• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

ИНТЕРВЬЮ

Александр ШВЕЦ. Фото БЕЛТА

Отсрочить назревшие реформы белорусским властям в очередной раз помогла в том числе финансовая поддержка России. Однако отношения Беларуси и РФ в перспективе будут обостряться. И это – еще один аргумент для руководства страны ускорить реформы, которые помогут укрепить отечественную экономику и способствовать национальной безопасности страны.

Об этом — в интервью председателя Республиканского общественного объединения «Белорусская научно-промышленная ассоциация», члена Совета по развитию предпринимательства в Беларуси Александра ШВЕЦА обозревателю БЕЛРЫНКА.

— Сейчас у экономического руководства страны появилась иллюзия, что белорусская экономика начала развиваться более-менее сбалансировано. Но это не так: малейший стресс может буквально разбалансировать экономику.

— Недавно первый заместитель министра финансов Беларуси Максим Ермолович озвучил параметры госдолга как ориентира экономической безопасности страны. Речь идет об уровне госдолга к ВВП на уровне 45%. Сейчас внешний и внутренний госдолг составляет 40%, в ближайшее время он приблизиться к 43%. Считаю, что долговые риски у нас очень существенные. И сравнивать наш госдолг с другими странами некорректно – там совсем другие возможности, структура долгов. С моей точки зрения, мы уже вышли за безопасную грань.

— Но некоторые эксперты говорят, что сейчас белорусская экономика демонстрирует здоровый рост. По данным Минпрома, за 9 месяцев 2017 года общий рост экспорта машиностроения вырос на 25%, при этом динамика роста на российский рынок – основной рынок, составляет практически 50%.

— Но давайте посмотрим долю машиностроения, например, во всем «пироге». Она не так значительна. К тому же, все зависит от того, как взглянуть на белорусское машиностроение. На недавнем совещании у президента с послами, когда зашла речь, в частности, о МТЗ, называлась цифра — более 120% роста. Но вслед за этим представитель Белстата уточнил, что физический рост экспорта МТЗ составил около 101%. Если рост обусловлен ценовой конъюнктурой – здесь Бог нам помог, а поштучный рост – это то, чего мы сами добились. Так что на самом деле прогресс спорный.

Главная проблема нашего машиностроения – невмонтированность в международные распределение промышленно-производственных и торговых цепочек. Мы запаздываем с интеграцией в мировой рынок. Поэтому оснований для оптимизма мало.

— Александр Иосифович, может, у вас больше оптимизма в связи с предпринятыми шагами по либерализации бизнес-среды в Беларуси?

— Если государство либерализирует бизнес-среду с точки зрения занятости, упрощения администрирования, то оно должно также либерализироать и налоговое законодательство – чтобы гражданин мог безбоязненно перейти в самозанятый бизнес.

То есть, совершенно логично в дальнейшем упрощать налоговое законодательство, касающееся упрощенной системе налогообложения и т. д. Но этого не происходит. Сейчас на выходе находится проект бюджета на следующий год, а также Налоговый кодекс. И у меня складывается впечатление, что в лучшем случае все останется, как раньше. Логичных шагов по дальнейшей либерализации налоговой системы не наблюдается.

Получается, что у нас либерализационное законодательство действует отдельно, а правоприменительная практика – отдельно. Это не даст ожидаемого эффекта.

Да, на данном этапе у белорусских властей есть понимание, что надо менять отношение людей к бизнесу. Мы учим делать первые шаги в бизнесе, говорим, чтобы они не боялись приходить в бизнес.

Но есть очень большая проблема: отсутствие доверия к государственным институтам, к фискальным органам власти, местным органам власти в их отношении к частному бизнесу и, особенно это заметно, – в части экономических судов в судебной системе страны.

Несмотря на просьбы бизнес-союзов, нам так и не удалось сделать доступными решения экономических судов. А ведь мы пока еще не просим ничего реформировать. Мы лишь хотим, чтобы публиковались не только резолютивные части решений экономических судов, но и мотивировочные части. Для того, чтобы любой гражданин, интересующийся ситуаций, смог проанализировать ситуацию: сколько было судебных дел, сколько с участием госпредприятий и сколько – с участием частников, кто выиграл, кто проиграл. Например, по статистике С.– Петербурга количество дел, которые выигрывает предприниматели и у региональных налоговых органов, — больше половины. У нас – ничтожное количество.

— Эта информация недоступна даже вам — члену Совета по развитию предпринимательства?

— Да, к сожалению, мне тоже недоступна. Считаю, что это должна быть абсолютно открытая информация. Ничего не вижу секретного в ней. Тем более, что в таких странах, как Россия, Китай и т. д., все это давно публикуют.

— И вам не говорят, почему такая информация недоступна?

— Мне отвечают, что сделать прозрачной такую информацию — дорогое удовольствие. Спрашиваю: а нельзя ли было уменьшить Дворец правосудия ровно на треть (этого, думаю, хватило бы для реализации наших предложений)? Бизнес обошелся бы без одной трети Дворца правосудия, а вот без прозрачности работы экономических судов возникает большое недоверие работе этого государственного института.

— Вы задавали этот вопрос публично?

— Да. Вы тоже можете об этом написать. Может быть, стоило уменьшить Дворец правосудия, чтобы реализовать то, что мы просим и что считаем важным?

На фоне существующей правоприменительной практики в отношении частного бизнеса, невозможности добиться справедливости в экономических судах и т. д. у частного бизнеса растет пессимизм и недоверие к государственным институтам. Это как в банковской сфере вопрос доверия к национальной валюте. После девальвации доверие невозможно восстановить за один год. Но если Нацбанк во главе с Каллауром и вместе со всей командой системно, из года в год, выдерживает заявленные параметры денежно-кредитной политики, появляются элементы доверия к национальной валюте.

Возможно, в Беларуси нужно также разработать план повышения доверия к государственным институтам в сфере экономики? Это может быть программа, первоочередные шаги и т. д., через которые мы должны пройти, чтобы решить эту проблему.

Мы обсуждали эту тему с руководителями бизнес-союзов. Если мы говорим, что сейчас доля частного бизнеса в ВВП страны составляет около 30%, а нам нужно прийти, допустим, к 40% за какой-то срок, то совершенно естественно продумать шаги, как это сделать. Когда начинаешь анализировать, что нужно делать, то становится совершенно очевидным: без реализации законодательного права передать (продать) в частные руки неэффективную госсобственность, сделать это невозможно.

Нужно на законодательной основе обеспечить переток такой госсобственности в частный сектор. Знаю, что бизнес готов заплатить за какой-то неэффективный объект, но без права пересмотра сделки, без всяких дополнительных требований. То есть, если конъюнктура поменяется, то бизнесмен может хоть на 5 лет законсервировать здание, и никто к нему не сможет придраться. И только под эти условия возможен переток госсобственности. Но у нас не слушают тех людей, которые являются потенциальными покупателями. Сегодня государство действует исключительно как немудрый продавец, — не задумываясь о том, какую пользу виде налогов, занятости бизнес может сгенерировать в перспективе.

— На ваш взгляд, какой должна быть реформа собственности в Беларуси?

— В реформе собственности я вижу несколько составляющих. Коль политическая парадигма в белорусской экономике базируется на госсобственности, может быть, и не надо говорить, что это не здорово. В отношении «Беларуськалия», НПЗ, «Гродно Азот», «Могилевхимволокно» я не вижу ничего плохого в госсобственности.

Но есть масса более мелких предприятий на коммунальном и республиканском уровне, которые десятилетиями показывают убытки и поддерживаются за счет бюджета. Зачем они государству? Значит, государство должно, как минимум, улучшить свои бюджетные показатели через минимизацию издержек на поддержку таких предприятий – передать их возмездно или безвозмездно бизнесу. То есть, необходимо передать или продать на реально рыночных условиях бизнесу то, что есть откровенно тяготит государство.

Второе: на тех предприятиях, которые сейчас являются прибыльными, могут и готовы развиваться, необходимо наладить хорошо структурированную и отработанную мировой практикой методику корпоративного управления. Мы обсуждали эту тему на последнем заседании Совета по развитию предпринимательства. Прозвучало много скепсиса: ну хорошо, наладим эту методику, а кто пойдет независимым директором, — у нас физически нет таких специалистов. Но ведь они и не появятся. Сначала их нужно отобрать из грамотных экономистов, которые являются профессиональными людьми.

Третье. Создание равной конкурентной среды для частных компаний и госпредприятий. А для этого необходимо разделить функции государства как управленца предприятием и государства как бизнесмена. Вроде как все коллеги в госорганах это понимают, в последние два года об этом много говорили, но решения этого вопроса нет.

Четвертое важнейшее условие: необходимо, чтобы суды перестали подыгрывать государственным органам, фискальным органам, государственным предприятиям в спорах с частными компаниями. Чтобы суды перестали воспринимать проигрыш налоговой инспекции как свою антигосударственную деятельность. Чтобы они не ставили знак равенства: если фискальный орган проиграл частнику, то, значит, суд не доработал.

Если убрать эти четыре аспекта, то они разблокируют главное: проблему недоверия к экономическим государственным институтам. Я уверен: через эти шаги национальный бизнес увидит, что можно добавлять оптимизма, что здесь можно вкладывать деньги и развивать дело. А вслед за этим, уверен, появится больше интереса к Беларуси и у международных инвесторов.

— Александр Иосифович, а ведь ваша программа действий практически повторяет матрицу реформы госсобственности, подготовленную правительством Беларуси совместно с экспертами Всемирного банка на этапе переговоров с МФВ о новом кредите. Все это было готово. Но власть чего-то испугалась.

— Я это объясняю так: политическое руководство страны в принципе не настроено на то, чтобы изменить доминирующую роль госсектора в экономической системе Беларуси. А отсутствие приватизации – это следствие реализации этого принципа.

— Но в подготовленной концепции о приватизации речь и не шла.

— Очевидно, экономическая политика руководства страны основывается на том, что все предприятия имеют право на жизнь. И это – политическая парадигма в экономике. Она не предусматривают отбраковки даже неэффективных госпредприятий. Отсюда и невозможность банкротства таковых.

Если в Беларуси сформируется эффективный частный сектор (за 5 лет он, конечно же, не сформируется — за это время могут быть заложены только основы, а вот за 10 лет он может быть сформирован), то вслед за этим однозначно придет осознание необходимости развивать местное самоуправление, встанет вопрос о передаче больше прав и полномочий местным органам власти. Возможно, тогда что-то поменяется.

— Пока это кажется слишком далекой перспективой. Пока же белорусское руководство заимствует дорогие деньги и избегает реформ. Получается: пока есть такие возможности заимствований, есть российская финансовая поддержка, можно плыть по течению…

— В краткосрочной перспективе, все так. Но это — 1-3 года. В чем гарантия от наших с Россией взаимных обид?

— Вопрос риторический?

— Общаться с Россией можно долго. Каждый год повестка может уточняться, есть опыт общения. Методом проб и ошибок стало понятно, на что можно давить в переговорном процессе, а на что — нет. Но, полагаю, стратегическая напряженность в наших экономических отношениях с РФ будет нарастать, а медийная составляющая будет скрыта. Но по накалу напряженность в отношениях двух стран будет плавно увеличиваться.

— Почему?

— Насколько я знаю, позиция российского руководства в отношении Беларуси строится на таком походе: Россия дает Беларуси то, что ей надо, а Беларусь не дает взамен того, что нужно России. А отсюда жесткость подхода к экономической составляющей как рычаге влияния на Беларусь будет увеличиваться – конечно, не по нашей инициативе и не по нашему желанию.

Тэги:

, , , , ,

Прогноз курса рубля на неделю 20-24 января

 Рост курса доллара на БВФБ на текущей неделе может приостановиться, и доллар может подешеветь на 0-0,5%. Возможны значительные колебания курсов в связи с формированием нового правительства РФ. В понедельник 20 января курс доллара может подняться на доли процента. На прошедшей неделе средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже увеличился, как и прогнозировалось, но меньше ожидаемого:

Назначен министр обороны Беларуси

Александр Лукашенко сегодня рассмотрел кадровые вопросы и принял решение о назначении новых министра обороны и начальника Генерального штаба Вооруженных Сил. Министром обороны Беларуси назначен генерал-майор Виктор Хренин, который являлся командующим войсками Западного оперативного командования. Начальником Генерального штаба ВС назначен генерал-майор Александр Вольфович, ранее работавший первым заместителем начальника Генштаба. Генерал-майор Хренин Виктор Геннадиевич родился 1 августа

По какой цене будет покупать газ Беларусь в 2020 году?

Впервые за последние годы Беларусь не подписала с Россией годовой контракт на поставку газа в страну. Временный контракт подписан только на два месяца – январь-февраль. Что будет с поставками газа в Беларусь потом? Чего хочет Беларусь? Белорусская сторона неоднократно озвучивала России свою позицию по газовому вопросу: нужно начать снижение цены на газ уже с 2020

Лукашенко подписал указ о некоторых вопросах досрочного пенсионного обеспечения

В Беларуси регулируются вопросы досрочного пенсионного обеспечения граждан, занятых на работах с особыми условиями труда и отдельными видами профессиональной деятельности. Соответствующий Указ № 15 подписал 17 января Александр Лукашенко. Работникам, выработавшим на 1 января 2009 года не менее половины необходимого льготного стажа в особых условиях труда, будет предоставлено право на назначение досрочной льготной пенсии согласно

По какой цене будет покупать газ Беларусь в 2020 году?

Впервые за последние годы Беларусь не подписала с Россией годовой контракт на поставку газа в страну. Временный контракт подписан только на два месяца – январь-февраль. Что будет с поставками газа в Беларусь потом? Чего хочет Беларусь? Белорусская сторона неоднократно озвучивала России свою позицию по газовому вопросу: нужно начать снижение цены на газ уже с 2020

Особенности налоговой оптимизации 2020 года

Наступивший 2020 год без преувеличения можно назвать революционным годом в налоговом законодательстве. При этом указанная революционность для белорусского бизнеса однозначно со знаком плюс. Пожалуй, впервые за последние два десятилетия, государство обошлось без существенных изменений и корректировок налогового законодательства. Соответственно, белорусский бизнес сможет спокойно работать в текущем году по сформированным еще в 2019 году и хорошо

Беспилотные летательные аппараты: есть спрос — будет и предложение

Обострение военно-политической ситуации в мире помогает отечественным производителям высокотехнологичных вооружений найти свою рыночную нишу.

Беларусь-Россия: безальтернативный торг за нефть и газ

Минск рискует не добиться нужных результатов в торге с РФ за более приемлемые условия поставок российских энергоносителей (хотя определенные основания для этого имеются). Даже несмотря на то, что в стремлении отстоять свои интересы белорусское стороне пришлось в начале 2020 года добровольно отказаться от поставок российской нефти по причине несправедливо завышенной цены. С 1 января белорусские