• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

ИНТЕРВЬЮ

Александр ШВЕЦ. Фото БЕЛТА

Отсрочить назревшие реформы белорусским властям в очередной раз помогла в том числе финансовая поддержка России. Однако отношения Беларуси и РФ в перспективе будут обостряться. И это – еще один аргумент для руководства страны ускорить реформы, которые помогут укрепить отечественную экономику и способствовать национальной безопасности страны.

Об этом — в интервью председателя Республиканского общественного объединения «Белорусская научно-промышленная ассоциация», члена Совета по развитию предпринимательства в Беларуси Александра ШВЕЦА обозревателю БЕЛРЫНКА.

— Сейчас у экономического руководства страны появилась иллюзия, что белорусская экономика начала развиваться более-менее сбалансировано. Но это не так: малейший стресс может буквально разбалансировать экономику.

— Недавно первый заместитель министра финансов Беларуси Максим Ермолович озвучил параметры госдолга как ориентира экономической безопасности страны. Речь идет об уровне госдолга к ВВП на уровне 45%. Сейчас внешний и внутренний госдолг составляет 40%, в ближайшее время он приблизиться к 43%. Считаю, что долговые риски у нас очень существенные. И сравнивать наш госдолг с другими странами некорректно – там совсем другие возможности, структура долгов. С моей точки зрения, мы уже вышли за безопасную грань.

— Но некоторые эксперты говорят, что сейчас белорусская экономика демонстрирует здоровый рост. По данным Минпрома, за 9 месяцев 2017 года общий рост экспорта машиностроения вырос на 25%, при этом динамика роста на российский рынок – основной рынок, составляет практически 50%.

— Но давайте посмотрим долю машиностроения, например, во всем «пироге». Она не так значительна. К тому же, все зависит от того, как взглянуть на белорусское машиностроение. На недавнем совещании у президента с послами, когда зашла речь, в частности, о МТЗ, называлась цифра — более 120% роста. Но вслед за этим представитель Белстата уточнил, что физический рост экспорта МТЗ составил около 101%. Если рост обусловлен ценовой конъюнктурой – здесь Бог нам помог, а поштучный рост – это то, чего мы сами добились. Так что на самом деле прогресс спорный.

Главная проблема нашего машиностроения – невмонтированность в международные распределение промышленно-производственных и торговых цепочек. Мы запаздываем с интеграцией в мировой рынок. Поэтому оснований для оптимизма мало.

— Александр Иосифович, может, у вас больше оптимизма в связи с предпринятыми шагами по либерализации бизнес-среды в Беларуси?

— Если государство либерализирует бизнес-среду с точки зрения занятости, упрощения администрирования, то оно должно также либерализироать и налоговое законодательство – чтобы гражданин мог безбоязненно перейти в самозанятый бизнес.

То есть, совершенно логично в дальнейшем упрощать налоговое законодательство, касающееся упрощенной системе налогообложения и т. д. Но этого не происходит. Сейчас на выходе находится проект бюджета на следующий год, а также Налоговый кодекс. И у меня складывается впечатление, что в лучшем случае все останется, как раньше. Логичных шагов по дальнейшей либерализации налоговой системы не наблюдается.

Получается, что у нас либерализационное законодательство действует отдельно, а правоприменительная практика – отдельно. Это не даст ожидаемого эффекта.

Да, на данном этапе у белорусских властей есть понимание, что надо менять отношение людей к бизнесу. Мы учим делать первые шаги в бизнесе, говорим, чтобы они не боялись приходить в бизнес.

Но есть очень большая проблема: отсутствие доверия к государственным институтам, к фискальным органам власти, местным органам власти в их отношении к частному бизнесу и, особенно это заметно, – в части экономических судов в судебной системе страны.

Несмотря на просьбы бизнес-союзов, нам так и не удалось сделать доступными решения экономических судов. А ведь мы пока еще не просим ничего реформировать. Мы лишь хотим, чтобы публиковались не только резолютивные части решений экономических судов, но и мотивировочные части. Для того, чтобы любой гражданин, интересующийся ситуаций, смог проанализировать ситуацию: сколько было судебных дел, сколько с участием госпредприятий и сколько – с участием частников, кто выиграл, кто проиграл. Например, по статистике С.– Петербурга количество дел, которые выигрывает предприниматели и у региональных налоговых органов, — больше половины. У нас – ничтожное количество.

— Эта информация недоступна даже вам — члену Совета по развитию предпринимательства?

— Да, к сожалению, мне тоже недоступна. Считаю, что это должна быть абсолютно открытая информация. Ничего не вижу секретного в ней. Тем более, что в таких странах, как Россия, Китай и т. д., все это давно публикуют.

— И вам не говорят, почему такая информация недоступна?

— Мне отвечают, что сделать прозрачной такую информацию — дорогое удовольствие. Спрашиваю: а нельзя ли было уменьшить Дворец правосудия ровно на треть (этого, думаю, хватило бы для реализации наших предложений)? Бизнес обошелся бы без одной трети Дворца правосудия, а вот без прозрачности работы экономических судов возникает большое недоверие работе этого государственного института.

— Вы задавали этот вопрос публично?

— Да. Вы тоже можете об этом написать. Может быть, стоило уменьшить Дворец правосудия, чтобы реализовать то, что мы просим и что считаем важным?

На фоне существующей правоприменительной практики в отношении частного бизнеса, невозможности добиться справедливости в экономических судах и т. д. у частного бизнеса растет пессимизм и недоверие к государственным институтам. Это как в банковской сфере вопрос доверия к национальной валюте. После девальвации доверие невозможно восстановить за один год. Но если Нацбанк во главе с Каллауром и вместе со всей командой системно, из года в год, выдерживает заявленные параметры денежно-кредитной политики, появляются элементы доверия к национальной валюте.

Возможно, в Беларуси нужно также разработать план повышения доверия к государственным институтам в сфере экономики? Это может быть программа, первоочередные шаги и т. д., через которые мы должны пройти, чтобы решить эту проблему.

Мы обсуждали эту тему с руководителями бизнес-союзов. Если мы говорим, что сейчас доля частного бизнеса в ВВП страны составляет около 30%, а нам нужно прийти, допустим, к 40% за какой-то срок, то совершенно естественно продумать шаги, как это сделать. Когда начинаешь анализировать, что нужно делать, то становится совершенно очевидным: без реализации законодательного права передать (продать) в частные руки неэффективную госсобственность, сделать это невозможно.

Нужно на законодательной основе обеспечить переток такой госсобственности в частный сектор. Знаю, что бизнес готов заплатить за какой-то неэффективный объект, но без права пересмотра сделки, без всяких дополнительных требований. То есть, если конъюнктура поменяется, то бизнесмен может хоть на 5 лет законсервировать здание, и никто к нему не сможет придраться. И только под эти условия возможен переток госсобственности. Но у нас не слушают тех людей, которые являются потенциальными покупателями. Сегодня государство действует исключительно как немудрый продавец, — не задумываясь о том, какую пользу виде налогов, занятости бизнес может сгенерировать в перспективе.

— На ваш взгляд, какой должна быть реформа собственности в Беларуси?

— В реформе собственности я вижу несколько составляющих. Коль политическая парадигма в белорусской экономике базируется на госсобственности, может быть, и не надо говорить, что это не здорово. В отношении «Беларуськалия», НПЗ, «Гродно Азот», «Могилевхимволокно» я не вижу ничего плохого в госсобственности.

Но есть масса более мелких предприятий на коммунальном и республиканском уровне, которые десятилетиями показывают убытки и поддерживаются за счет бюджета. Зачем они государству? Значит, государство должно, как минимум, улучшить свои бюджетные показатели через минимизацию издержек на поддержку таких предприятий – передать их возмездно или безвозмездно бизнесу. То есть, необходимо передать или продать на реально рыночных условиях бизнесу то, что есть откровенно тяготит государство.

Второе: на тех предприятиях, которые сейчас являются прибыльными, могут и готовы развиваться, необходимо наладить хорошо структурированную и отработанную мировой практикой методику корпоративного управления. Мы обсуждали эту тему на последнем заседании Совета по развитию предпринимательства. Прозвучало много скепсиса: ну хорошо, наладим эту методику, а кто пойдет независимым директором, — у нас физически нет таких специалистов. Но ведь они и не появятся. Сначала их нужно отобрать из грамотных экономистов, которые являются профессиональными людьми.

Третье. Создание равной конкурентной среды для частных компаний и госпредприятий. А для этого необходимо разделить функции государства как управленца предприятием и государства как бизнесмена. Вроде как все коллеги в госорганах это понимают, в последние два года об этом много говорили, но решения этого вопроса нет.

Четвертое важнейшее условие: необходимо, чтобы суды перестали подыгрывать государственным органам, фискальным органам, государственным предприятиям в спорах с частными компаниями. Чтобы суды перестали воспринимать проигрыш налоговой инспекции как свою антигосударственную деятельность. Чтобы они не ставили знак равенства: если фискальный орган проиграл частнику, то, значит, суд не доработал.

Если убрать эти четыре аспекта, то они разблокируют главное: проблему недоверия к экономическим государственным институтам. Я уверен: через эти шаги национальный бизнес увидит, что можно добавлять оптимизма, что здесь можно вкладывать деньги и развивать дело. А вслед за этим, уверен, появится больше интереса к Беларуси и у международных инвесторов.

— Александр Иосифович, а ведь ваша программа действий практически повторяет матрицу реформы госсобственности, подготовленную правительством Беларуси совместно с экспертами Всемирного банка на этапе переговоров с МФВ о новом кредите. Все это было готово. Но власть чего-то испугалась.

— Я это объясняю так: политическое руководство страны в принципе не настроено на то, чтобы изменить доминирующую роль госсектора в экономической системе Беларуси. А отсутствие приватизации – это следствие реализации этого принципа.

— Но в подготовленной концепции о приватизации речь и не шла.

— Очевидно, экономическая политика руководства страны основывается на том, что все предприятия имеют право на жизнь. И это – политическая парадигма в экономике. Она не предусматривают отбраковки даже неэффективных госпредприятий. Отсюда и невозможность банкротства таковых.

Если в Беларуси сформируется эффективный частный сектор (за 5 лет он, конечно же, не сформируется — за это время могут быть заложены только основы, а вот за 10 лет он может быть сформирован), то вслед за этим однозначно придет осознание необходимости развивать местное самоуправление, встанет вопрос о передаче больше прав и полномочий местным органам власти. Возможно, тогда что-то поменяется.

— Пока это кажется слишком далекой перспективой. Пока же белорусское руководство заимствует дорогие деньги и избегает реформ. Получается: пока есть такие возможности заимствований, есть российская финансовая поддержка, можно плыть по течению…

— В краткосрочной перспективе, все так. Но это — 1-3 года. В чем гарантия от наших с Россией взаимных обид?

— Вопрос риторический?

— Общаться с Россией можно долго. Каждый год повестка может уточняться, есть опыт общения. Методом проб и ошибок стало понятно, на что можно давить в переговорном процессе, а на что — нет. Но, полагаю, стратегическая напряженность в наших экономических отношениях с РФ будет нарастать, а медийная составляющая будет скрыта. Но по накалу напряженность в отношениях двух стран будет плавно увеличиваться.

— Почему?

— Насколько я знаю, позиция российского руководства в отношении Беларуси строится на таком походе: Россия дает Беларуси то, что ей надо, а Беларусь не дает взамен того, что нужно России. А отсюда жесткость подхода к экономической составляющей как рычаге влияния на Беларусь будет увеличиваться – конечно, не по нашей инициативе и не по нашему желанию.

Тэги:

, , , , ,

Президент США хочет девальвировать доллар, Беларуси придется ответить

Чтобы поддержать экономику США перед президентскими выборами 2020 года, Дональд Трамп может прибегнуть к девальвации доллара посредством  проведения валютных интервенций. Это будет настоящая мировая валютная война, в которой жители Беларуси окажутся в числе пострадавших. Дональд Трамп еще 3 июля текущего года в твиттере написал, что Китай и Европа занимаются масштабными валютными манипуляциями и вливают деньги

Калий как новый экономический драйвер Беларуси

Ввод в эксплуатацию новых калийных комбинатов – Нежинского и Петриковского ГОКов, бесспорно, еще больше усилит позиции Беларуси на мировом калийном рынке. Какие преимущества получит в результате Беларусь? И сможет ли она влиять на цены на калийном рынке? «Беларуськалий» на сегодняшний день остается единственным производителем хлоркалия в Беларуси. Спецэкспортером белорусских калийных удобрений с 2013 года является

В поисках альтернативы устаревшей либеральной идее

Жить двойной жизнью способны не только герои остросюжетных кинофильмов, но и политические режимы, претендующие на собственный путь развития. Подобные режимы принято называть «имитационными». Их лидеры периодически решаются на публичное осуждение «либеральной идеи» (вспомним июньское интервью Путина газете The Financial Times: «Есть современная так называемая либеральная идея, она, по-моему, себя просто изжила окончательно»). Но осуждать что-либо

Бог войны в Минске

Официально сообщили, что 3 июля в Минске в военном параде участвовали более 5 тысяч военнослужащих Вооруженных Сил Беларуси, включая воинов из нескольких зарубежных стран. Для проведения демонстрации миролюбивой мощи страны были привлечены почти три сотни танков, бронетехники, около полусотни вертолетов и самолетов. В общем, акция, к облегчению организаторов и командования, к радости минских обывателей, обошлась

Боевые самолеты: я тебе — ты мне

Поставляя за рубеж вооружения и услуги по их модернизации, белорусское руководство рассчитывает на открытие внутренних рынков стран-получателей и для своей продукции гражданского назначения. Беларусь до конца 2019 года модернизирует для Сербии четыре истребителя МиГ-29 по «братской цене», — заявил президент страны Александр Вучич по итогам недавнего визита в Минск, о чем сообщило сербское издание Informer.

Россия начинает денежное стимулирование экономики. Что делать Беларуси?

Банк России объявил о начале денежной поддержки экономики, что уже давно делают центробанки США, Евросоюза и Китая. Нацбанк РБ пока молчит, хотя банковская система страны и закрома Минфина просто лопаются от денег. В отличие от США и Евросоюза, центробанки которых открыто принимали программы смягчения своей денежной политики в целях поддержки экономики, Банк России ни о

Реформа белорусского госсектора: как заменить кнут на пряник?

Наконец-то белорусское правительство на официальном уровне признало, в чем корень проблем национальной экономики, — в госсекторе, который остается самым громадным в европейском регионе и самым неэффективным. Однако провести реформы госсектора быстро правительство Беларуси не может. Оно опасается негативных социальных последствий. Поэтому выбрало пошаговую тактику, без резких движений. Но даст ли медленная трансформация белорусского госсектора нужный

Нефтяной капкан

Ситуация с поставками некачественной российской нефти на белорусские НПЗ должна стать поучительным уроком для Беларуси. Нужно не заявлять, а наконец-то реально диверсифицировать поставки нефти, чтобы отечественные заводы снова не оказались в подобном положении. Белорусские НПЗ как вынужденные «фильтры» За последние десятилетия белорусские НПЗ впервые столкнулись с такой масштабной проблемой по вине российского поставщика трубопроводной нефти.