• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Европейская исследовательская ассоциация “Oikonomos” (Вильнюс, Литва)

Возникшие в послевоенный период на немецкой земле Федеративная Республика Германии и Германская Демократическая Республика на протяжении сорока лет как бы олицетворяли две социально-экономические и политические системы, два образа жизни – капиталистический (ФРГ) и социалистический (ГДР). Из них каждая по-своему «работала» на авторитет соответствующей системы.

Однако это экономическое состязание в конечном результате оказалось не в пользу социалистической модели. Так, в конце 1980-х годов производительность труда в ГДР была намного ниже западногерманской и значительная часть предприятий в стране были убыточными, но необходимо учитывать, что в основе этого лежали не только институциональные причины, но и политическое давление Запада.

Стартовые условия после войны были схожими, политический раскол Германии привел к экономической дезинтеграции стран, к расколу единого хозяйства. Но основные диспропорции возникли между относительно развитой обрабатывающей промышленностью, на территории ГДР и предельно недостаточной для нее угольно-металлургической сырьевой и энергетической базой, которая осталась на Западе. Война нанесла больший ущерб восточной части Германии, где развернулись основные боевые действия. Здесь было разрушено 45% промышленных фондов, в том числе 30% мощностей энергохозяйств, полностью был дезорганизован транспорт, промышленное развитие не было обеспечено каменным углем, нефтью, железной рудой, цветными металлами. Не было базиса тяжелой промышленности, исторически сложившейся в Западной Германии.

Учитывая практически полное отсутствие внешних валютных кредитов (СССР их предоставлял, но не в таких объемах, как США по «плану Маршалла» для ФРГ), груз репараций (ФРГ выплатила в меньшей степени) и расходы по содержанию советских войск (они были ограничены 5% годового бюджета ГДР только после1953 г.), экономические достижения ГДР в 50-е годы можно назвать феноменальными. Если ФРГ (а ее темпы роста в разы превосходили показатели Великобритании и Франции) увеличила с 1950 по 1958 гг. выпуск промышленной продукции на 210%, то ГДР – на 241%. Средний ежегодный прирост промышленного производства в ГДР в 1950-58 гг. составлял 10%, а в ФРГ – 8,5%. В1957 г. ГДР обошла ФРГ и по объему роста промышленности в сравнении с1936 г. Если взять уровень этого года за 100%, то в1957 г. промышленный потенциал ГДР вырос в 2,4 раза, а ФРГ – в 2,26 раза. Причем стартовые позиции обеих стран в1950 г. были примерно одинаковыми: ГДР – 110,6% от уровня 1936 года, ФРГ – 110,9%. Однако за этими впечатляющими цифрами скрывались серьезные структурные проблемы экономики ГДР.

Развивая тяжелую промышленность и ухитряясь при этом избегать инфляции и дефицита госбюджета, правительству ГДР пришлось серьезно ограничить рост производства товаров народного потребления. Волнения населения в июне1953 г. во многом объяснялись не только повышением и без того высоких нормы выработки, но и перебоями в снабжении некоторыми продуктами, а также высокими ценами в госторговле на мясо, масло, ткани, одежду, кожаную обувь и посуду. Вследствие этого правительство ГДР произвело массированное перераспределение инвестиций с тяжелой промышленности в пользу отраслей, непосредственно удовлетворявших нужды населения. Однако новое направление инвестиционной политики государства сделало невозможным коренное переоснащение основных фондов изрядно устаревшей промышленности Восточной Германии. Большинство ее предприятий оставались на технологическом уровне1939 г., в то время как в ФРГ обновление оборудования в промышленности (и так гораздо меньше пострадавшей от войны, чем индустрия ГДР) произошло после1945 г. дважды.

И если первоначально перераспределение средств в пользу легкой и пищевой промышленности было оправдано, то в конкретных условиях индустриально развитой ГДР оно слишком затянулось. Страна все равно объективно не могла накормить и одеть себя за счет внутренних ресурсов. Следовательно, нужно было наращивать экспорт, а основными экспортными товарами Восточной Германии всегда были промышленное оборудование и изделия химической промышленности. Но так как в эти отрасли не направлялось достаточное количество средств, то их продукция морально устаревала и с каждым днем становилась все менее конкурентоспособной на Западе. Соответственно сокращались валютные поступления, которые можно было использовать для закупки продуктов и высококачественных товаров народного потребления, многие из которых (например, традиционные для потребления в Германии кофе и шоколад) не могли поставляться из стран соцлагеря. Получалось, что западные немцы к середине 50-х годов уже входили во вкус т.н. южных фруктов (т.е. бананов, ананасов и т.д.), в то время как для жителей ГДР пока еще не хватало хорошего кофе. Причем очень интересно, что эти проблемы прекрасно понимали в СССР, хотя многим это казалось несущественным. Но если советские рабочие и крестьяне были в 1950-е годы непритязательны в выборе потребительских товаров, и отсутствие некоторых вещей не воспринималось ими как лишения и тяготы, то немцы традиционно имели более высокую культуру потребления. Отсутствие кофе было для них весьма чувствительным. К тому же ГДР имела перед собой пример ФРГ, и выживание немецкого рабоче-крестьянского государства действительно зависело от того, сможет ли оно обеспечить своим гражданам хотя бы сравнимый с ФРГ уровень жизни. ГДР из года в год была вынуждена импортировать (в основном из СССР) значительную часть потребляемого в стране продовольствия. За границей закупалось 25% зерна, 11% мяса, 7% масла и 8% яиц.

Понятно, что в ГДР формировали такую же структуру экономики, какой она была в СССР, что влекло за собой процессы национализации и огосударствления. В 1952 году в деревнях стали создаваться производственные кооперативы, причем с применением как экономического, так и административного нажима. Пик принудительной коллективизации в ГДР пришелся на 1960 год. В течение этого года было коллективизировано сельскохозяйственных земель столько же, сколько за все предыдущие восемь лет. К концу 1960 года более 80% сельскохозяйственных земель в ГДР было огосударствлено. Аналогично строилась политика и в индустриальном секторе, и если в начале 1960-х годов социалистический промышленный сектор производил 85% всего совокупного общественного продукта, то к началу 70-х годов доля народных (государственных) предприятий в промышленном производстве составила уже 94,9%.

В ФРГ к середине 1950-х годов после некоторого замедления экономического роста наступил новый подъем, вызванный притоком капитала, значительным обновлением технического производства, государственными мерами по оживлению тяжелой промышленности. В 1953-56 годах ежегодный прирост промышленной продукции составлял 10-15%. По объему промышленного производства Германия заняла третье место в мире после США и Великобритании, а по некоторым видам производства превзошла Великобританию. При этом основу быстро растущей экономики составил мелкий и средний бизнес: в 1953 году предприятия с числом работающих менее 500 человек обеспечили более половины всех рабочих мест в экономике, безработица имела устойчивую тенденцию к снижению (с 10,3% в 1950 до 1,2% в 1960).

К началу 1960-х гг. по объему промышленного производства и объему экспорта ФРГ уступала только США. На ее долю приходилось более 60,5% добычи угля, около половины производства стали, около 40% экспорта и 35% импорта ЕЭС («Общего рынка»). Успешно развивалось и сельское хозяйство. Например, в 1934–1938 годы среднегодовая урожайность пшеницы в стране составляла 22,3 ц с1 га, а в 1967 и 1968 — соответственно 41,2 и 42,3 ц с1 га. Отдельного упоминания заслуживает аграрная реформа, предавшая основную часть земельных угодий мелким и средним собственникам.

В числе факторов, способствовавших столь успешному развитию экономики ФРГ следует назвать и такие:

  • западная часть Германии исторически была сформирована как индустриальный центр страны, где сконцентрировались самые квалифицированные трудовые кадры;
  • значительная стартовая помощь в начальный период восстановления народного хозяйства по Плану Маршалла (3,9 млрд долл.), особенно поставки промышленного оборудования, способствовавшие включению ФРГ в научно-техническую революцию;
  • государственная поддержка предпринимательской деятельности, ставка на создание средних предприятий. Уже в1953 г. на предприятиях численностью до 500 человек работало более половины всех занятых;
  • укоренение во все отрасли народного хозяйства новейших достижений НТР;
  • минимальные военные расходы: до 1955-1957 гг. они ограничивались лишь финансированием оккупационных сил, что обходилось стране в 2–2,5 раза дешевле, чем содержание собственной армии;
  • многомиллионный приток беженцев из советской оккупационной зоны, что стало дополнительным источником рабочей силы.  Для экономики ФРГ беженцы из ГДР дали очень много, так стоимость человеческого капитала, перемещаемого из ГДР, составляла в ФРГ в 50-х годах 2,6 млрд. марок ежегодно (экономия на образовании и обучении персонала). В1960 г. доля беженцев и переселенцев (не только из ГДР, но и из других стран Восточной Европы) составляла 30,7% всех лиц наемного труда ФРГ;
  • поддержание в стране «классового» мира благодаря разумной социальной политике государства.

Тот факт, что уже через 15 лет после Второй мировой войны ФРГ вышла на первое место в Европе по уровню экономического развития, обогнав в хозяйственном отношении своих победителей, говорит о высокой эффективности реформ рубежа 1940-1950-х годов, ставших надежной стартовой площадкой развития западногерманской экономики. Для социально-экономической модели ГДР же были присущи все недостатки, характерные для командно-административной системы государственного социализма. Так, плановое хозяйство в значительной степени лишило граждан ГДР личной инициативы и самостоятельности, полностью был ликвидирован средний слой общества как базис экономического развития, предпринимательство и трудовая активность были парализованы. В результате производительность экономики была относительно низкой в сравнении с западными странами. В1979 г. она составляла 46% западного уровня и упала к1989 г. до 30-40%.

Сегодня многие немцы принципиально не желают делить страну на Запад и Восток и предпочитают забыть о пережитках прошлого. Однако даже спустя более двадцати лет после объединения между двумя частями страны остаются существенные экономические и институциональные различия не в пользу восточного региона Германии.



Прогноз курса рубля на неделю 11-16 ноября

Курс доллара на БВФБ может снова уменьшиться, но не так значительно, как на прошедшей неделе, то есть всего на 0-0,5%. Курс евро может опуститься примерно на такую же величину, а вот российский рубль, скорее всего, подешевеет в большей степени. В начале прошедшей недели средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже, как и ожидалось, снизился, затем

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает

Мы по-прежнему уделяем большое внимание оценке рисков, связанных с динамикой заработной платы — глава Нацбанка

Нациоанльный банк распространил заявление Председателя Правления Национального банка Республики Беларусь по итогам заседания Правления 6 ноября 2019 года. Приводим текст полностью: Сегодня на заседании по денежно-кредитной политике Правление Национального банка приняло два решения. Первое – снизить с 20 ноября ставку рефинансирования с 9,5 до 9 процентов годовых. Второе решение касается ставок Национального банка по операциям

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает

Военно-политическая ситуация: Коридорные страхи

Западные СМИ вновь обеспокоены судьбой Сувалкского коридора — небольшого участка земли между Польшей и Литвой, захватом которого Россия в случае начала войны может отсечь Балтию от остальных стран НАТО. Однако информационная компания может стать одним из факторов обострения военно-политической ситуации в нашем регионе. На днях американское издание The Daily Beast опубликовало статью из которой следует,

Игорь ЮШКОВ: «Российские чиновники сейчас явно предлагают Беларуси: дайте нам что-то большее, чем интеграционные карты»

О проблемных вопросах в отношениях между Беларусью и Россией в сфере энергетики в канун ожидаемого подписания дорожных карт по интеграции обозреватель БЕЛРЫНКА беседует с ведущим аналитиком Фонда национальной энергетической безопасности, экспертом Финансового университета при правительстве РФ Игорем ЮШКОВЫМ. — Недавно белорусский вице-премьер Игорь Ляшенко заявил, что в декабре Минск и Москва договорятся по условиям поставок