Министр труда и социальной защиты населения Марианна Щеткина провела «прямую линию» для читателей газеты «Рэспублiка». Если судить по опубликованной стенограмме, она подробно и конкретно ответила на все вопросы своих корреспондентов по поводу «материнского капитала», изменений в регламенте оказываемых социальных услуг нуждающимся гражданам, социального, опять же, иждивенчества.

Попадались и совершенно оригинальные вопросы. Мужчина поинтересовался, можно ли в стране заработать в месяц 10 млн. рублей. Г-жа Щеткина ответила, что можно зарабатывать намного больше: «Когда собиралась на «прямую линию», еще раз просмотрела общереспубликанский банк вакансий. Там есть предложения, где соискателю предлагают зарплату 65 миллионов. Получается, все реально».

Какой вопрос – такой ответ.

Самыми интересными для публики оказались, на мой взгляд, два: об увеличении пенсионного возраста и повышении размера пособий по безработице. Ответы оказались конкретными и категоричными: ни увеличения возраста, ни повышения размера пособия не планируется. Очевидна подоплека первого ответа. Давно и настойчиво правительство внедряет в сознание населения мысль о необходимости этой меры, но на данном этапе она табуирована. Какими бы ни были наши выборы, но даже абсолютный лидер не отчается на такой шаг накануне кампании.

В Литве пособия не повышают. Они сами растут

С безработными все не так очевидно. Например, Декрет № 3, направленный на ужесточение норм трудовой морали, еще не успел пополнить казну выплатами социальных иждивенцев. В этой ситуации повышение пособий выглядело бы несвоевременным и вредным для целей вышеуказанного декрета. К тому же население подспудно приучено официальными СМИ к мысли, что страна у нас хоть и гордая, но бедная.

А тут тратить деньги на людей, которые не работают!

У нас многие сочувствуют правительству. Разве что поинтересуются, почему, например, в Литве пособие по безработице в 30 с лишним раз превышает белорусское пособие? И сами же себе ответят, что денег у нас нет.

Но главное в том, что деньги есть и у нас, и в Литве. У нас не повышают пособия, но и в Литве этого не делают. Однако по разным причинам. В Литве потому, что под социальным страхованием понимается совокупность мероприятий, организуемых государством для страхования риска лиц или находящихся на их обеспечении лиц на случай утраты ими трудового дохода в связи с болезнью, инвалидностью, материнством, безработицей, возрастом, несчастным случаем на работе или заболеванием профессиональной болезнью социально застрахованного лица, а также дополнительных расходов в связи со смертью социально застрахованного лица или находящегося на его иждивении лица.

При этом уточняется, что социальное страхование является составной частью системы государственной социальной защиты. Это означает, что, во-первых, государство обязуется обеспечивать сохранность страховых ресурсов и эффективно их использовать. То есть выгодно вкладывать, обеспечивая нормальный профит. В противном случае (при нехватке средств для выплаты страховым сумм) государство компенсирует недостачу из бюджета.

В общем, не бином Ньютона, каждый школьник понимает, о чем речь идет. В частности, если правительство не злоупотребляет полученными для использования общественными средствами, то страховые выплаты не могут быть очень маленькими, не могут быть очень большими, а должны соответствовать тем страховым взносам, которые вносили плательщики, а взносы, в свою очередь, соотносятся со средней зарплатой. В Литве, например, каждый работник перечисляет в фонд социального страхования 33,98% своей зарплаты: 3% платит сам работник, еще 30,98% платит его работодатель.

Понятно, что все страховые выплаты образуются из одного источника и распределяются по справедливости,по потребностям и по возможностям. Например, пенсионные выплаты должны обеспечивать достойное доживание множества людей, что (в статистическом смысле) оказывается достаточно продолжительным. Поэтому средняя пенсия достигает даже 40% средней зарплаты. Медицинское страхование имеет свою специфику. Люди обычно болеют, но, если не случается эпидемий, численность больных в каждый конкретный момент меньше численности пенсионеров, во-вторых, больные (по статистике) достаточно быстро выздоравливают, но в этот момент их финансовые запросы увеличиваются. Поэтому больничные листы оплачиваются в размере от 70 до 100% от зарплаты работника.

Совершенно обычным делом является страхование случаев безработицы. Страховые выплаты везде и всегда ограничены по срокам (год, два и даже три) и выплачиваются по убывающей шкале. Например, в течение первого полугодия безработный, который зарегистрируется на бирже, получает 70% своего заработка, который у него был до наступления безработицы, а позже выплаты снижаются.

В разных странах происходит по-разному, но все страховые выплаты всех видов обеспечивают нормальную жизнь людям, которые по разным причинам не могут работать. Например, в Литве с 2001 до 2008 год среднемесячная зарплата повысилась с 270 до 620 евро, а уровень безработицы вырос за это время в 3 раза, до 13% экономически активного населения. При этом средняя пенсия выросла до 300 евро, а среднее пособие по безработице – до 200 евро.

То есть нет необходимости специально что-то «повышать». Система работает автоматически, независимо от властей.

Ручное управление упразднило кибернетику

Но у нас ведь над «кибернетикой» господствует ручное управление. Так и говорят: Лукашенко повысил или не повысил пенсии, а пособия по безработице не повысит, потому что этот трудоголик ненавидит тунеядцев. В этом деле он последователен, кого полюбит – наградит, а если осерчает, сделает то же самое, что с пенсией Станислава Шушкевича. Пенсии всех граждан индексировались на коэффициент инфляции – сколько было денег в стране, и они получали свою узаконенную долю. А пенсия бывшего спикера парламента не индексировалась. Как, впрочем, и пособие по безработице.

Анекдот, который порожден коллизией, отчасти спровоцированной и самим Станиславом Станиславовичем. Дело в том, что 30 мая 1991 года самый прогрессивный, но еще совсем советский ВС XII созыва, депутатом которого он был, принял закон о занятости населения. Вспоминается, что у депутатов не было особых возражений. Нужный закон,  необходимый для противодействия грядущей безработице. Конструктивный, поскольку он позволяет не только бороться с последствиями, но и предупреждать их, проводя активную политику занятости. То есть позволяет содействовать сохранению рабочих мест и созданию новых, обучать и переучивать занятых и безработных на нужные рынку профессии, проводить трудотерапию для безработных, организуя для них общественные работы.

Тогда мало кто задумывался, насколько трудно угадать будущие потребности рынка в работниках соответствующей квалификации и профессии. Но на все это требовались деньги.

Активная политика на рынке труда

К слову, белорусский закон о занятости, подписанный еще Николаем Дементеем, был простой калькой проекта, подготовленного в Москве.

В нем, само собой разумеется, активная политика стала приоритетной, а социальная защита безработных была названа пассивной политикой. Следовательно, львиная доля средств специального фонда содействия занятости предназначалась для «создания рабочих мест», а социальное страхование обрекалось на финансирование по остаточному принципу. В законе на этот счет имелась скромная ремарка: «Государство гарантирует выплату в установленном порядке пособия по безработице».

Позже были установлены порядок финансирования фонда субъектами экономики и регламент его использования. Организации обязывали перечислять в государственный фонд содействия занятости сумму «в размере одного процента от фонда заработной платы». Кроме того, устанавливалось, что «пособие по безработице выплачивается в следующем порядке: за первые 13 календарных недель – в размере 70% и за последующие 13 недель – 50% средней заработной платы (дохода) по последнему месту работы, но не ниже минимальной заработной платы и не выше удвоенной…».

В общем, как в цивилизованном мире, но там в качестве критерия для расчетов фигурирует прежняя зарплата безработного, не ограничиваемая минимальными стандартами. Но нельзя обвинять депутатов в скупости. В 1992 году предписывалось, что введенная впервые в истории МЗП не должна обеспечивать социальную защиту работников и соответствовать таким социальным нормативам, как минимальный прожиточный минимум, то есть «потребительской корзинке», о которой в то время все говорили. И утверждали, что ниже этой черты начинается бедность, и правительство стремилось ее предотвратить.

В январе 1992 года, когда вступил в силу Закон «О занятости», МЗП составляла 350 рублей, средняя зарплата – 1.256 рублей. Таким образом, минимальное пособие по безработице составляло 28% от средней заработной платы. Впоследствии это соотношение росло за счет соответствующей индексации заработных плат. Например, в мае того же года МЗП составила 31% средней зарплаты, поскольку она индексировалась в большей степени, нежели более высокие заработки. Иными словами, минимальное пособие по безработице равнялась почти трети средней зарплаты.

Такие цифры говорили о серьезном отношении к «пассивной политике на рынке труда». Если бы этот подход сохранился, то в апреле текущего года, когда СЗП составила 6,53 млн. рублей, минимальное пособие по безработице было бы в размере примерно 2 миллиона. Это в 1,4 раза выше современного бюджета прожиточного минимума, но составляет примерно 70% современного минимального потребительского бюджета.

Очень маленькая база

Иными словами, при сохранении первоначальных подходов к проблеме безработных их можно было бы считать такими же социально защищенными, как пенсионеров. А сохранить их не удалось потому, что помощь безработным оказалась за рамками общей системы социального страхования граждан, которая обладает определенным иммунитетом против особенно настойчивых проникновений государства в свои дела. В отличие от закона о занятости, которым государство может полноправно манипулировать. Ведь оно обязуется стимулировать занятость, в том числе и ограничивая помощь безработным. Стимулировать голодом.

Минтруда, правительство, администрация долго мудрили с социальными стандартами и придумали для себя очень выгодный инструмент. Назвали его базовой величиной и отказались от «минималки». И предписали, что пособие в течение 13 недель выплачивается в размере 70% и за последующие 13 календарных недель – 50% средней заработной платы (дохода) по последнему месту работы, но не менее одной базовой величины и не более двух базовых величин.

Как выполняется эта норма закона? По свидетельству Марианны Щеткиной, сейчас сумма пособия составляет от 0,7 до 2 базовых величин (одна базовая – 180 тысяч рублей). То есть самый «застрахованный» безработный может получать 360 тысяч, менее «застрахованный» – 126 тысяч.

Как уточнил Белстат в своем докладе, в апреле средний размер пособия на одного безработного составил 241,7 тысячи рублей, или 16,4% от бюджета прожиточного минимума.

Не знаю, больше ли это пенсии Шушкевича, но, говорят, он получать ее отказался. А за безработных по-прежнему все решают чиновники. Например, из состоявших на учете 5,2 тыс. человек пособие получили только 4,8 тысячи. 

Тэги:

, , , , ,

Совмин Беларуси утвердил перечень недружественных стран

Совмин Беларуси постановлением №209 от 6 апреля 2022 года утвердил перечень иностранных государств, совершающих «недружественные действия в отношении белорусских юридических и (или) физических лиц». В перечень включены Великобритания, США, государства-члены Евросоюза, Австралия, Канада, Лихтенштейн, Норвегия, Новая Зеландия, Албания, Исландия, Северная Македония, Черногория, Швейцария.

Доллар и евро заметно подорожали на торгах на БВФБ 10 мая

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

С 2023 года изменится порядок уплаты взносов в ФСЗН для ИП

Лукашенко подписан закон о внесении поправок в законы по вопросам государственного социального страхования», которые вступят в силу с 2023 года. «Начиная с 2023 года, индивидуальные предприниматели, также как и все остальные категории физических лиц, самостоятельно уплачивающих обязательные страховые взносы в бюджет фонда, в период нахождения в трудовых отношениях будут обязаны уплачивать взносы в бюджет фонда»,

Доллар и евро подорожали на торгах на БВФБ 3 октября

На Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) прошли очередные торги иностранными валютами.

Прогноз курса рубля на 2021 год

После значительного ослабления белорусского рубля против доллара в 2020 году, в 2021 году возможна некоторая стабилизация курса, но только в том случае, если российский рубль снова не обвалится против доллара на Московской бирже, как это произошло в 2020 году. В сделанном «БР» прогнозе на 2020 год было высказано предположение, что курс доллара на Белорусской валютно-фондовой

Повторится ли белорусско-российский «транзитный» конфликт в 2021 году?

Недавно белорусская сторона уведомила российскую «Транснефть» о своем намерении повысить в 2021 году тариф на транзит российской нефти на 25%. Такое повышение явно не отвечает планам российской «Транснефти», которая в этом году имеет серьезные потери из-за снижения объемов транзита нефти. Может ли это спровоцировать очередной «транзитный» конфликт Беларуси и России? Советник президента ПАО «Транснефть», пресс-секретарь

Евразийский формат не поможет Минску сбить цены на газ

Саммит Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который пройдет 11 декабря в онлайн-формате, не оправдает надежд белорусских властей на решение уже набившей оскомину проблемы – добиться в евразийском союзе общих с Россией тарифов на транспортировку газа. Поэтому торговаться с Москвой по цене газа и дальше придется в формате «двойки». Повестка саммита ЕАЭС будет включать, по предварительным данным,

Как белорусам заработать на приближающемся обвале доллара?

Появление вакцин против коронавируса снижает спрос на мировом рынке на доллары США, что может привести к падению курса американской валюты в 2021 году на 20%. Белорусский рубль подорожает, как и другие валюты, но есть вложения, которые могут обеспечить больший доход. Уже несколько стран объявили о начале массовой вакцинации в декабре текущего года – США, Германия