• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Основной показатель роста экономики ВВП за 7 месяцев текущего года продемонстрировал снижение на 2,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это хуже показателя за полугодие – тогда спад ВВП составил 2,5%, но самое главное, что таким образом развернулся, казалось, уже сформировавшийся устойчивый тренд – в первом полугодии от месяца к месяцу темп спада ВВП сокращался.

Эффекты и дефекты подсчета

Безусловно, у показателей, особенно это кается нашей страны, есть своеобразный «сезонный» фактор, а вернее — квартальный эффект. Дело в том, что для международных сравнений используются, как правило, квартальные данные, поэтому в прошлые годы можно было наблюдать, как показатели по ВВП «прыгают» относительно квартальных значений – в последний месяц квартала, демонстрируя взрывной рост, а в следующем месяце — падение.

И здесь работает не только эффект чисто статистической подгонки, но и оставшаяся с советских времен привычка у госпредприятий по выполнению квартальных и полугодовых планов, а также неритмичность бюджетного финансирования, когда деньги выделяются также под конец квартала или полугодия.

Тем не менее, в этом году после того, как вышли показатели за первый квартал, не произошло замедление – было очевидно, что показатели упорно «тянут» к выходу на положительное значение по итогам полугодия.

Хотя задача была изначально непростой – год начался с отметки в 4,3% спада по ВВП, поэтому оптимистичные заявления правительства о возможном выходе на положительную динамику изначально казались фантастикой. Но все же с учетом прошлогоднего тренда — на увеличение спада в первом полугодии — можно было надеяться, что если «дно» уже пройдено, то удастся стабилизировать показатели хотя бы на уровне самых низких прошлогодних объемов.

Но оказалось, прошлогоднее дно – вовсе не дно. При уточнении данных ВВП за I квартал (вторая оценка ВВП Белстатом) его абсолютное значение было снижено на 4,3 трлн. неденоминированных рублей, в итоге относительные показатели за I квартал были пересмотрены в сторону ухудшения. При этом не только по итогам полугодия не удалось сохранить уровень прошлого года, но и в первый же месяц второго полугодия показатель ухудшился, тогда как в прошлом году именно по итогам 7 месяцев был зафиксирован самый низкий относительный показатель по ВВП. То есть с учетом прошлогоднего минимума, казалось бы, можно было удержаться хотя бы на уровне полугодия – то есть минус 2,5%.

А может, это деноминация?

Помимо квартального статистического эффекта, свою лепту в ухудшение показателей в июле могла сыграть деноминация вместе с введением электронных счетов-фактур в один день с деноминацией. Многие субъекты хозяйствования попросту не работали несколько дней в июле, уйдя в краткосрочный отпуск, чтобы не наделать ошибок и переждать, пока все системы будут отлажены. Проблемой 1 июля может объясняться и больший по сравнению с июлем и предыдущими месяцами рост в июне – многие предприятия и предприниматели старались провести сделки до 1 июля, чтобы и квартал получше закрыть и потом не мучаться с пересчетом выручки, налогов и т. д. после деноминации.

Так или иначе, но в июле по сравнению с июнем сократились на 2,4% объемы промышленного производства, тогда как в июне по сравнению с маем был зафиксирован рост на 2,8% .

Серьезное падение произошло по подвиду экономической деятельности «Производство транспортных средств и оборудования» — трехмесячный рост производства сменился спадом — за 7 месяцев текущего года производство здесь сократилось на 2,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За полугодие был отмечен рост — на 7,6%.

В итоге показатели по промышленному производству также ухудшились по сравнению с полугодовыми данными. За 7 месяцев текущего года по данным Белстата, объем промышленного производства в январе июле сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 2%. Предыдущий показатель (за первое полугодие) был лучше — спад составлял 1,6%.

Промышленный спад не смогло компенсировать сельское хозяйство, которое показало прирост производства за 7 месяцев текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года  на 4,2% против роста на 3,3% за 6 месяцев. При этом прирост объемов сельхозпроизводства в июле по сравнению с июнем составил 62,5%, а по сравнению с июлем прошлого года – 6,6%. Очевидно, такие показатели по сельскому хозяйству объясняются, прежде всего, уборочной. В животноводстве показатели куда скромнее — реализации скота и птицы в июле по равнению с июлем снизилась – на 4,4% (по сравнению с июлем прошлого года – на 3,2%), производство молока выросло на 1,2% и 0,6% соответственно.

Продолжают ухудшаться показатели по товарообороту. В июле по сравнению с июнем оптовый товарооборот сократился на 2,4%, розничный вырос на 0,5%. В июне по отношению к маю показатели были заметно лучше. Оптовый товарооборот тогда сократился на 0,3%, розница выросла на 2,3%. В итоге показатели за 7 месяцев по оптовой торговле – минус 8,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и по розничной – минус 2,2% вышли хуже, чем за полугодие (минус 4,8% и минус 1,6% соответственно).

Ростки дисбалансов

Что же касается внешней торговли, в показателях которой правительство в мае-июне находило какие-то положительные тенденции, то по итогам полугодия сальдо по внешней торговле товарами и услугами по методологии платежного баланса сложилось отрицательным против положительного год назад за тот же период.

При этом отрицательное сальдо внешней торговли товарами угрожающе выросло, превысив миллиард долларов, а экспорт услуг, за счет которого вытягивались показатели по внешней торговле в прошлом году, начал сокращаться.

И это не единственное следствие попытки поправить дела в экономике за счет номинального роста показателей. Так, запасы промышленной продукции по состоянию на 1 августа увеличились за июль (с 64,7% к среднемесячному объему производства до 65,4%) несмотря на спад производства, то есть предыдущий помесячный рост промышленности во многом оказался работой про запас. А значит, стимулировать рост опасно – все равно большая часть ляжет мертвым грузом на складах, не

Рост производства в сельском хозяйстве на фоне уборочной сопровождался резким ростом цен на продукцию сельхозпроизводителей – на 4,4% в июле, на продукцию растениеводства – сразу на 15%. При этом розничный товарооборот, продемонстрировавший снижение темпов роста, напротив, никак не коррелирует с динамикой потребительских цен – в июне и июле рост потребительских цен оказался одинаковым — плюс 0,4%.

 Читайте также: 

Инфляционный навес: цены производителей сельхозпродукции выросли в июле на 4,4%

Инфляция в июле осталась на июньском уровне, годовая — чуть выросла

Сальдо внешней торговли Беларуси за первое полугодие — отрицательное


Приспасабливаясь к стагнации

Динамика показателей демонстрирует, что экономика как бы приспосабливается к стагнации, все плотнее залегает на дне – любые попытки стимулировать даже небольшой рост на отдельных сегментах тут же приводят к макроэкономической разбалансировке, создавая угрозу стабильности и стимулируя углубление кризиса. Но экономику, окончательно окопавшуюся на дне, с включенным механизмом самоподдерживания стагнации, уже очень сложно будет поднять даже в случае улучшения внешней конъюнктуры. Поэтому совершенно непонятно, на что рассчитывают власти, пребывая в тактическом ожидании чуда. Неужели рассчитывают на то, что Россия накануне своих президентских выборов обеспечит рост экономики и себе, и нам?

Между тем в России как раз сейчас заговорили о возможной долгой рецессии и годах застоя.  На днях вышел доклад Высшей школы экономики, в котором эксперты предупреждают — экономика, которая не растет, загнивает, утрачивая шансы на возобновление роста. К выборам 2018 года в России вполне может возникнуть тема «потерянного десятилетия» — констатируют они. Среди опрошенных аналитиков НИУ ВШЭ не осталось ни одного, кто не ожидал бы снижения ВВП по итогам 2016 года, указывается в докладе. Согласно консенсус-прогнозу, ВВП в текущем году сократится примерно на 0,8%, а на темпы роста примерно 2% в год экономика России сможет выйти только к 2020 году.

Что касается нашего консенсус-прогноза, который никто не проводит, но все его чувствуют сердцем, то, похоже, не осталось ни одного эксперта, кто бы ожидал выхода на правительственный ориентир по росту ВВП на 0,3% в 2016 году. Остается лишь угадать, кто из международных финансовых экспертов окажется ближе к истине. Всемирный банк и ЕБРР ожидают снижения ВВП по итогам года на уровне 3%, МВФ — минус 2,7%. Евразийский банк развития недавно ухудшил свой прогноз до минус 1,9%. Пока что нашей экономике ближе экспертная оценка МВФ.

Тэги:

, , , , , , ,

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Прогноз курса рубля на неделю 18-22 ноября

Ожидается совпадение нескольких негативных факторов для американской валюты, в связи с чем курс доллара на БВФБ может снизиться более чем на 1%. Уменьшение этого курса на доли процента возможно уже в понедельник 18 ноября. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе не снизился, как прогнозировалось, а вырос, хотя и всего на 0,1%,

ЦИК Беларуси опубликовал предварительные списки избранных 17 ноября депутатов в Палату представтелей

17 ноября 2019 года в Беларуси состоялись выборы в Палату представителей Национального собрания. Как сообщает ЦИК РБ, общая явка составила 77,22%, при этом досрочно проголосовали 35,77% от общего числа избирателей, включенных в списки ( 6 859 866 человек) 18 ноября ЦИК обнародовал фамилии кандидатов, которые, по предварительным данным, избраны в состав Палаты представителей Национального собрания

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает