Почему же не удается механически копировать лучшие образцы рыночной экономики?

«Достижение успешных результатов в ходе реформ может оказаться не менее сложным, чем превращение одного биологического вида в другой…»

Начну с анекдота. Во время войны один солдат пытался прорваться к Жукову, объясняя свою настойчивость тем, что он знает, как победить немцев. В конце концов его пустили. Рецепт оказался прост:

– Надо всех немцев усыпить, и тогда их можно будет взять голыми руками.

– А как же их усыпить?

– А это уже ваша проблема, товарищ маршал.

С экономическим ростом та же история. Вроде бы авторитетных объяснений, почему одни страны растут быстрее, а другие медленнее, хватает, а выбрать подходящий для «белорусской модели» и применить его на практике никак не получается.

Обратимся к таблице, позаимствованной из статистического Ежегодника-2016. В течение трех пятилеток «белорусская модель» росла почти вдвое быстрее мировой экономики. Но потом что-то «сломалось». Не порадовал и 2016 г.: 97,4% при прогнозе 100,3%. В текущем году падение сменилось ростом, но весьма скромным: за январь-сентябрь 101% при прогнозе 101,7%.

Среднегодовые индексы прироста (снижения)
основных социально-экономических показателей
(в процентах)

1991-1995 1996-2000 2001-2005 2006-2010 2011-2015
Валовой внутренний продукт -8,2 6,3 7,5 7,3 1,2
Экспорт 7,7 18,9 10,8 2,3

 

Просматривая на днях свой компьютерный архив, я наткнулся на рецепт Сергея Чалого. Признавая сложность проблемы, мой тезка подчеркивает лидирующую роль структуры экспорта. Цитирую: «Сейчас очень модным направлением экономики является экономика развития. Это дисциплина, которая пытается ответить на вопрос, почему одни страны растут быстрее, а другие медленнее. <…> Долго пытались найти какую-то корреляцию и никак не могли. Ни природа, ни количество природных ископаемых, ни количество населения и т.д. не коррелируют. Единственное, что коррелирует – это структура экспорта. Чем ближе она к структуре экспорта развитых стран – тем лучше живет страна. То есть если вы сможете экспортировать то, что экспортируют страны с высоким уровнем ВВП на душу населения – то у вас постепенно уровень жизни в стране будет приближаться к уровню жизни в этих государствах».

Т.е. теоретически проблема экономического роста имеет решение: берем на выбор несколько преуспевающих стран, изучаем их структуру экспорта, копируем и… перечитываем анекдот, с которого я начал статью.

Последствия демонтажа мембраны

«Беларусь же последние годы движется в противоположном направлении». Это еще одна цитата, позаимствованная у Сергея Чалого. Ежегодник-2016 и этот вывод подтверждает. Среднегодовой индекс прироста экспорта в 2011-2015 гг. составил неубедительные 2,3%. В текущем году данный показатель вопреки прогнозу вновь оказался двузначным, но особой заслуги «белорусской модели» в этом нет. Спасибо ценам, подросшим на курсовых дрожжах. Что касается физического объема экспорта, то за январь-июль товарная масса экспорта увеличилась на 4,2%.

Но проблемы экспорта количеством не ограничиваются. Если в 2005 г. удельный вес инвестиционных товаров в общем объеме экспорта составлял 12%, то через десять лет в 2015 г. он сократился до 8,4%.

Почему же не удается механически копировать лучшие образцы рыночной экономики? Ответ лежит на поверхности: трудность введения рынка посредством реформ заключается в том, что он не является техническим устройством. Рынок – это образ жизни миллионов, определенное мировоззрение, менталитет, это массовое ощущение его естественности, комфортности.

Рынок – историческая категория. Нас она на протяжении последнего тысячелетия если и задела, то исключительно на этапе ВКЛ.

Принято считать, что советская (и досоветская) экономика функционировала за «железным занавесом», благодаря которому обмен товарами и идеями с западным миром был сведен к минимуму. Мне кажется, «железный занавес» – неудачный образ. Для понимания особенностей межцивилизационного обмена лучше обратиться к понятию «клеточная мембрана». Ее функция, как подсказывают словари, заключается в том, чтобы защитить целостность внутренней части клетки, впуская внутрь только необходимые для жизнедеятельности компоненты.

На практике такая избирательность осуществлялась за счет монополии государства на внешнюю торговлю. Перечень товаров, разрешенных к ввозу, на протяжении тысячелетия корректировался в зависимости от задач, которые элита считала первостепенными. Во времена Киевской Руси ввозили предметы роскоши и оружие. В годы сталинских пятилеток – станки и технологии. При хрущевской оттепели государство начало закупать зерно, т.к. сталинская коллективизация разорила деревню. В годы брежневского застоя государство было вынуждено массово закупать товары народного потребления.

Но какие бы товары не пропускались через мембрану, конкуренции отечественной промышленности они не составляли. Ввозилось только то, что внутри страны не производилось или производилось в недостаточном количестве.

Мембрана, таким образом, блокировала формирование конкурентной среды внутри страны. Поэтому продукция местного производства была востребована. Но сколько веревочке ни виться, а конец будет. Перестройка разрушила мембрану. Неожиданно выяснилось, что электронно-вычислительных машины бывают не только серии «Минск». У любого отечественного товара нашелся зарубежный аналог, превосходящий его по цене-качеству.

Естественно, чем сложнее было производство, тем ниже оказался его уровень конкурентоспособности. Мало что к сегодняшнему дню осталось от белорусского приборо- и станкостроения. Никакими указами и инвестициями не вывести из коматозного состояния бывший флагман советской электронной промышленности «Интеграл».

Изучением структуры экспорта стран-лидеров ситуации не исправить.

Такая вот динамика!

Около 350 лет страна прожила в режиме догоняющей модернизации. Это был особый путь развития, основанный на заимствовании западных технологий при минимальном освоении чужеродной культуры. Страны, сумевшие успешно пройти этот путь, вошли в число развитых техногенных обществ, сохранив многие черты самобытности (например, Япония, Южная Корея).

СССР в их число не попал. Если провести индустриализацию под защитой мембраны и ценой многомиллионных жертв еще получилось, то со следующим шагом от экономики индустриальной к постиндустриальной вышла осечка. Хотелось бы в рай пятого технологического уклада, да культура не пускает*.

* Пятый уклад опирается на достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т. п. Происходит переход от разрозненных фирм к единой сети крупных и мелких компаний, соединенных электронной сетью на основе Интернета, осуществляющих тесное взаимодействие в области технологий, контроля качества продукции, планирования инноваций.

По инерции Лукашенко еще пытается действовать по отработанной схеме. Достаточно вспомнить историю с тестированием последней модели электромобиля Tesla, которая закончилась поручением «отечественным разработчикам стремиться к этому уровню».

Через несколько дней, во время рабочей поездки в Слуцкий район глава государства поставил аналогичную задачу перед производителями дорожно-строительных машин. Цитирую по официальному пресс-релизу: «Пусть начинают. У нас огромная сеть дорог, ее надо приводить в порядок. Если мы будем все время покупать импортные машины, зачем тогда наше автомобилестроение?»

В то время как современное материальное производство все активнее осуществляется с помощью международных производственных цепочек, пересекающих границы государств, «белорусская модель» продолжает делать упор на импортозамещение.

Кто сегодня помнит, что в августе 2004 г. Лукашенко возмущался отсутствием в Беларуси собственного производства мобильных телефонов. При этом в качестве положительного примера он ссылался на опыт реанимации производства комбайнов: «Можно сельскохозяйственные комбайны закупить за границей. Но мы пошли другим путем: развиваем свою, отечественную зерноуборочную, льноуборочную, кормоуборочную технику. Все это сделано за последние пять лет».

Но прошло еще 13 лет. И что мы имеем в области комбайностроения? Вновь обратимся к официальной статистике. За период с 2011 по 2016 производство зерноуборочных комбайнов сократилось в 8,4 раза. Такая вот динамика!

Производство зерноуборочных комбайнов (штук)

2011 2012 2013 2014 2015 2016
1900 864 992 767 374 227

* * *

«Достижение успешных результатов в ходе реформ, – подчеркивал историк Александр Ахиезер, – может оказаться не менее сложным, чем превращение одного биологического вида в другой, так как социокультурные сообщества, прежде чем реально измениться, должны исчерпать методы борьбы на своей собственной основе, мобилизуя для этого все свои жизненные силы».

Вот такой уровень проблемы, с которой сегодня сталкивается Беларусь. Исчерпала ли «белорусская модель» полностью методы борьбы на своей собственной основе? Пожалуй, что да. Но осознает ли сегодня это тот, кто по Конституции наделен правом принимать решения? Возможно, что начинает. Иначе зачем тема «либерализации экономики» вновь стала актуальной?

 

Тэги:

, , ,

Прогноз курса рубля на неделю 28 февраля – 4 марта

Можно ожидать существенных колебаний курса доллара на БВФБ, вызванных скачками его курса на Московской бирже. Скачок, подобный произошедшему 24 февраля, маловероятен, в то время как возможна коррекция на 1-2%. Курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос на 7,5% и достиг 25 февраля 2,7597 рубля, что намного превысило прогноз. Но такой обвал вряд

Доллар и евро подорожали на торгах на БВФБ 21 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль отыграл почти половину вчерашнего падения — итоги торгов на БВФБ 1 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль резко подешевел к доллару и евро на торгах на БВФБ 22 февраля

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия