До выборов президента Беларуси осталось девять дней, однако финальный отрезок главного политического события пятилетия не содержит никаких интриг – даже локальных.

Фактически последняя полуинтрига этой кампании заключалась в том, какая из двух стратегий оппозиции – стратегия «игнора» выборов (Статкевич и Ко) либо стратегия бесконфликтного участия (Короткевич) – получит наибольшую поддержку у белорусов. Результаты сентябрьского опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (Вильнюс) свидетельствуют о том, что ни одна из стратегий убедительной победы не одержала и в белорусском обществе по большому счету сохраняется статус-кво.

Социология и амбиции

По данным НИСЭПИ, за Александра Лукашенко сегодня готовы проголосовать 45,7% белорусов, а за Татьяну Короткевич – 17,9%, что при явке 70-80% превратится в 56-64 и 22-25% голосов соответственно. Оппозиционные политики, не участвующие в выборах, имеют суммарный электоральный рейтинг 8%, причем 3,5% здесь приходится на Николая Статкевича.

К идее бойкота положительно относятся 15,5% избирателей. Заявили же о своем намерении принять участие в голосовании 72,5% белорусов, но, как показывает опыт предыдущих исследований НИСЭПИ, итоговая явка, вероятнее всего, окажется выше предполагаемой.

Публикация свежих данных НИСЭПИ сразу же вызвала бурную реакцию политизированной общественности. Одни не поверили в цифры социологов: кто-то снова заговорил о том, что невозможно проводить адекватные социологические исследования в условиях авторитарного государства, а кто-то даже обвинил НИСЭПИ в сознательном искажении фактов. Другие поспешили объявить о сказочном электоральном успехе Татьяны Короткевич.

Взлет до оппозиционных небес

Формально повод для разговоров о сказочном успехе действительно есть: по сравнению с июнем рейтинг Короткевич вырос с 2,2 до 17,9%, то есть более чем в 8 раз. Это выглядит тем более удивительно, учитывая, что еще полгода назад об этом человеке практически вообще никто не слышал. 

Наиболее оптимистичные сторонники Короткевич говорят, что это только начало, обещая, что ко дню голосования рейтинг кандидатки вырастет еще больше – мол, выступления по радио и телевидению сделают свое дело. Однако те, кто сегодня заявляют о феноменальном успехе Короткевич, упускают несколько крайне важных деталей.

Во-первых, не учитывается значительная разница между рейтингом Короткевич по закрытому (17,9%) и открытому (7,2%) вопросу, а ведь данные рейтинги разнятся почти в 2,5 раза. Это доказывает, что в значительной степени феноменальный рост рейтинга Короткевич обусловлен тем обстоятельством, что людям, желающим перемен, приходится выбирать между ней, Гайдукевичем и Улаховичем.

И даже в такой ситуации вечный спарринг-партнер президента Сергей Гайдукевич умудряется оттягивать на себя 11,4% голосов. Это результат, в который трудно поверить, но который убедительно доказывает, что многим людям вообще все равно, за кого из кандидатов голосовать, – главное, чтобы не за Лукашенко.

Во-вторых, следует понимать, что не все желающие проголосовать за того или иного кандидата действительно это сделают. За примером далеко ходить не надо: за два месяца до президентских выборов 2010 года за Владимира Некляева, по данным НИСЭПИ, готовы были голосовать 16,8% избирателей (это лишь ненамного меньше нынешнего рейтинга Короткевич). Однако в итоге, по данным того же НИСЭПИ, проголосовали за Некляева лишь 8,3% избирателей, то есть вдвое меньше. Более того, в 2010 году предвыборный рейтинг не реализовался практически у всех альтернативных кандидатов: так, 8,6% за Андрея Санникова превратились в 6,1%; 6,4% Алеся Михалевича – в 2,7%; 5,8% Николая Статкевича – в 1,7% и т. д. Можно, впрочем, вспомнить и случаи, когда в аналогичных ситуациях социологи фиксировали положительную динамику: например, так было в 2006-м у Александра Милинкевича.

Впрочем, даже если успех Короткевич по большей части является иллюзией, то сторонникам «игнора» цифры НИСЭПИ и этой иллюзии не подарили: предположительная явка свыше 72% явно не вписывается в панораму пустых избирательных участков 11 октября, о чем любят говорить сторонники данной стратегии.

Все виноваты или никто не виноват

Некоторые эксперты склонны утверждать, что Короткевич фактически аккумулировала в своем рейтинге весь традиционный электорат оппозиции: эти люди поддерживают ее просто потому, что она единственный кандидат, который хотя бы на уровне риторики выступает как оппонент Лукашенко. Так ли это либо, напротив, значительную часть поддержки Короткевич составили люди, ранее не склонные голосовать за оппозицию, – неизвестно. Но в любом случае ее рейтинг породил разговоры о том, что отказ демсил поддержать Короткевич лишил оппозицию шансов бросить реальный вызов Лукашенко на нынешних выборах.

Социологи, в свою очередь, подчеркивают, что неспособность к консолидации нанесла оппозиции колоссальный урон, ведь гипотетический кандидат в президенты, «который мог бы успешно конкурировать с Лукашенко», набрал бы больше действующего президента. Однако, с одной стороны, это вовсе не означает, что таким гипотетическим кандидатом могла бы стать Короткевич. А с другой стороны, возлагать вину за отсутствие консолидации исключительно на сторонников «игнора» было бы по меньшей мере заблуждением.

Да, очевидно: если бы Короткевич получила поддержку всей оппозиции, то ее рейтинг был бы выше и не исключено, что даже значительно выше. Однако команда Короткевич изначально не претендовала на поддержку всей оппозиции и не была нацелена в этом плане на компромисс, делая упор не на традиционный демократический электорат, а на электоральное «болото». Рассчитывать же на то, что оппозиция сплотится вокруг Короткевич просто потому, что нужно вокруг кого-то сплотиться, было бы просто наивно – особенно учитывая тот факт, что ее выдвижение кандидатом в президенты многими было воспринято как искусственный политтехнологический проект. Поэтому команда Короткевич в итоге получила именно то, на что рассчитывала. Характерно, что лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев в одном из интервью напрямую заявил, что отсутствие поддержки остальной оппозиции скорее даже идет в плюс Короткевич: мол, такая поддержка только связывала бы руки кандидата в президенты и портила ее имидж.

Впрочем, возлагать всю вину за дезинтеграцию на Татьяну Короткевич и «Говори правду» было бы не меньшей ошибкой.

Информация для новых споров

На самом деле результаты сентябрьского опроса НИСЭПИ лишь подливают масла в огонь бескомпромиссных споров в политических и околополитических кругах. Даже если вынести за скобки тех, кто принципиально не верит в цифры социологов (а таких, надо признать, немало), данные НИСЭПИ все равно не являются стопроцентным аргументом ни в пользу стратегии Короткевич–Дмитриева, ни в пользу стратегии «игнора».

Да, Короткевич продемонстрировала значительный рост своего рейтинга. Но это не 30 и не 35%, что позволило бы говорить о качественно новом уровне поддержки оппозиционного политика и очевидном преимуществе выбранной «Говори правду» стратегии.

Да, твердых сторонников бойкота всего 15,5%, однако их ненамного меньше тех, кто собирается голосовать за Короткевич. Поэтому если верно, что при полной мобилизации электората Короткевич могла бы побороться за второй тур, то также верно и то, что при полной консолидации вокруг идеи бойкота у оппозиции появлялся бы шанс на срыв выборов (учитывая, что сегодня не собираются голосовать почти 28% белорусов). Хотя оба варианта, безусловно, можно рассматривать только чисто гипотетически.

Теперь можно не сомневаться, что после президентских выборов раскол оппозиции по весьма условному принципу «умеренная/радикальная» сохранится и, возможно, даже усилится.

Интриги нет

Таким образом, за девять дней до выборов в президентской кампании не осталось никаких интриг, даже локальных.

Очевидно, что победу в первом туре одержит Александр Лукашенко, а второе место займет Татьяна Короткевич. Результаты голосования, согласно данным Центризбиркома и данным социологов, будут традиционно разниться. Короткевич, вполне возможно, получит от Центризбиркома чуть больше, чем в последнее десятилетие получали оппозиционные кандидаты в президенты, однако и не слишком много, чтобы ее ни в коем случае не стали воспринимать как серьезного конкурента Лукашенко (этого политическая система Беларуси не предусматривает по определению). По поствыборным данным НИСЭПИ, Короткевич, скорее всего, получит цифры в коридоре традиционного демократического электората, то есть 15-25%. Этого будет достаточно, чтобы заявить журналистам о тактической победе, но этого все равно не хватит для того, чтобы Короткевич стала бесспорным лидером протестного движения и символом перемен. О своей небольшой победе объявят и сторонники «игнора», хотя барьер явки в 50% будет, без сомнения, преодолен. Массовых же акций протеста после выборов не последует.

Однако самое главное, что нынешние выборы не просто не приведут к смене власти, но даже не принесут существенных изменений в расстановке сил на политическом поле Беларуси.

Тэги:

, , ,

Прогноз курса рубля на неделю 28 февраля – 4 марта

Можно ожидать существенных колебаний курса доллара на БВФБ, вызванных скачками его курса на Московской бирже. Скачок, подобный произошедшему 24 февраля, маловероятен, в то время как возможна коррекция на 1-2%. Курс доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже на прошедшей неделе вырос на 7,5% и достиг 25 февраля 2,7597 рубля, что намного превысило прогноз. Но такой обвал вряд

Доллар и евро подорожали на торгах на БВФБ 21 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль отыграл почти половину вчерашнего падения — итоги торгов на БВФБ 1 марта

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Белорусский рубль резко подешевел к доллару и евро на торгах на БВФБ 22 февраля

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия