• EUR  2.46
  • USD  2.1177
  • RUB (100)  3.2257
Минск  11 Погода в Минске

Масштабный национальный проект в идеале означает выход отечественной экономики  на качественно новый уровень современного технологического развития, минуя ряд обязательных этапов ее развития. Очередная иллюзия белорусских властей?

Самой дискуссионной на площадке пленарного заседания Белорусского промышленного форума 30 мая стала тема цифровой трансформации белорусской экономики.

С докладом на эту тему «Стратегия цифровой трансформации экономики Беларуси: видение Минэкономики»  выступил начальник управления экономики инновационной деятельности Министерства экономики Дмитрий Крупский.  

Цифровая трансформация национальной экономики означает внедрение во всех отраслях  информационно-коммуникационных технологий с целью повышения  ее эффективности и конкурентоспособности. «Когда мы сейчас говорим о цифровой трансформации, многим кажется, что это — дело далекого будущего, – может быть, это когда-то к нам придет и мы когда-то будем перестраиваться. Нет, это — дело недалекого будущего. Директорам нужно уже сейчас думать над тем, чтобы начинать внедрять в практику управления элементы «Индустрии 4.0», — подчеркнул  Д. Крупский.

Немецкая система «Индустрии 4.0»  включает разработку и внедрение новых технологических стандартов. В том числе речь идет об использовании  робототехники, аддитивных технологий и т. д., которые позволяют управлять в режиме реального времени различными технологическими процессами.

Инновационные параметры нужно увеличить в 3-4 раза

Представитель Минэкономики отметил, что с 2017 года в Беларуси  начался новый этап экономического развития. Если в начале нулевых годов белорусская  экономика развивалась на старой советской технологической базе, то  2011-2016 годы — это  был период мучительных поисков новых источников экономического роста.

«Но с принятием декрета №7 «О развитии предпринимательства» и декрета № 8 «О развитии цифровой экономики»  руководство страны ясно и четко определилось.  Первое — ставка делается на развитие частного бизнеса. Второе — частный бизнес должен развиваться в высокотехнологичных сферах экономики», — отметил Д. Крупский.

Он пояснил, почему Беларусь «оказалась готова к цифровой трансформации экономики». Прежде всего, она сохранила свою промышленность. Развитие IТ-технологий, по сути, обесценило дешевый труд как фактор конкурентного развития стран, что в итоге привело к ренессансу индустриализации. Поэтому те страны, «которые последовательно наращивали производственно-промышленный потенциал, как раз и подошли к тому, чтобы  приступить к этапу цифровой трансформации».

«Как показываем мировой опыт, именно промышленность выступает основным потребителем инноваций. Страны, которые ее потеряли, оказались на обочине мирового  развития. Потому что никакая сфера услуг, пусть даже финансовых услуг, в целом не может обеспечить высокий рост экономики. Тем более, что страны, имеющие промышленность, приучили свое население к индустриальному мышлению», — отметил Д. Крупский.

Он признал, что инновационный потенциал в Беларуси пока развит очень слабо. В научно-инновационной сфере страны занято лишь 110,3 тыс. человек – около 2,5% трудоспособного населения. В стране насчитывается 431 организации, осуществляющие исследования и разработки, 24 субъекта инновационной инфраструктуры, включая технопарки, около 150 субъектов малого инновационного предпринимательства, около 150 организаций работают в сфере IТ.

Это совсем немного, сказал представитель Минэкономики. Качественные сдвиги в экономике происходят тогда, когда в этой системе занято порядка  10% населения. «Поэтому надо четко и ясно отдавать себе отчет, что инновационные параметры в стране должны быть увеличены в 3-4 раза, чтобы мы реально были готовы  приступить к цифровой трансформации», — подчеркнул Д. Крупский.

Новые отрасли создавать не можем, а инфраструктуру — да

«Когда-то меня поразило высказывание мистера Черчилля. Мы живем в таком мире, сказал он, когда крупные государства ведут себя как бандиты с большой дороги, а малые  страны – как проститутки. Беларусь же практически четверть века проводит самостоятельную политику де-факто», — отметил  Д. Крупский.

Да, согласился он, сейчас Беларусь не может создавать новые отрасли, как было в СССР, но может создавать инфраструктуру для инновационных производств.  Китайско-белорусский парк «Великий камень» и другие проекты — доказательство того, что Беларусь создает базу для своего индустриального развития, отметил докладчик.

Ожидается, что в течение первого полугодия 2018 года будет принят указ президента, в котором по предложению Минэкономики в госпрограмму будут заложены положения, призванные наполнить содержанием подходы по обеспечению цифровой трансформации белорусской экономики. Скорее всего, речь пойдет о внедрении новых принципов на нескольких пилотных предприятиях, чтобы потом тиражировать его дальше.

Пока новое направление цифровой трансформации курирует Министерством связи и информатизации Беларуси. «Но чтобы реализовать этот национальный проект масштабно, требуется создание госоргана, который бы концентрировал функции по развитию  цифрой трансформации в стране», — отметил Д. Крупский.

Решение о создании такого органа еще не принято. «Наше мнение: если мы хотим обеспечить принципиально новое управление, такой госорган должен быть создан на базе нескольких госорганов и за счет объединения  усилий науки, промышленности. Тогда промышленная политика будет рассматриваться как комплекс мероприятий по цифровой трансформации», — сказал докладчик.

Помимо создания интегрированного органа, механизм цифровой трансформации  включает также формирование соответствующей нормативно- правовой базы, привлечение международной технической помощи и т. д.

«Сегодня мы работаем с Южной Кореей, Евросоюзом. Надеюсь, что эти переговоры завершатся подписанием к концу года документов, и нам будет оказана какая-то международная техническая помощь в этой области», — отметил Д. Крупский.

Позиция промышленников: «мы не готовы ни морально, ни физически»

Выступление представителя Минэкономики аудитория выслушала внимательно. Но после доклада перешла в дискуссионную «атаку».

«Создавать «Индустрию 4.0» на промышленных предприятиях мы не готовы ни морально, ни физически. Самое главное: где взять ресурсы для внедрения элементов  «Индустрии 4.0», — заявил заместитель министра промышленности Сергей Гунько.

Он также отметил, что для многих предприятий внедрить элементы новой индустрии в условиях единого экономического пространства  «представляется невозможным» —  для тех предприятий, которые работают на космос, военно-технические сферы, так как их сфера деятельности связана с безопасностью.

Д. Крупский согласился, что львиная доля промышленных предприятий сейчас  не готова к  работе в новых условиях. «Для «Индустрии 4.0» нужно провести реструктуризацию бизнес-процессов в промышленном сектора. Требуется его реструктуризация, выделение ключевых компетенций, чтобы  в дальнейшем определять элементы внедрения системы 4.0», — подчеркнул он. Что же касается предприятий ВПК, то,  на проникновение цифровых технологий в эти предприятия «в первую очередь будет влиять не экономический, а политический фактор», добавил представитель Минэкономики.

И отметил, что даже Германия и США не могут позволить себе проводить цифровую трансформацию широким фронтом. «Это займет время. И рамках этого процесса определится, какая из отраслей белорусской промышленности станет лидером цифровой трансформации», – сказал он.

Сопредседатель Общественной Палаты Союзного государства Андрей Бирюков подчеркнул, что платформа «Индустрия 4.0» — немецкая программа для немецких предприятий, предусматривающая снятие барьеров внутри для противостояния барьерам мирового рынка, то есть, — для удержания немецкого технологического преимущества.

«Говоря о цифровой трансформации, надо иметь в виду: главное здесь – не цифра, а трансформация экономики – и неважно, посредством цифровых, технологических или иных механизмов. То есть, мы должны говорить  о повышении эффективности, производительности посредством тех или иных технологических решений», — подчеркнул А. Бирюков.

И привел еще один аргумент. «Когда откроем правдивую статистику, то увидим:  производительность труда в Беларуси — 25 тыс.  долларов на человека, в развитых странах – 60 тыс, долларов, а у лидеров мировой экономики – от 350 тыс. евро. При переходе на новые технологии мы увеличим производительность в 10 раз и столкнемся с очень большой проблемой – это занятость населения. В рамках десятикратного увеличения производительности это как минимум трехкратное уменьшение численности при росте производства в 3-4 раза. Не ответив на этот вопрос, ни о какой программе говорить невозможно. Это вопрос стоит во главе угла», — заявил А. Бирюков.

Министр промышленности Виталий Вовк в свою очередь задал вопрос: «Мы кидаемся терминами  — «Индустрия 4.0». А в Японии – «Индустрия 5.0».У других стран есть свой опыт. Почему решили, что немецкий опыт — это правильно?»

Д. Крупский пояснил, почему. «Немецкая технология наиболее четко проработана, что понимать под «Индустрией 4.0». Только это я хотел сказать. Если в нашей стране усилиями того или иного министерства, появится нечто иное, это будет очень здорово. Но речь не идет о том, что мы как кальку без критического восприятия переносим с того, что наработали немцы и перекладываем на наши реалии», — отметил Д. Крупский.

«Мы живем иллюзиями. Вот повесили флаг: «Индустрия 4.0», а что при этом, кроме модного слова? Концепция развития страны — в компетенции Минэкономики. А получается: мы какое-то министерство создадим, но Минэкономики будет не причем.  Просто со стороны будем смотреть, как там все происходит. Поэтому скажите, мы в стране должны быть вместе или по отдельности?»- сказал В. Вовк.

«Сейчас довольно странная сложилась ситуация. Вот Минэкономики, мол, пишет прожекты, а мы смотрим и удивляемся: отрыв от народа полный. Я к чему клоню. Сегодня началась работа по  наполнению программы развития цифровой трансформации, и станет ясно, что могут реально предложить отраслевые министерства», — заметил Д. Крупский.

Его поддержал председатель Государственного комитета по стандартизации Беларуси Виктор Назаренко. «Минэкономики говорит: посмотрите на «Индустрию 4.0». А бизнесу и промышленности это сегодня абсолютно не надо. С такой позицией, как у вас, мы никогда ничего не достигнем. Нежелание ничего слышать опасно тем, что мы сами себя расхвалили, а надо встать на землю», — сказал он.

«Цифровая трансформация экономики – это изменение бизнес-процессов. Этот вопрос требует очень широкого обсуждения с привлечением представителей  бизнеса, промышленности, чтобы мы выработали свой путь, а не стали заложниками неверных направлений… У нас уже была дискуссия по этому вопросу с участием бизнеса. Однако наши предложения не учтены. Все решается под ковром», — констатировал  А. Бирюков.

Для справки
Постановлением правительства Беларуси №167 от 28 февраля 2018 года в Беларуси создан Совет по развитию цифровой экономики.  Основными его задачами являются определение целей и задач цифровой трансформации национальной экономики; установление приоритетов внедрения цифровых технологий для производственных отраслей, сфер торговли и услуг, социальной сферы с учетом последних достижений в сфере информационно-коммуникационных технологий и развития глобального цифрового пространства.
Совет также будет формировать благоприятную правовую и регуляторную среду для развития национальной цифровой экономики; стимулировать переход к передовым цифровым технологиям в различных сферах экономики и общественных отношений.
В его компетенцию  входят создание и развитие современной цифровой инфраструктуры и создание цифровых платформ различного назначения; развитие национальной индустрии информационно-коммуникационных технологий; вопросы эффективности работы органов государственного управления в сфере развития цифровой экономики
Совету поручается реализация инвестиционных проектов и проектов государственно-частного партнерства в области информационно-коммуникационных технологий и международное сотрудничество в сфере цифровой экономики.
Председатель Совета по развитию цифровой экономики — премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков, его заместитель  — первый вице-премьер Василий Матюшевский.

Тэги:

, , , , ,

Прошлое возвращается: в обвале курса рубля виноваты жители Беларуси

В сентябре текущего года на валютном рынке Беларуси произошло знаменательное событие: объем чистой продажи валюты населением рухнул практически до нуля, что и привело к фатальным последствиям для курса рубля. Казалось, что времена, когда любой намек на девальвацию белорусского рубля приводил к возникновению ажиотажного спроса на валюту со стороны физических лиц, уже давно прошли. Однако итоги

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут 13-14 октября в Минске

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома 13-14 октября сельскохозяйственные ярмарки пройдут во всех 9 районах столицы: Наименование административного района Дата проведения Время проведения Адрес Заводской район 13-14 октября 10.00 – 16.00 ул. Герасименко, 51 (стоянка ФОК «Мандарин») 09.00 – 16.00 «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 (общегородская) Ленинский район 13-14 октября 09.00 – 16.00 ул. Гашкевича, 2/3 на площадке ООО «Евроторг»

Прогноз курса рубля на неделю с 15 по 19 октября

Коррекция курса доллара на БВФБ может продолжиться, и американская валюта, вероятно, подешевеет еще на 1-1,5%. Но в понедельник 15 октября возможен рост курса доллара на доли процента. На прошедшей неделе произошла долгожданная коррекция курса доллара по отношению к белорусскому рублю. На Белорусской валютно-фондовой бирже средневзвешенный курс доллара опустился на 1,4% и составил 12 октября 2,1261

Наказуемая либерализация

В ноябре исполняется ровно год с момента принятия Декрета № 7 «О развитии предпринимательства». Данный документ, по мнению властей, должен был дать толчок к развитию предпринимательства в Беларуси. Но что же реально изменилось в Беларуси за год действия Декрета № 7? Количественный прирост По данным Министерства юстиции за 8 месяцев 2018 года в Беларуси было

Правовые новации белорусской экономической политики (июль-сентябрь 2018 года)

Экономическая политика белорусского государства в 3 квартале 2018 года носила противоречивый характер.  С одной стороны, государством принимаются либеральные документы в валютной и налоговой сфере. С другой стороны, некоторые нормативные документы свидетельствуют о том, что государство по- прежнему предпочитает административные методы управления экономикой в ущерб возможностям либерального рынка. Валютная либерализация Одним из ключевых документов 3 квартала

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

KEF-2018: в повестке снова — «дорожная карта» реформ в Беларуси

В Минске 5-6 ноября пройдет «Кастрычніцкі эканамічны форум» (KEF-2018) «Беларусь в дивном новом мире». В повестке – обсуждение насущных проблем развития глобальной и региональной экономик. И, можно не сомневаться, эксперты неизбежно упрутся в ключевую для Беларуси тему – необходимость структурных реформ. На KEF-2017 рефреном звучало, что обозначившийся в стране экономический рост не должен убаюкивать белорусские

Основные боевые танки: ценой поменьше, числом побольше

Дефицит финансирования заставляет военно-политическое руководство Беларуси ориентироваться на самые малозатратные программы модернизации вооружений. 5 октября в ходе осмотра образцов отечественного оружия и техники на полигоне в Ивацевичском районе белорусский президент Александр Лукашенко сделал ряд заявлений, которые неоднозначно были расценены военными экспертами. В частности его высказывание о том, что «для нашей Беларуси не танки главное, не