• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Совершая рабочую поездку по Минской области, Александр Лукашенко посетил фермерское хозяйство «Цнянские экопродукты», которое имеет устойчивую экономику, демонстрирует эффективность, конкурентоспособность и развивается.  Известно, что в нашей стране понятие развития в основном связывается с государственными дотациями в проекты, которые часто проваливаются. Как это было с модернизацией, допустим, деревообработки: государственные вложения предприятия освоили, производство амбициозной продукции наладили, а покупатель от нее отказался.

Иное дело фермерство, которое возникает, функционирует и развивается на принципах самоокупаемости, самостоятельности и самофинансирования. Это знаменитая триада, три «С», на основе которой пробовали перестроить экономику СССР. Но в полной мере перестроился только частный сектор, включая фермерство. Во все годы своего президентства Лукашенко старался приучить колхозы к хозяйствованию на три «С»,  но ничего из этого не вышло.  Адекватно оценив ситуацию, он пообещал дальнейшую поддержку развитию фермерства: «У нас есть хорошие фермы… Хотят, отдайте лучше им».  Разумеется, Лукашенко не мог отвергнуть свою прежнюю аграрную политику, но признал, что с фермерами, «которые зарекомендовали себя», можно работать. Их можно вовлекать и привлекать к общему делу. Ведь, по его мнению, руководители всегда и везде все определяют: «Если нет руководителя – никогда не будет хозяйства. Дайте мне сотню революционеров, и мы перевернем Беларусь. Есть нормальные люди, и им надо отдавать землю. Пусть работают». 

Отмечу, что чрезмерный технократизм экономической политики Лукашенко часто критикуется, поскольку он наследовал основные максимы большинства советских и постсоветских деятелей. Его аграрная программа, хотя в ней много говорилось о социальной (гуманитарной) составляющей, в конечном итоге свелась к производственным и технологическим вопросам. В каждом его выступлении по этому вопросу ощущалась вузовская школа политэкономии социализма его молодости — эклектической солянки официальных, полуофициально признаваемых и официально не признаваемых суждений Ленина, Сталина, Троцкого, прочих вождей и коллективного автора в лице Госплана, который из этой солянки готовил дежурное блюдо для всех – пятилетний план народно-хозяйственного развития страны.  

Обращаясь к документам очередного Всебелорусского народного собрания, и профессии для, и ради обывательского интереса, я всегда вспоминаю о мечте, о которой рассказывал Ленин: «Если бы мы смогли дать завтра 100 тысяч первоклассных тракторов, снабдить их бензином, снабдить их машинистами (вы прекрасно понимаете, что пока это – фантазия), то средний крестьянин сказал бы: «Я за коммунию». 

С тракторами у нас проблем нет. Есть проблема с людьми. Не хватает тех, кто умеет работать, принимая всю ответственность на себя. А фермеры, которые не отказались бы и от государственной поддержки, но изначально ориентировались на самостоятельность, на хозяйственную независимость от государства,  оказываются ныне «государственными людьми».

Не так давно Белстат выпустил в свет очередной бюллетень о работе фермерских и крестьянских хозяйств в прошлом, очень кризисном для сельской экономики году. Приведенные там данные опровергают устоявшееся мнение – фермерство живет. А по сравнению с сельскохозяйственными организациями – даже процветает.

Например, в 2015 году фермеры инвестировали 562 млрд. рублей в основной капитал (на 20% больше, чем в 2014 году), увеличили выручку на 20%, производство сельхозпродукции в текущих ценах – на 17%. При этом выручка на одно фермерское хозяйство составила 1,33 млрд. рублей. На одного работника в среднем пришлось 440 миллионов.

Правда, рентабельность продаж снизилась, но осталась высокой – 18,1%. Несоизмеримой с рентабельностью сельскохозяйственных организаций, где она составила 3,3%. А без учета господдержки упала до минус 2,3%. Известно, что в последние годы сельскохозяйственные организации демонстрировали очень вялые темпы роста, а часто сокращали объемы производства. Но фермерство каждый год наращивало производство. Например, в 2015 году индекс производства в фермерском секторе составил 106,1%, в секторе сельскохозяйственных организаций – 97,1%. Но самые высокий темпы были достигнуты в 2011 году – 147,3% и в 2014 году – 116,9%.

Занимательная, на мой взгляд, статистика, соотнесенная с реальной ситуацией в экономике страны. Она легко интерпретируются. Например, в 2011 году, когда тройная девальвация белорусского рубля резко повысила закупочные и розничные цены в организованной торговле, потребитель обратился к частнику, в том числе, к фермерам, к рыночному мелкому торговцу, в результате установились рыночные цены, платежеспособный спрос на продукцию частника. Так вышло, что, не имея возможности конкурировать с монополистом – агропромом, фермер нашел свой профит от торговли с массовым бедным, в одночасье обнищавшем покупателем. Рыночные цены оказались меньшими, что компенсировалось повышением товарооборота.

В итоге фермеры, надо думать, увеличили реализацию продукции в полтора раза. Вспомним, что в 2011 году правительство возглавил Михаил Мясникович, который заявлял, что сельское хозяйство имеет очень «плохую экономику», а вставший к нему в оппозицию Александр Лукашенко привычно учил «красных помещиков» хозяйственному расчету при действиях в условиях рынка. Как всегда, получился пшик.

В 2014 году, когда все субъекты белорусской экономики (производители и потребители) самым непосредственным образом ощутили на себе воздействие кризиса, правительство отказывалось его признавать и предлагало все те же приевшиеся всем сценарии. Скучные, но не без элементов волюнтаризма. Например, в связи с применением западных санкций против России, в Минсельхозпроде заговорили о возможности и необходимости занять на российском рынке нишу, которую освободили западные поставщики. К концу года над этой затеей не смеялись только в белорусском правительстве. Простой народ веселился от всей души. И по поводу «белорусских креветок», и яблок – польских по содержанию и белорусских по форме, которые уничтожались российской таможней по подозрению в их принадлежности к NATO.

А сермяжная правда состояла в том, что Минсельхозпрод, получив превосходство над европейскими конкурентами на традиционном для себя рынке, не смог его реализовать. В очередной раз оказалось, что система эта не ориентирована на рыночную экспансию. Частный сектор (фермерство), напротив, в 2014 году увеличил производство-реализацию своей продукции на 16,9% в сопоставимых ценах.

Как говаривал известный правдолюб и первый из великих пролетарских писателей Максим Горький, факт – упрямая вещь. В том смысле, что с фактами трудно спорить. В этой связи вспоминается и «диалектическая логика», которой поклонялся Ленин. Опираясь на эти авторитеты, попробую сравнить между собой несколько упрямых вещей – фактов. В 2015 году сельскохозяйственные организации выручили за проданную продукцию 84,2 трлн. рублей, что принесло им 2,9 трлн. рублей чистой прибыли. В том же году фермерские хозяйства получили выручку в 3,3 трлн. рублей, что принесло им 0,52 трлн. рублей чистой прибыли.

Таким образом, прибыль сельскохозяйственных организаций в 5,6 раза превысила прибыль фермеров. Между тем, как это следует из специального бюллетеня Белстата «О деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств» в 2015 году списочная численность составила 9,2 тыс. человек. – 2,7% от численности занятых в сельском хозяйстве (330 тыс. человек). Легко предположить, весьма обоснованно, что 50-60 тысяч фермеров, будь они в наличии, получили бы такую же прибыль, что нынешние «колхозы». Практически без государственных дотаций. А с учетом намного меньшей себестоимости – намного большую прибыль. Вот вам и доказательство преимущества частного земледелия над огосударствленным хозяйством. Впрочем, если частный сектор существует в условиях «ручного управления» экономики, то существует априори – фактом своего наличия. Он нуждается в господдержке, но откажется от нее в пользу хозяйственной самостоятельности, которую дает только рынок. 

А где взять фермеров? Не из Голландии же завозить. Если в Беларуси будут созданы приемлемые условия, многие с удовольствием приедут сами. Но главная надежда на отечественных крестьян. Медленно, но неуклонно растет численность хозяйств и работников. Если в 2012 году официально числилось 2 442 хозяйства, в котором работали 6 915 работников, то в 2015-м – 3 017 и 9 200 соответственно. Примечательно, что в прошлом году, когда все сокращали численность, занятость в фермерском секторе увеличилась на 564 работника. В фермерских хозяйствах сегодня трудится 5 880 наемных работников и 3 320 фермеров и их родственников. Эти люди получают (добиваются от властей) земельные участки для сельскохозяйственного производства и отвечают за свою экономическую состоятельность. Сегодня в их распоряжении состоит всего 1,9% общей площади сельскохозяйственных земель.

Но не следует спешить «бить в фанфары». Ведь имея 1,9% земли, доля фермеров в общем производстве сельхозпродукции в 2015 году составила те же 1,9%. Что в лоб, что по лбу – разницы никакой. На самом деле экономическая разница между «коллективным» хозяйством и фермерским принципиальная. Первое получает ресурсы от государства и использует их для производства нужной государству продукции, которой оно распоряжается по собственному усмотрению. Желательно, при меньших затратах, а на деле – любой ценой, как на войне, не считаясь с потерями. Фермерство таких ресурсов не имеет и не может иметь, поэтому занимается только тем, что обеспечивает, как минимум, самоокупаемость производства. Не имея возможности конкурировать с организациями в животноводстве, фермерство сконцентрировалось на растениеводстве. Точнее, на овощеводстве.

Так, доля фермерских хозяйств в животноводстве составляет только 0,4%, а в растениеводстве – 3,7%. Вполне объяснимо, что в структуре производства в фермерских хозяйствах на животноводство приходится 11,1%, на растениеводство – 88,9%, где 65% приходится на картофель, овощево-бахчевые культуры и 4,6% — на плоды и ягоды. Однажды Лукашенко высказался в пользу возрождение технологии «пальцем пханой колбасы», за налаживание производства «мраморной говядины», продемонстрировал оптимистический пример выращивание арбузов. Все это может быть. Но не на колхозных полях-фермах, государственных комплексах и мясокомбинатах, а в традиционных крестьянских хозяйствах, которые во всем мире переживают настоящий Ренессанс. Потому что в обществе усиливается потребность в натуральных продуктах, выращиваемых без «химии». Именно эту рыночную нишу уже сегодня занимают фермеры. Вероятно, сегодня фермеры стали главным производителем товарного картофеля для отечественного рынка, они доминируют на овощном и плодово-ягодном рынке. Тут доминируют фермерские огурцы и помидоры, которые все больше вытесняют «казенные», производимые на тепличных комбинатах, чрезмерно энергоемких и не поддающихся модернизации.

В свое время советские идеологи тщетно воспитывали у людей «чувство хозяина на земле», не допускали мысли о том, чтобы дать хозяину главное средство производства, определяющего его социальную природу, – землю – в собственность. Новая реальность давно разошлась с прежней идеологией и требует от властей адекватной реакции. Упаси бог от компанейщины, когда чиновники начнут «загонять в фермеры» всех по разнарядке и по приказу начальства, но власть должна принципиально изменить подходы к фермеру. К единственному естественному частному инвестору в сельское хозяйство, который заботясь о своей выгоде, работает для пользы всех. Банально?! Но ведь верно.

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Прогноз курса рубля на неделю 18-22 ноября

Ожидается совпадение нескольких негативных факторов для американской валюты, в связи с чем курс доллара на БВФБ может снизиться более чем на 1%. Уменьшение этого курса на доли процента возможно уже в понедельник 18 ноября. Средневзвешенный курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе не снизился, как прогнозировалось, а вырос, хотя и всего на 0,1%,

ЦИК Беларуси опубликовал предварительные списки избранных 17 ноября депутатов в Палату представтелей

17 ноября 2019 года в Беларуси состоялись выборы в Палату представителей Национального собрания. Как сообщает ЦИК РБ, общая явка составила 77,22%, при этом досрочно проголосовали 35,77% от общего числа избирателей, включенных в списки ( 6 859 866 человек) 18 ноября ЦИК обнародовал фамилии кандидатов, которые, по предварительным данным, избраны в состав Палаты представителей Национального собрания

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает