

Доллар и евро подорожали на торгах на БВФБ 21 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль отыграл почти половину вчерашнего падения — итоги торгов на БВФБ 1 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль резко подешевел к доллару и евро на торгах на БВФБ 22 февраля

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия