Несмотря на динамичную подготовку законодательной базы институт ГЧП в Беларуси пока не «выстрелил»...

В Беларуси буксует институт государственно-частного партнерства (ГЧП), несмотря на закон, принятый с учетом лучших мировых практик, а также поддержку правительственных чиновников, видящих в нем комфортный инструмент реализации важнейших инфраструктурных проектов.

Институт ГЧП привлекателен и для бизнеса, и для государства, он успешно работает во всем мире. Эта модель сотрудничества государства и бизнеса позволяет государству реализовать важные социальные проекты без серьезной нагрузки на госбюджет с помощью частных инвестиций.

По соглашению ГЧП частный партнер строит инфраструктурный объект и в течение оговоренного соглашением срока (обычно это 10-20 лет) обслуживает его, за что получает из бюджета фиксированные платежи. А после завершения срока соглашения объект переходит в собственность государства. Прибыль инвестор получает благодаря умению организовать работу объекта лучше, чем профильная госструктура. В Европе есть примеры, когда в сотрудничестве государства и частного бизнеса строятся и эксплуатируются школы, административные здания и т. д.

Белорусским властям тоже нравится этот институт. Еще бы: он позволяет с помощью финансовых средств инвестора строить важные инфраструктурные объекты, особо не нагружая бюджет и при этом — что особенно важно для белорусских властей — гособъект сохраняет статус госсобственности.

Вот почему несколько лет назад белорусские чиновники, не дожидаясь принятия соответствующего закона, с энтузиазмом взялись за создание институциональной среды ГЧП (еще одна причина такой активности – поддержка проекта со стороны международных структур: ЕЭК ООН, IFC, ЕБРР).

СПРАВКА БЕЛРЫНКА
Законодательно определено, что ГЧП в Беларуси может осуществляться в разных сферах: дорожной и транспортной деятельности; коммунального хозяйства и коммунальных услуг; здравоохранения; социального обслуживания; образования, культуры; обороны, правоохранительной деятельности; физической культуры, спорта, туризма; электросвязи; энергетики; переработки, транспортировки, хранения, поставки нефти; транспортировки, хранения, поставки газа, снабжения газом; агропромышленного производства; научной, научно-технической и в иных сферах.

Весной 2014 года в Беларуси был создан Центр ГЧП (с 1 сентября 2016 года вошел в структуру Национального агентства инвестиций и приватизации). Также в это время был создан Межведомственный инфраструктурный координационный совет (МИКС, в него вошли представители министерств, финансовых институтов, исполкомов, общественных организаций, бизнес-структур), который обязали сформировать Национальный инфраструктурный план и отобрать пилотные проекты для реализации в рамках ГЧП.

В 2015 году в Беларуси был утвержден Национальный инфраструктурный план на 2016-2030 годы, представляющий собой комплексную оценку инфраструктурных потребностей страны на ближайшие 15 лет, а также финансовые возможности госбюджета для их обеспечения. Оказалось, что для реализацию намеченных проектов нужно 62,3 млрд. долларов, в то же время как госбюджет может вложить лишь 30 млрд. долларов. Так что очевидно, что на ГЧП власти возлагают особые надежды

Белорусские депутаты в ускоренном режиме принимают закон о ГЧП, вслед за чем, 30 декабря 2015 года, Александр Лукашенко подписал закон №345-З «О государственно-частном партнерстве» (вступил в силу летом 2016 года).

Однако практика показала, что несмотря на такую динамичную подготовку законодательной базы институт ГЧП в Беларуси пока не «выстрелил». Почему?

Валерий Фадеев. Фото bel.biz

Об этом обозреватель БЕЛРЫНКА побеседовала с заслуженным юристом Беларуси, ведущим экспертом по правовым вопросам Международной финансовой корпорации в Беларуси Валерием ФАДЕЕВЫМ в кулуарах конференции «ГЧП в Германии и Беларуси: сравнительный анализ и рекомендации», которая прошла 27 сентября 2017 года в Минске.

— Проблема недоверия, прежде всего к государству и к госорганам, – основная проблема привлечения инвесторов в проекты ГЧП в Беларуси. Иногда меня спрашивают, что приоритетнее: право или правоприменение? На первое место я поставил бы правоприменение. Потому что с правом у нас более-менее ничего: законы принимаем более-менее нормальные. Но практика правоприменения такова, что здесь возникает масса проблем. Это в первую очередь касается защиты права собственности и рисков инвесторов. Хотя в законе о ГЧП есть нормы о стабильности условий договоров с инвестором, но, к сожалению, они практически не работают. Потому инвесторы и не верят ни в какие гарантии стабильности.

— Известно, что в закон ГЧП планируют внести коррективы. Позволят ли они снять возникшие проблемы?

— Закон о ГЧП нужно совершенствовать. Но нужно совершенствовать и общие законы развития бизнеса в стране. Сегодня в отношении бизнеса действуют около 800 административных процедур, которые нужно совершенствовать.

Кроме того, назрела необходимость решить еще одну проблему. Я сейчас имею отношение к проекту венчурного финансирования в Беларуси. Так вот, специалисты, наряду с предложением разработать необходимые нормативные акты, отметили, что нужно изменить кодекс об административных нарушениях, уголовный кодекс и т. д. Это вещи взаимосвязанные.

И еще. Очень важно для устранения рисков инвестора обеспечить защиту частной собственности. Это – ключевой вопрос, который ставит бизнес-сообщество. Хочу привести один пример. В белорусском законодательства есть такая норма как национализация. Сказано, что она проводится в соответствии с законом. Но чиновники сейчас спорят: либо при необходимости принимать каждый раз отдельный закон о национализации, либо принять общий закон. Я считаю, что нужен общий закон о национализации, который четко определил бы порядок национализации в стране. Чтобы мы не исходили из принципа революционной целесообразности. А мы имеем тому примеры – «Коммунарка», «Спартак», «Пинскдрев», когда доминировала революционная целесообразность, а не закон.

— Поможет ли новый закон о национализации, если он будет принят, избежать подобной практики? Думаю, инвесторы в это вряд ли поверят.

— Не поверят, потому что есть проблема недоверия к государству, к его органам. И к судам, кстати. И это – самая главная проблема. Недавно Верховный суд на своем сайте провел опрос о доверии судам. Оказалось, что им не доверяют. (Потом результаты опроса с сайта быстро убрали). А это – страшная вещь. Потому что инвесторы привыкли исходить из того, что судебная система – высший орган правосудия, что они там смогут найти защиту. Оказывается, — нет.

— Тем не менее, многие участники конференции говорили о том, что регулировать развитие ГЧП в стране должны не декреты, а закон, в котором будут прописаны нормы прямого действия.

— Это – вопрос, с которым я всегда борюсь. Часто вижу проекты законов, где, условно, прописаны принципы какой-то политики. А дальше – «президент определяет направления» или «президент может делать исключения» Я говорю: если вы принимаете отдельный закон, давайте здесь все и пропишем. Иначе законодатель вносит нестабильность в правовую среду. Ведь любой иностранный инвестор, прочитав этот закон, скажет: ребята, так ведь гарантий никаких нет, – вы записали принципы, нормы, но президент может их в любой момент изменить. Это тоже серьезнейший вопрос.

— Для эффективного развития ГЧП бизнес и государство должны быть равноправными партнерами. В Беларуси, как известно, государство – партнер доминирующий.

— Да, это тоже очень серьезная проблема. В договоре инвестор и госорган вроде бы равны. Но практика показала, что государство выступает сильной стороной, и оно зачастую навязывает свои условия. На это обращают внимание все потенциальные инвесторы. Облисполкомы зачастую включают в инвестдоговоры такие нормы, которые ставят инвестора явно в неравное положение. У нас был пример по одному из облисполкомов. Там в договор такие штрафные санкции инвестору включили, что его можно было сразу разорить!

— Между тем, в ответ на реплику на подобного рода действия председатель Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального cобрания Владислав Щепов на конференции заявил, что если какой-то чиновник неправомерно тормозит проекты ГЧП, его надо заменить.

— Чиновник над собой имеет начальника, начальник – еще одного начальника…Планка задается сверху. И кто может выскочить за эти рамки? Тем более, что есть Уголовный кодекс, статья о превышении служебных полномочий и т. д.

— Эта проблема хоть как-то решается?

— Потихоньку решается. Сейчас вносятся изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Очень много изменений предполагается. Я в свое время делал анализ для Совета по предпринимательству – многого мы добились (в частности, в сфере конфискации), хотя не всего.

В частности, мы предлагали только специальную конфискацию – средства, изъятые из оборота или запрещенные в обороте (у нас же сейчас конфискуют все подряд). Все бизнес-сообщество приняло эти предложения на «ура». Однако госорганы возразили: нельзя, ответственность должна быть. А то, что эта ответственность не соответствует размеру причиненного ущерба, и применяется даже за формальное правонарушение, — никого не интересует.

У меня был пример, когда у компании конфисковали запчасти на 100 тыс. долларов только в связи с тем, что договор хранения находился в бухгалтерии предприятия, а не на складе.

— Валерий Алексеевич, верите ли вы, что институт ГЧП заработает в Беларуси?

— Для этого нужно самое главное — привлечь инвестора. Я до сих пор помню высказывание германских экспертов. Они сказали: инвестор, приходя в страну, оценивает не только экономику, — он оценивает политические, демографические и т. д. риски. Можно сделать прекрасный закон о ГЧП. Но если у нас будет высокий уровень административных барьеров, контроля и т. д., если не будет уверенности, что инвестора завтра не прихватят налоговики, кто пойдет на такие условия? Поэтому нужно работать по всем направлениям. Нужно повышать общий уровень доверия, к политической, экономической системе и, конечно, к праву. В экономике все взаимосвязано.

— Вероятно, у белорусских властей были слишком большие иллюзии относительно ГЧП…

— Определенные иллюзии, конечно, были: вот, сейчас в страну валом повалят инвестиции. Но инвесторы, особенно иностранные, тщательно взвешивают все за и против, и начинают с оценки политических рисков. Политика не в том смысле – воюет страна или нет, а в части законодательства: кто имеет право принимать решения, как принимаются решения, как защищена собственность, как распределены риски между инвестором и государством и т. д. Это ведь тоже политика.

ЦИТАТА
Председатель Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Владислав Щепов:
«Практика показывает, что инвестиции, которые приходят в страну, всегда прямо пропорциональны норме прибыли и обратно пропорциональны риску. Чтобы к нам пришли большие инвестиции, нужно сделать так, чтобы риск деятельности для инвесторов у нас был ниже, чем в сопредельных странах, либо обеспечить огромный уровень рентабельности. Думаю, что второе невозможно, потому что у нас нет большого притока денег и природных ресурсов. Зато у нас есть «мозги», люди. Поэтому сейчас ключевым моментом развития нашей экономической политики будет снижение всех рисков и разного рода издержек, которые наложены на предпринимателей».

Цитата из выступления на конференции «ГЧП в Германии и Беларуси: сравнительный анализ и рекомендации», которая прошла 27 сентября 2017 года в Минске.

Проекты ГЧП в Беларуси

Название проекта Инициатор проекта Предварительная стоимость капитальных затрат Текущий этап подготовки
Реконструкция автомобильной дороги М–10: граница Российской Федерации (Селище) — Гомель – Кобрин, км 109,9 – км 195,15 Министерство транспорта и коммуникаций 200 млн. долл. США Технико-экономическое обоснование по проекту находится на стадии подготовки в рамках реализации соглашения между Республикой Беларусь в лице Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь и Европейским банком реконструкции и развития.
Реконструкция комплекса зданий УЗ «Городская клиническая больница №3» в г. Гродно Гродненский областной исполнительный комитет 100 млн. долл. США Ведутся переговоры по привлечению Международной финансовой корпорации к финансированию подготовки проекта.
Строительство трех детских дошкольных учреждений в регионах Минской области Минский областной исполнительный комитет 13,2 млн. долл. США При финансовой поддержке Европейского союза отобранным консорциумом консультантов ведется для разработка и технико-экономического обоснования по проекту.
Проектирование и строительство станции скорой и неотложной медицинской помощи в г. Барановичи Барановичский городской исполнительный комитет 4,3 млн. долл. США Ведется поиск источников для подготовки и последующей реализации проекта.

 

 

 

Тэги:

, ,

Прогнозы на 2021 год: доллару грозит девальвация

После потрясений 2020 года хочется надеяться на стабильность в 2021 году, но существуют значительные риски того, что мир потрясет новый кризис, который не обойдет стороной и Беларусь: доллар, который является основной валютой для сбережения у жителей Беларуси, подешевеет, а золото вырастет в цене, что поддержит резервы страны. Эксперты Всемирного банка прогнозируют рост мировой экономики в

Беларусь закрывает наземные границы на выезд

Постановлением Совета министров № 705 от 7 декабря 2020 года в Беларуси вводится временный запрет на выезд из страны через наземные пункты пропуска. Действовать запрет начнет с 20 декабря. Данное постановление вносит дополнения в постановление от 30 октября 2020 г. № 624 «О мерах по предотвращению распространения инфекционного заболевания», которым вводятся ограничения на въезд в Беларусь через

Прогноз курса рубля на неделю 4-6 января

Январь 2021 года вполне может оказаться удачным месяцем для белорусского рубля, и курс доллара на БВФБ уже за первую неделю месяца способен снизиться на 0,5-1%. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже за последнюю неделю 2020 года не вырос, как прогнозировалось, а уменьшился: на 0,4%, составив 30 декабря 2,5789 рубля. Причиной этого стало неожиданное ослабление

Прогноз курса рубля на неделю 25-29 января

За последнюю неделю января курс доллара на БВФБ может вырасти еще примерно на 1% на фоне небольшого роста курсов других валют. Уже в понедельник 25 января доллар может подорожать где-то на 0,5%. В начале прошедшей недели курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже снизился, как и ожидалось, но в пятницу 22 января он резко вырос, и

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия