• EUR  2.417
  • USD  2.112
  • RUB (100)  3.2096
Минск  6 Погода в Минске

Грядущий ввод в эксплуатацию Белорусской АЭС (БелАЭС) – а это произойдет через два года – актуализирует вопрос: а что будет с возобновляемыми источниками энергии?

Разговор об этом, вероятно, пойдет и на ближайшем совещании по вопросу интеграции БелАЭС в экономику страны, которое Александр Лукашенко анонсировал 24 апреля 2018 года в ходе ежегодного послания. Год назад Минэнерго подготовило принципиальные изменения в законодательную практику регулирования развития ВИЭ в Беларуси. Одни из посылов этой инициативы – скорый ввод в эксплуатацию АЭС.

Правила игры уже меняли

Белорусский закон «О возобновляемых источников энергии» (ВИЭ) был принят в декабре 2010 года и содержит серьезные стимулы для инвесторов. Он гарантировал производителям «зеленой энергии» подключение к госсетям и ее покупку госсетями в течение первых 10 лет с повышающими коэффициентами относительно тарифа для промышленных предприятий (он составляет 10,6 цента за 1 кВт⋅ч). Например, при использовании энергии солнца коэффициент был равен 3, энергии ветра и биогаза – 1,3 и т. д.

В 2013 году в Беларуси начался бурный строительство солнечных и ветряных установок, что подтолкнуло белорусские власти притормозить процесс. В мае 2015 года в Беларуси был принят указ президента № 209 «Об использовании возобновляемых источников энергии», которым правила игры на этом рынке были существенно скорректированы.

Повышающие коэффициенты были дифференцированы не только в зависимости от вида ВИЭ, но и от параметров установок (электрическая мощность, срок службы оборудования на дату ввода установок в эксплуатацию и т. д.). Также были введены квоты на строительство энергоустановок по использованию ВИЭ на конкурсной основе. Квоты распределяются на 3 года с возможностью ежегодной корректировки. Государство по-прежнему готово покупать энергию также и у собственников «зеленых» энергоустановок, построенных вне квот, но размер конечного тарифа для них гораздо ниже.

Причем, объем квот в последнее время снижается.

«Зеленая энергия»: слишком дорого

Однако этих корректировок законодательства показалось мало. Год назад Минэнерго вышло с новой инициативой в правительство. Проект изменений в указ № 209 Минэнерго направило на согласование в госорганы в июне 2017 года.

Минэнерго пояснило, почему оно считает необходимым поменять законодательство.

Прежде всего, альтернативная энергетика — это дорого. Сейчас все затраты на покупку возобновляемой энергии предприятия «Белэнерго» включают в себестоимость производства электроэнергии (отметим, что 96% «зеленой» электроэнергии поставляется в государственную электрическую сеть). И если в 2016 году суммарная мощность установок ВИЭ (без учета организаций «Белэнерго»), составляла 151,3 МВт, то в 2017 году – уже 262 МВт, а к концу 2020 года она увеличится до 793 МВт (а с учетом организаций «Белэнерго» – до 950 МВт).

Растет объем ВИЭ, растут и затраты энергетиков. По данным Минэнерго, затраты на производство электроэнергии на собственных источниках энергоснабжающих организаций по прогнозу на 2017 год составляют 4,55 цента/кВт⋅ч, а с учетом затрат на покупку электроэнергии, включая импорт и покупку ее от блок-станций, а также передачу, распределение и сбыт электроэнергии — 7,07 цента/кВт⋅ч. В то же время, по данным Минэнерго, средний тариф, по которому госсети покупают «зеленую» электроэнергию, составляет около 22 центов за кВт⋅ч.

Экс-министр энергетики Владимир Потупчик в недавнем интервью газете «CБ. Беларусь сегодня» приводит следующие цифры. Если будут реализованы все проекты в сфере ВИЭ, то к 2020 г объем отпуска в сеть электроэнергии от этих установок возрастет в 7,4 раза – с нынешних 225,6 млн. кВт⋅ч до 1,7 млрд. кВт⋅ч. Это приведет к увеличению затрат энергоснабжающих организаций на покупку электроэнергии с 40 млн. долларов до 324 млн. долларов, к росту себестоимости одного кВт. на 1 цент и, как следствие, к увеличению тарифов на электроэнергию для потребителей страны

Чем ВИЭ мешают Белорусской АЭС?

Вторая причина, из-за которой профильное министерство стремиться изменить правила игры на рынке «зеленой энергии, – это строительство АЭС. После строительства БелАЭС в стране появится избыток электроэнергии. Ведь ее потребление к 2020 году составит не 47 млрд. кВт·ч., как прогнозировалось раньше, а в лучшем случае около 40 млрд. кВт·ч. В последние годы потребление электроэнергии в стране остановилось на уровне 36-37 млрд кВт⋅ч (в частности, в 2017 году потребление составило 36,926 млрд кВт⋅ч, в том числе импорт электроэнергии — 2,733 млрд кВт⋅ч). При этом два реактора БелАЭС, которые должны заработать в конце 2020 года, будут производить 18 млрд. кВт⋅ч – это примерно около половины нынешнего потребляемого Беларусью объема электроэнергии.

Пока мало кто понимает, куда девать лишнюю электроэнергию. Тем более, что ввод в эксплуатацию БелАЭС потребует изменения режимов работы других генерирующих источников энергосистемы. Что в свою очередь требует больших финансовых затрат. Инвестиции нужны и на установку электрокотлов на крупных энергоисточниках, а также на создание пиково-резервных источников, необходимых в том числе для компенсации внеплановых остановок энергоблоков АЭС. Только на создание пиково-резервных источников нужно, согласно оценкам, около 600 млн. евро.

Новые ограничительные меры уже готовы

Минэнерго считает, что единственно правильное решением в этой ситуации — ограничить создание установок по использованию ВИЭ (а также сократить строительство блок-станций, работающих на природном газе, мазуте и т.д.).

В проекте указа также заложена норма, согласно которой электроэнергии от объектов ВИЭ после 10-летнего периода их в эксплуатации может поставляться в сеть по графикам, согласо­ванным с энергоснабжающими организациями.

Предполагалось также, что в Беларуси с 2018 года электроэнергию от установок ВИЭ, созданных на основе бэушного оборудования, энергосети будут покупать только с применением стимулирующих, а не повышающих коэффициентов.

Более того, как считает Минэнерго, с учетом совершенствования технологий, позволивших снизить себестоимость получаемой энергии, имеет смысл снизить и закупочную цену. Необходимость в субсидиях отпала, поскольку себестоимость «зеленой» энергии стала заметно ниже. В связи с этим закупочная цена на уровне 7,9-8,9 центов за кВт⋅ч была бы справедливой для всех участников рынка. Это позволило бы обеспечить равные условия для конкуренции на рынке электроэнергии, а значит атомная станция и ВИЭ могут существовать гармонично.

* * * * *

Владимир Нистюк

Владимир НИСТЮК: «Вместо того, чтобы совместно обсуждать, как адаптировать БелАЭС к энергобалансу, нас старательно «утюжат»

Обозреватель БЕЛРЫНКА попросила исполнительного директор Ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимира НИСТЮКА прокомментировать перспективы развития «зеленой» энергетики в Беларуси.

— Минэнерго почти год назад инициировало изменения в основные документы, регулирующие ВИЭ в Беларуси. Заявлялось также, что новые инициативы нашли поддержку в правительстве. Что с этими документами сейчас?

— У министерства возникли проблемы в проталкивании этих проектов. Дело в том, что принят декрет № 7, есть протокол поручений президента, который прокомментировало Министерство юстиции. В этом комментарии четко сказано: без соответствующих экспертных заключений бизнес-ассоциаций, Совета по развитию предпринимательства Минюст юридическую экспертизу документов не проводит.

Поэтому сегодня возникла коллизия: оказалось, что инициативы Минэнерго продвинуть нельзя, потому что требуется заключение хотя бы Совета по предпринимательству. У нашей Ассоциации есть письменная договоренность: если эти документы поступят в Совет на экспертизу, он направит их к нам. Но пока нам на экспертизу ничего не поступило.

— Но вопрос с повестки, тем не менее, не снят.

— Первые попытки изменить нормативную базу предпринимались еще в 2013 году. На мой взгляд, мы тогда поступили благородно: написали письмо президенту и объяснили, что инициативы министерства идут вразрез с интересами государства, — подрывает имидж власти, инвестиционный имидж страны. Более того, не только наш инвестклимат перестает быть привлекательным по вопросам возобновляемой энергетики. Мы вступаем в конфликт с международным правом – ведь Беларусь подписала соглашения с ООН об устойчивом развитии и т. д. И два года было затишье. Но в 2015 году опять началось наступление.

— Минэнерго аргументирует необходимость введения ограничений высокими затратами на «зеленую» энергию и вводом АЭС…

— Дело не только в ограничениях. Сегодня вопрос стоит более жестко. Хотел бы заметить, что сейчас в Беларуси сужается развитие ВИЭ в сфере, контролируемой государством, но спрос на «зеленую энергию» в частном секторе растет. Поэтому теперь министерство хочет ввести квоты для тех, кто строит ВИЭ для собственных нужд. Хотите на загородный дом поставить ветряк, а вам говорят: идите и согласуйте это с местными сетями. Зачем? Я в сети не включаюсь — я для себя построю установку. Нет, говорят, — нельзя. То есть, и на это хотят ввести квоты.

Это — самая страшная инициатива Минэнерго. Мы категорически выступаем против таких квот. Мне лишь однажды довелось присутствовать на совещании в Минэнерго, где обсуждался этот вопрос. Против таких квот выступили все: Минэкономики, МАРТ, Департамент по энергоэффективности, наша Ассоциация.

Ведь это — удар по авторитету страны, имиджу власти, инвестиционной привлекательности страны. В свое время мы дважды обращались к генеральному прокурору, а также в МАРТ, когда в июле 2017 года появилось письмо гендиректора «Белэнерго», которым госорганизациям было рекомендовало до внесения изменений в указ № 209 приостановить выдачу технических условий на присоединение электроустановок по использованию ВИЭ, возводимых вне квот для собственного использования. В итоге конфликт закончился тем, что после предписания МАРТ «Белэнерго» отозвало свое письмо. А министерство вопреки закону ввело новое ограничение. В результате мы потеряли время, а государство – авторитет.

— Что все же делать с лишней энергией, которая появится в стране с вводом АЭС? Предложите.

— Мы предлагали. И некоторые наши предложения Минэнерго уже реализует. В частности, сейчас обсуждается вопрос определения объема производства чистой электроэнергии в Беларуси и ее экспорта в Литву.

— Но Литва на уровне закона приняла решение не покупать белорусскую энергию.

— Да, Литва принципиально поставила вопрос — не окупать электроэнергии с БелАЭС. А мы говорим: хорошо, но давайте будем продавать вам чистую энергию.

— И как в Литве восприняли вашу инициативу?

— О продаже чистой энергии мы говорили в прошлом году в Каунасе на белорусско-литовском экономическом форуме. Там обсуждали эту тему с министром экономики Литвы. Он спросил: по какому тарифу вы будете нам продавать чистую энергию, если мы вдруг решим ее покупать? Ведь сегодня Литва через шведский подводный кабель покупает электроэнергию по 3,5 цента за кВт-ч.

— И по какому тарифу?

— Я сказал, что не уполномочен ответить на этот вопрос. Мне некоторые чиновники, отвечая на этот вопрос, говорят так: как скажут.

Пока никто не может сказать, какой будет тариф на энергию от атомной электростанции. А нужно было бы уже сказать, потому что от этого надо плясать при разработке дифференцированных тарифов. Надо объяснять людям ситуацию сейчас.

И, конечно же, искать возможности для экспорта электроэнергии. Сейчас создается единый рынок электроэнергии в ЕАЭС, — возможны туда поставки, есть, условно говоря, вариант перетока через Украину на Молдову. Но пока нам не могут показать даже протокол о намерениях относительно продажи энергии за рубеж. Здесь самая главная проблема в том, что в государстве не сложилась система советоваться с экспертами. Мы много раз предлагали создать совместную рабочую группу, пригласить зарубежных экспертов, чтобы они помогли нам разобраться, что делать с лишней электроэнергией.

— Придется направлять ее на генерацию тепла?

— Это то же самое, что ассигнациями топить печь. Мне, кстати, было подсказано деликатно: не создавайте конкуренцию энергетикам — акцентируйте развитие ВИЭ на производство тепловой энергии – тепловые насосы, солнечные коллекторы, топливные котлы, использование отходов для получения тепла и т. д. Здесь мы вам не будем мешать.

— Сомнительно, что на фоне скорого запуска АЭС вам удастся отстоять нынешние подходы по развитию «зеленой» энергетики.

— На недавнем собрании Ассоциации мы приняли решение подготовить обращение к президенту. У нас есть цифровая аналитика, которая доказывает, что заявления Минэнерго о «вреде» зеленой энергетики не соответствуют действительности.

Назову только одну цифру. Чтобы напугать народ возобновляемой энергетикой, было заявлено, что к 2020 году в Беларуси будет около 900 МВт установленной электроэнергии. Но установленная мощность – это одно. Надо иметь в виду, что каждый из видов ВИЭ имеет генерируемую мощность. Например, солнце – в пределах 21-25% от установленной мощности, ветер – 25-30%. То есть, реальный объем генерации ВИЭ будет ниже, как минимум, в три раза.

Второе. Относительно денег, которые тратит Минэнерго на финансирование ВИЭ. Люди спрашивают: что это за ВИЭ, которые так дорого обходятся стране? Но реальные суммы затрат — не те, о которых говорит министерство. Дело в том, что те льготные коэффициенты, которые применялись ранее, сегодня практически сведены на нет. Сейчас в этих коэффициентах совсем небольшой зазор от промышленного тарифа. Так что страхи преувеличены.

Тем не менее, мы тоже считаем, что надо найти золотую серединку, которая могла бы удовлетворить сторонников и атомной энергетики, и ВИЭ.

— И что предлагаете?

— Наши предложения заключаются в следующем. Хочу заметить, что южные регионы Беларуси – Могилевская, Гомельская области (в том числе чернобыльские районы) — обладают колоссальным солнечным потенциалом – лучшим в Беларуси. Почему бы не сделать так, чтобы труднодоступные южные районы, куда нужно прокладывать линии электропередачи и вкладывать в это большие деньги, – отдать на откуп ВИЭ, а северные, где расположены крупные промышленные области – Гродненская, Брестская, Витебская, Минская, – полностью обеспечить электроэнергией с БелАЭС?

Мы все ближе подходим к тому, чтобы по этим вопросам найти общий язык с министерствами, «Белэнерго», с местными структурами «Белэнерго». Мы понимаем: нельзя страну поставить под угрозу, когда появится 2400 МВт электроэнергии и неизвестно, что с ней делать. Правда, чиновники нам говорят: мы найдем, куда ее применить – осветим все дороги, села, вплоть до малых хуторов… Но возникает вопрос, на который сегодня никто не может дать ответ: а где взять на это деньги? Это ведь не подарок с неба, все это все стоит серьезных денег.

Над этими вопросами чиновникам надо думать вместе с участниками рынка, — теми, кто привлекает в страну инвесторов, серьезные деньги, новые технологии и т. д. Но вместо того, чтобы сесть за круглый стол вместе с бизнесом, представителями гражданского общества, науки и подумать, как адаптировать АЭС к энергобалансу страны, нас пытаются старательно «утюжить».

СПРАВКА БЕЛРЫНКА
В Беларуси к 2020 году суммарная мощность установок по использованию ВИЭ должна увеличиться до 6% к валовому потреблению топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) и порядка 7% — от общей установленной мощности энергосистемы.
Стратегией энергобезопасности Беларуси предусмотрено, что к 2030 году в энергетическом балансе Беларуси природный газ должен составлять 52%, ядерная энергетика – 12%, а ВИЭ — 8%. При этом если в 2015 г. доля ВИЭ в валовом потреблении топливно-энергетических ресурсов в Беларуси составляла 5,5%, в 2016 г. – 5,9%, то к 2020 г. этот показатель должен увеличиться до 6%, а к 2025 г. — до 7%.

Основные показатели работы ГПО «Белэнерго»

Единицы измерения 2016 г.
(факт)
2017 г.
(план)
2017 г.
(факт)
Потребление электроэнергии, брутто млрд. кВт⋅ч 36,339 36,729 36,929
Выработка электроэнергии электростанциями ГПО «Белэнерго» млрд. кВт⋅ч 30,040 30,504 30,605
Импорт электроэнергии млрд. кВт⋅ч 3,181 2,500 2,733
Экспорт электроэнергии млн. кВт⋅ч 160,065 0,000 147,540
Удельный расход топлива на отпуск электроэнергии г/кВт⋅ч 230,4 234,4 232,1
Технологический расход энергии на транспорт в электрических сетях % 8,92 9,69 8,85
Целевой показатель по энергосбережению тыс. ту.т. -192,0 -170,0 -185,9

 

 

Тэги:

, , , ,

Правила медицинской этики и деонтологии утверждены Минздравом и вступили в силу

Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 7 августа 2018 г. № 64 утверждены Правила медицинской этики и деонтологии. Документ принят с целью повысить ответственность и эффективность выполнения медицинскими, фармацевтическими работниками своих должностных обязанностей, а также доверие граждан к системе здравоохранения. В частности, сформулированы принципы поведения медицинских, фармацевтических работников. Среди них – принципы гуманизма, милосердия, сдержанности,

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут в Минске в выходные 20-21 октября — адреса

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома, 20-21 октября с 9.00 до 16.00 – возле государственного учреждения «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 с участием предприятий- производителей, фермерских хозяйств Гомельской области. Свою фирменную продукцию представят предприятия ОАО «Гомельский мясокомбинат», ОАО «Жлобинский мясокомбинат», ОАО «Калинковичский мясокомбинат», УП «Мозырские молочные продукты», ОАО «Гомельская птицефабрика», ОАО «Гомельхлебпром», ОАО «Красный Мозырянин», ОАО «Спартак»,

И лес рубят, и щепки не летят

Регулярно в Беларуси происходят события — как инициированные ее руководителем, так  и объективно независимые от его монаршей воли. А ему со всем и всяким приходится разбираться. И  если уж искать в этих обстоятельствах суровую сермяжную правду, то простая и неприукрашенная, но глубокая истина состоит в  том, что  очень часто практика расходится с теорией, которой придерживается руководитель. Например, 

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

Ставки по депозитам населения стабилизировались. Куда они двинутся дальше?

Белорусская финансовая система продолжает удивлять: в то время как в России банки повышают ставки по депозитам, в белорусских банках рост ставок остановился, то ли перед тем как начать снижение, то ли перед новым подъемом … Так, по данным Нацбанка, в сентябре 2018 года средняя ставка по новым депозитам физических лиц в белорусских рублях на срок

Правовые новации белорусской экономической политики (июль-сентябрь 2018 года)

Экономическая политика белорусского государства в 3 квартале 2018 года носила противоречивый характер.  С одной стороны, государством принимаются либеральные документы в валютной и налоговой сфере. С другой стороны, некоторые нормативные документы свидетельствуют о том, что государство по- прежнему предпочитает административные методы управления экономикой в ущерб возможностям либерального рынка. Валютная либерализация Одним из ключевых документов 3 квартала