• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

Денис МЕЛЬЯНЦОВ: можно с уверенностью говорить, что у ЕС нет какого-то конкретного плана в отношении Беларуси.

Денис МЕЛЬЯНЦОВ: можно с уверенностью говорить, что у ЕС нет какого-то конкретного плана в отношении Беларуси.

Такое мнение в интервью БЕЛРЫНОК высказал старший аналитик зарегистрированного в Литве Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис МЕЛЬЯНЦОВ.

– Сегодня общим местом у политологов стало сравнение нынешнего этапа белорусско-европейских отношений с периодом «потепления» 2009-2010 годов. А в чем вы видите принципиальные различия двух этих периодов?

– Я бы все-таки расширил предыдущие хронологические рамки оттепели, потому что там фактически первые шаги по нормализации отношений были предприняты в 2007 году, а активное их развитие последовало в 2008-м, что было связано с российско-грузинской войной. Впрочем, это не столь важно.

В чем различие между двумя этими периодами? Ну, во-первых, в том, что нынешняя оттепель пока еще не закончена и непонятно, до какой степени могут быть нормализованы отношения. Однако я бы все-таки сказал, что нынешнее «издание» оттепели более глубокое – эта оттепель потеплее предыдущей, потому что, в отличие от 2007-2010 годов, в белорусско-европейских отношениях есть конкретная повестка дня. Тут речь идет об упрощении визового режима, о том, что между Беларусью и Евросоюзом продолжается диалог по вопросам будущей модернизации, готовится подписание «Партнерства по мобильности», то есть это целый комплекс мероприятий предметного содержания, чего раньше не было. Прежняя оттепель была скорее риторическая: было много визитов, улучшилась риторика с белорусской стороны, однако той интенсивности переговорного процесса, которая есть сейчас, ее не было. В этом, наверное, главное отличие и есть.

– Можно ли считать вопрос наличия в Беларуси политзаключенных ключевым в отношениях Минска и Брюсселя?

– Да, его можно считать ключевым, потому что он мешает более глубокому улучшению отношений между двумя сторонами, он мешает выйти на переговоры по соглашению о сотрудничестве и партнерстве, чем можно было бы завершить этап потепления и окончательно нормализовать отношения Беларуси и Евросоюза.

Ведь что такое нормальные отношения в международной практике? Это когда у сторон есть подписанный и ратифицированный договор о сотрудничестве и партнерстве. Естественно, наличие политзаключенных (по крайней мере тех, которых признает ЕС) мешает этому процессу. Но здесь нужно отметить, что, понимая тупиковость ситуации, и белорусская, и европейская стороны постарались этот болезненный политический вопрос (да и не только его) вынести за скобки и начать переговоры по такой предметной области, где можно более-менее найти какое-то соприкосновение: тот же визовый режим, вопросы экономического развития и инвестиций, охраны окружающей среды и т.д. Поэтому сейчас мы видим, что политические вопросы, в силу усталости и в силу изменившейся геополитической ситуации (я имею в виду конфликт в Украине), отходят на второй план. Европейцы скорее пытаются найти какие-то сближающие темы, чем поддерживать разъединяющие (вопрос о политзаключенных, правах человека, свободе прессы и т.д.).

– Недавно в интервью независимым СМИ Александр Лукашенко рассказал, что вопрос об освобождении Николая Статкевича находится в повестке дня, хотя окончательное решение еще не принято. Эти сомнения главы государства связаны с неким неофициальным торгом, который сейчас идет между Минском и Брюсселем?

– С одной стороны, это просто слова, и их достаточно трудно комментировать. Президент не мог выразиться определенно: ситуация меняется – и международная, и внутриполитическая – и поэтому он не мог взять на себя ответственность и конкретно рассказать о своих планах. В итоге он говорил очень расплывчато: ну, может быть, будет освобожден, может, не будет…

Я думаю, что торг по политзаключенным, и не только по Статкевичу, идет давным-давно. Мы могли это наблюдать еще с 2011 года, когда были визиты Младенова (главы МИДа Болгарии, выступавшего в качестве посредника в неофициальных переговорах между Лукашенко и руководством ЕС. – Прим. ред.), когда были попытки договориться на дипломатическом и политическом уровне. То есть европейцы не оставляют надежд и пытаются по этому вопросу договориться – тут, безусловно, торг идет. Но, судя по тому, что Статкевич до сих пор за решеткой, можно сказать, что не было достигнуто какое-то определенное соглашение. Некоторые аналитики связывают возможность освобождения Статкевича с предполагаемым визитом Лукашенко в Ватикан, но опять-таки подобных поводов и раньше было достаточно, однако к освобождению политзаключенных это не привело.

– Какова сегодня конечная цель ЕС в отношении Беларуси? Чего бы в Брюсселе хотели добиться?

– Можно с уверенностью говорить, что у ЕС нет какого-то конкретного плана в отношении Беларуси. То есть если представить план как какой-то стратегический документ, который каким-то образом одобрен и реализуется, то такого плана нет. Зато есть желание наладить полноценные отношения с Беларусью, закрыть эту черную дыру (как некоторые говорят) на границе с Евросоюзом. Ведь Беларусь – это проблема для Евросоюза, он уже давно не может ничего конкретного здесь добиться.

Естественно, какие-то цели есть. Цель супермаксимальная – добиться демократизации страны, видеть Беларусь обычным восточноевропейским государством с демократически избранными органами власти. Более реалистичная цель – иметь предсказуемое государство у своих границ, с которым можно сотрудничать и не бояться, что из этой страны будут исходить какие-то проблемы (например, нелегальная миграция или угрозы военного характера). Сейчас европейские чиновники и дипломаты после последних событий в Украине приходят к пониманию, что теперешний белорусский режим, пусть он и авторитарный, не представляет собой проблемы в области безопасности и с ним, в общем-то, можно жить. Поэтому сейчас проблема демократизации ушла на задний план – это видно и по риторике, и по визитам, и по тому, что сокращается поддержка для белорусской оппозиции. То есть существует недостижимая идеальная цель, и есть цель более реалистического порядка – добиться предсказуемости, стабильности и в целом отношений, основанных на договорной базе.

– Будущее белорусско-европейских отношений сильно зависит от Кремля и ситуации на востоке Украины?

– Скорее именно от Кремля, чем от состояния дел на востоке Украины. Потому что очевидно, что Беларусь очень зависима в экономическом плане от России – от энергоносителей, от рынков сбыта и т.д. Так или иначе, Беларусь все равно будет принимать решения внутриполитические и внешнеполитические с оглядкой на своего восточного союзника.

Естественно, украинские события внесли очень существенную коррективу в международные отношения Беларуси. С одной стороны, если еще несколько лет назад, наверное, была такая уверенность, что есть определенная граница у Российской Федерации, что она никогда не будет воевать с ближайшими соседями, то сейчас очевидно, что такой границы нет. С другой стороны, события в Украине подталкивают Запад к сотрудничеству с Беларусью, а Беларусь также пытается эту возможность поймать и реализовать. Но в обобщенном виде зависимость от России, конечно, колоссальна. Я думаю, что в любом случае правительство Беларуси будет действовать с оглядкой на то, что думают в Кремле.

Тэги:

, , , , , , , ,

Президент США хочет девальвировать доллар, Беларуси придется ответить

Чтобы поддержать экономику США перед президентскими выборами 2020 года, Дональд Трамп может прибегнуть к девальвации доллара посредством  проведения валютных интервенций. Это будет настоящая мировая валютная война, в которой жители Беларуси окажутся в числе пострадавших. Дональд Трамп еще 3 июля текущего года в твиттере написал, что Китай и Европа занимаются масштабными валютными манипуляциями и вливают деньги

Калий как новый экономический драйвер Беларуси

Ввод в эксплуатацию новых калийных комбинатов – Нежинского и Петриковского ГОКов, бесспорно, еще больше усилит позиции Беларуси на мировом калийном рынке. Какие преимущества получит в результате Беларусь? И сможет ли она влиять на цены на калийном рынке? «Беларуськалий» на сегодняшний день остается единственным производителем хлоркалия в Беларуси. Спецэкспортером белорусских калийных удобрений с 2013 года является

В поисках альтернативы устаревшей либеральной идее

Жить двойной жизнью способны не только герои остросюжетных кинофильмов, но и политические режимы, претендующие на собственный путь развития. Подобные режимы принято называть «имитационными». Их лидеры периодически решаются на публичное осуждение «либеральной идеи» (вспомним июньское интервью Путина газете The Financial Times: «Есть современная так называемая либеральная идея, она, по-моему, себя просто изжила окончательно»). Но осуждать что-либо

Бог войны в Минске

Официально сообщили, что 3 июля в Минске в военном параде участвовали более 5 тысяч военнослужащих Вооруженных Сил Беларуси, включая воинов из нескольких зарубежных стран. Для проведения демонстрации миролюбивой мощи страны были привлечены почти три сотни танков, бронетехники, около полусотни вертолетов и самолетов. В общем, акция, к облегчению организаторов и командования, к радости минских обывателей, обошлась

Боевые самолеты: я тебе — ты мне

Поставляя за рубеж вооружения и услуги по их модернизации, белорусское руководство рассчитывает на открытие внутренних рынков стран-получателей и для своей продукции гражданского назначения. Беларусь до конца 2019 года модернизирует для Сербии четыре истребителя МиГ-29 по «братской цене», — заявил президент страны Александр Вучич по итогам недавнего визита в Минск, о чем сообщило сербское издание Informer.

Россия начинает денежное стимулирование экономики. Что делать Беларуси?

Банк России объявил о начале денежной поддержки экономики, что уже давно делают центробанки США, Евросоюза и Китая. Нацбанк РБ пока молчит, хотя банковская система страны и закрома Минфина просто лопаются от денег. В отличие от США и Евросоюза, центробанки которых открыто принимали программы смягчения своей денежной политики в целях поддержки экономики, Банк России ни о

Реформа белорусского госсектора: как заменить кнут на пряник?

Наконец-то белорусское правительство на официальном уровне признало, в чем корень проблем национальной экономики, — в госсекторе, который остается самым громадным в европейском регионе и самым неэффективным. Однако провести реформы госсектора быстро правительство Беларуси не может. Оно опасается негативных социальных последствий. Поэтому выбрало пошаговую тактику, без резких движений. Но даст ли медленная трансформация белорусского госсектора нужный

Нефтяной капкан

Ситуация с поставками некачественной российской нефти на белорусские НПЗ должна стать поучительным уроком для Беларуси. Нужно не заявлять, а наконец-то реально диверсифицировать поставки нефти, чтобы отечественные заводы снова не оказались в подобном положении. Белорусские НПЗ как вынужденные «фильтры» За последние десятилетия белорусские НПЗ впервые столкнулись с такой масштабной проблемой по вине российского поставщика трубопроводной нефти.