• EUR  2.4281
  • USD  2.1384
  • RUB (100)  3.2611
Минск  0.6 Погода в Минске

При подготовке к печати одной из моих статей, рассказывающих о событиях в Украине, возник вопрос: как правильно или как предпочтительно называть вооруженные формирования ДНР и ЛНР, лиц, поддерживающих ДНР и ЛНР, и деятельность этих формирований. Ответ на этот вопрос однозначным не получился. Причины, по которым однозначное определение сегодня затруднительно, видятся в следующем.

Одним из главных достижений глобализации сегодня считается создание единого информационного пространства. С помощью Интернета, телевидения, радио, газет и журналов человек может получить знания о событиях, происходящих во всех точках земного шара и даже за его пределами. Это явление, однако, имеет как свои плюсы, так и минусы. При этом плюсы плавно и незаметно перетекают в минусы. Доступность огромного количества информации привела к тому, что появилась необходимость эту информацию систематизировать, выбирать из ее потока то, что интересует. Систематизация информации и способ, посредством которого та или иная информация становится доступной и интересной отдельному человеку, стали не только средством, облегчающим усвоение информации. Они стали еще и средством борьбы за человеческие симпатии и предпочтения. Информация перестала быть нейтральной. Она стала обслуживать те или иные интересы, идеологии, государства. И, как и в реальном мире, на виртуальных информационных полях начались войны.

Тема информационной войны интересная и обширная. Не вдаваясь в подробности, отмечу две, на первый взгляд взаимоисключающие, тенденции, используемые в информационных войнах. С одной стороны, люди хотят агрессивной, активной информации об интересующем событии, с другой – оберегая свой внутренний психологический комфорт, они «отключают сознание», когда информация им неприятна. Другими словами, из всего спектра доступной информации человек выбирает и запоминает только ту, которая соответствует его ожиданиям и предпочтениям. Исходя из этих тенденций, вырабатываются и тактики ведения информационной войны, и способы подачи информации в отдельных изданиях.

Как и в обыкновенной войне, в информационной есть две стороны: те, кто завоевывает, и те, кого хотят завоевать. Первые создают информацию, вторые ее потребляют. Следует отметить, что те, кто создает информацию, не могут долго оставаться нейтральными к ней и в конечном итоге также становятся потребителями. Информация, таким образом, является оружием, действующим не на одну, а на обе стороны конфликта, хотя и с разной интенсивностью.

Одной из важных форм информационного оружия являются термины и их дефиниции. Термины, как известно, – это слова или словосочетания, точно и однозначно формулирующие понятие объекта и его соотношение с другими объектами или понятиями в пределах специальной области. Дефиниции (определения терминов) описывают важнейшие отличительные признаки этого объекта. Дефиниции могут в явном виде не содержать оценки объекта (позитивной или негативной), однако для устоявшихся терминов эта оценка всегда присутствует. Как правило, дефиниции в информационном тексте не расшифровываются, но подразумевается, что потребитель информации знает их значение.

Термины не только систематизируют, то есть разделяют информацию. Они связывают различные категории информации между собой. В информационных войнах часто используется не столько само значение термина, сколько вытекающие из него связи с другими терминами и понятиями, что и формирует у потребителя информации определенное отношение к ней.

Рассмотрим вышесказанное на примере описания событий, происходящих в Украине.

При описании событий в Украине для обозначения одной из противоборствующих сторон используются термины «террористы», «сепаратисты», «ополченцы». Какую информацию в скрытом виде несет использование каждого из этих терминов?

Террористы – лица, занимающиеся террористической деятельностью или терроризмом. Понятие «терроризм» используется в двух значениях: как юридический термин, описывающий характер преступной деятельности в соответствии с законами конкретной страны, и в общем значении – как политическое насилие, то есть средство насильственного захвата, удержания или смены власти, насаждения определенной идеологии или режима. Как первое, так и второе значение имеют отрицательную смысловую нагрузку.

Законодательства различных стран в целом характеризуют терроризм подобным образом, но есть и некоторые различия. В США, например, Бюро по борьбе с терроризмом (орган Госдепа) к терроризму относит любую «угрозу применения или применение насилия в политических целях отдельными лицами или группами, действующими или в поддержку, или против установленной правительством власти, когда назначение подобных действий заключается в том, чтобы поразить, ошеломить или запугать выбранную группу, более широкую, чем непосредственные жертвы». Законодательство Украины в Уголовном кодексе (ст. 258) дает определение терроризма следующим образом: это действия, «которые создавали опасность для жизни или здоровья человека или причинения значительного имущественного ущерба… если такие действия совершены с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения, провокации военного конфликта, международного осложнения, или с целью влияния на принятие решений, или совершения или несовершения действий органами государственной власти или органами местного самоуправления». Наказания за террористическую деятельность во всех странах очень высокие, вплоть до применения установленных законодательством высших мер наказания.

Следует отметить, что первые шаги по признанию ДНР и ЛНР террористическими организациями были предприняты Генпрокуратурой Украины еще 16 мая 2014 года. Первый заместитель генерального прокурора Украины Н. Голомаша высказался следующим образом: «Две самопровозглашенные республики, так называемые Донецкая и Луганская, – это две террористические организации, которые имеют четкую иерархию, которые имеют финансирование, которые имеют каналы поставки оружия». Тогда же было открыто уголовное производство по факту создания террористической организации*. В первом чтении в январе 2015 года был принят закон о признании этой организации террористической. Однако в юридическом оформлении ситуации с ДНР и ЛНР украинские законодатели дальше не продвинулись.

* http://petrimazepa.com/ua/terror.html

Сепаратисты – лица, занимающиеся сепаратистской деятельностью или сепаратизмом. Сепаратизм – это политика и практика обособления, отделения части территории государства с целью создания нового самостоятельного государства, или перехода в состав иного государства, или получения статуса очень широкой автономии. В европейском сообществе и США сепаратизм как таковой не рассматривается как преступление, в некоторых странах (Канада, Великобритания и др.) он является разрешенным законодательством при соблюдении определенных им же условий. В России, однако, публичные призывы к сепаратизму могут наказываться принудительными работами, лишением свободы до 5 лет и лишением права занимать определенные должности до трех лет. В Конституции Украины предусмотрен законный путь изменения территории государства: это всеукраинский референдум, который проводится по инициативе не менее 3 миллионов граждан, при условии, что подписи собраны не менее чем в 2/3 областей и не менее чем по 100 000 в каждой области. Умышленные действия, осуществленные с целью изменения территории с нарушением порядка, установленного Конституцией, или публичные призывы к таким действиям караются лишением свободы от 3 лет до пожизненного заключения (в случае если такие действия привели к гибели людей или другим тяжким последствиям). Финансирование таких действий наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет, лишением права занимать определенные должности до 3 лет, конфискацией имущества (УК Украины, ст. 110, 110-2). В советской идеологической системе сепаратизм часто называли национально-освободительным движением и рассматривали это явление как абсолютно положительное. Общей устоявшейся оценки сепаратизму – положительное это явление или отрицательное – нет, хотя для приверженцев незыблемости государственных границ это явление, безусловно, отрицательное.

Ополченец – человек, принадлежащий ополчению. В Российской империи ополченцами называли людей из гражданского населения, которых призывали на военную службу только на время войны. Государственное ополчение в России соответствует ландштурму в Германии и Австрии, милиции в Англии. Участие в ополчении рассматривается как деятельность по защите государства и является деятельностью позитивной во всех отношениях.

Таким образом, употребление терминов «террорист», «сепаратист» или «ополченец» в текстах о событиях в Украине содержит скрытую оценку автором происходящих событий: негативную (как осуждаемые мировым сообществом акты терроризма), нейтральную или слегка негативную (как допустимую в демократических странах борьбу за государственную независимость или автономию) и позитивную (связанную с защитой своего государства от врага). В конечном итоге выбор зависит от того, какую позицию вы занимаете в информационной войне, которая идет сегодня в Украине.

БелАЭС снизит не цены на электричество, а курс белорусского рубля

Государственный долг Беларуси в 2020 году вырастет примерно на 11 млрд. рублей по сравнению с текущем значением и достигнет 54,4 млрд. рублей, так как будет учтен российский кредит на строительство БелАЭС. Расходы на обслуживание этого кредита, если правительство не примет специальные меры, приведут к росту спроса на валюту и ослаблению белорусского рубля. В соответствие с

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Сравнительный тест шин: «еврозима» против всесезонки

Зимние шины делятся не только на фрикционные и шипованные. Среди первых, то есть шин без шипов, выделяют две группы. Это шины, предназначенные для мягкой зимы европейского типа, а также шины для суровой зимы скандинавского типа. Важная разница между этими двумя типами шин состоит в том, что «европейки» предназначены для эксплуатации по относительно чистым асфальтовым дорогам

Они таки открыли новую эру. И закрыли

Большинство советских праздников отмечались, как писал поэт, со слезами на глазах. При этом многие исторически пережили себя, были осовременены в современной реальности и прибрели принципиально новый смысл и даже стали антиподами прежних. Такое часто бывает в социальной жизни в случае, когда проекты и причастные к их исполнению субъекты реализовали свои намерения целиком, частично или провалились.

Реформа белорусского госсектора: дубль два

Новая дорожная карта реформ, которую белорусское правительство с января текущего года разрабатывает в сотрудничестве со Всемирным банком (ВБ), должна быть подписана до конца 2019 года. Разногласий по содержанию программы лет, вопрос лишь — в скорости обозначенных реформ, заявляет белорусская сторона. Однако без ответа остается один вопрос: неужели удалось согласовать подходы и по реформе госсектора? «Мы

Банки подаются в финтех не от хорошей жизни

В сентябре текущего года задолженность по кредитам белорусской экономики существенно сократилась – на 343,8 млн. рублей, достигнув 1 октября 45,89 млрд. рублей. Но парадокс: банки в таких условиях продолжали наращивать прибыль. Сокращение задолженности в сентябре было вызвано снижением объема кредитования юридических лиц, в то время как физические лица активно набирали новые кредиты. Более того, задолженность

Цифровая пятилетка для энергозависимой Беларуси

Вопросы борьбы за дешевые нефть и газ уходят на второй план, а следующая пятилетка должна стать цифровой. Это заявление первого вице-премьера Беларуси Александра Турчина на конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум KEF–2019» 31 октября прозвучало чуть ли не сенсационно. Особенно на фоне того, что Минск за последние годы не снизил колоссальную зависимость от импорта энергоносителей и продолжает