• EUR  2.4458
  • USD  2.1112
  • RUB (100)  3.2211
Минск  13 Погода в Минске

Белорусские предприятия скатываются в долговую яму. Тому пример: объем валовой добавленной стоимости промышленных предприятий страны за 9 месяцев 2017 года составил 20 млрд. рублей, а платежи по кредитам и займам — 22 млрд. рублей. То есть, в прошлом году но не только не сумели покрыть свои старые долги, но «закопались» в долгах еще глубже.

Есть ли выход из этого кредитного тупика? Дискуссия на эту тему развернулась на заседании Республиканского клуба директоров (РКД) 24 января.

Промышленность в 2017 году была драйвером экономического роста

Не похоже, однако, что эта сегодняшняя основная головная боль промышленников занимает первую строчку в правительственной повестке.

Юрий ЧЕБОТАРЬ

Заместитель министра экономики Беларуси Юрий Чеботарь, комментируя на заседании РКД итоги прошлого года, обратил внимание на позитивные моменты – грамотные решения по стабилизации макроэкономической ситуации, что привело к снижению примерно в два раза ставок по коммерческим кредитам, рост ЗВР, а также рост ВВП на 2,4% и т. д.

Основным драйвером экономического роста в Беларуси в 2017 году стала промышленность, — по итогам года она показала рост на 6,1%. По словам замминистра, положительная динамика отмечена почти во всех отраслях обрабатывающей промышленности, но лучше всего сработали модернизированные отрасли, работающие на отечественной сырьевой базе: деревообработка (+14,4%), легкая промышленность (+4,9%), производство стройматериалов (+7,7%).

Чиновник также обратил внимаю на стабилизацию ситуации в машиностроении. В частности, в таких отраслях, как производство машин рост в прошлом году составил 26,5%, производство электрооборудования — 5,5%. Производство грузовых автомобилей выросло на 49,5%, карьерных самосвалов — на 67,7%, станков для обработки металлов — на 40,8%).

Порадовали правительство и качественные показатели работы промышленных предприятий. Рентабельность продаж за 11 месяцев 2017 года увеличилась с 8,1% до 9,6% чистая прибыль — на 46,9%, а складские запасы снижены до минимального за последние 5 лет уровня — 61,3% к среднемесячному объему производства, при этом вырос удельный вес рентабельных организаций — с 78,6% до 82,9%.

В качестве еще одного достижения отечественной промышленности Ю. Чеботарь отметил тот факт, что белорусские предприятия в прошлом году удержали свои позиции на ключевых рынках (они экспортируют более 60% продукции).

Бадей: оснований для оптимизма не вижу

Георгий БАДЕЙ

Комментируя итоги минувшего года, почетный председатель правления Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени М. С. Кунявского (БСПН) Георгий Бадей в интервью БЕЛРЫНКУ отметил, что прошлый год был для Беларуси достаточно благоприятным с точки зрения конъюнктуры на основных рынках, благодаря чему и обозначились положительные сдвиги в экономике. «Новых драйверов роста я не вижу. Существенных изменений в экономической политике в прошлом году не произошло», — подчеркнул Г. Бадей.

По его словам, проводимая правительствам жесткая кредитно-денежная политика дала результаты с точки зрения замораживания цен, при этом в России начался экономический подъем, вследствие чего и возрос спрос на белорусскую продукцию.

«Но у меня нет большого оптимизма насчет будущего белорусской экономики. У нас в качестве достижения называют низкий уровень инфляции. Но ведь инфляция упала не благодаря тому, что снизились издержки производства, а за счет снижения совокупного платежеспособного спроса. Реальные доходы населения в течение трех лет снижались (и, соответственно, они не могли показать роста), в этом году они вроде бы показали рост – и то лишь в ноябре, а до этого было падение реальных доходов», — подчеркнул Г. Бадей.

По его словам, правительство могло бы гордиться, если бы смогло добиться снижения инфляции при увеличении спроса и снижении издержек. «Вот это позволило бы нам действительно говорить о повышении конкурентоспособности наших предприятий в будущем. А так мы, конечно, достигли определенных результатов, но это – весьма шаткое положение. Какой ценой достигнута стабилизация? У предприятий нет оборотных средств, зарплату они выплачивают за счет кредитов. В таком положении ни о каком развитии не может быть речи», — подчеркнул Бадей.

По его словам, самая большая проблема для промышленных предприятий в 2018 году: как выжить финансово – купить сырье, выплатить зарплату и оплатить налоги. «Но несмотря на кризисную финансовую ситуацию на большинстве отечественных предприятиях, в 2018 году во взаимоотношениях предприятий с бюджетом ничего не меняется», — констатировал эксперт.

Он отвечает, что относительно низкая ставка рефинансирования сегодня не добавляет оптимизма промышленникам: «если предприятия не могут рассчитаться по старым долгам, зачем брать новые кредиты зачем – они лишь усугубляют их ситуацию?».

«Более того, в последнее время раздаются голоса, что снизилась доступность кредитов – наши банки не имеют белорусских рублей для кредитования. В Нацбанке отвечают: если банк захочет прокредитовать предприятие, то найдет возможность. Но у банков высокие требования по привлеченным ресурсам – особенно в валюте – 17%, а их надо отрабатывать», — отметил эксперт.

По его словам, «просматривается ненормальное отношение к банкам». «Говорят, что у банков большие прибыли и их надо уменьшить — так это же уменьшение платежей в бюджет. Была бы конкуренция между банками, они не продали бы свои ресурсы дороже, чем они стоят», — заметил Г. Бадей.

Он считает, что в последнее время чувствуются перегибы в монетарном регулировании кредитно-денежной политики. «Думаю, что это в целом будет отрицательно сказываться на экономике. Лучше, если бы мы добивались стабилизации за счет сокращения бюджетных расходов: чтобы они не разбазаривались, как это сегодня иногда происходит. А у предприятий нужно меньше забирать, чтобы у них был смысл работать и развиваться», — подчеркнул эксперт.

Предприятия с «черной меткой» брошены на произвол судьбы

На заседании РКД обсуждение проблемы долговой задолженности белорусских предприятий вылилось в долгую дискуссию. Одним из основных ее «застрельщиков» стал генеральный директор ООО «Центр Бизнес Развития» Наум Кац.

Наум КАЦ

«Вы зажали инфляцию, зажали финансы – идет ужесточение монетарной политики, — обратился выступающий к чиновникам. — Но сейчас кривая дошла до нижней точки, когда банки на местах зажаты инструкциями Нацбанка: 8 лет назад банкир мог прокредитовать предприятие, а сейчас филиальные банки лишены этого права. Речь идет не о смягчении денежно-кредитной политики, — нужно дать возможность на местах в рамках компетенции региональных банкиров принимать решение по кредитованию. В 2018 году надо дать немножко слабину, хотя это не значит давать кредиты кому попало».

Выступающий обратил внимание, что сегодня у крупных предприятий есть возможность пойти на прием к президенту или к премьеру и попросить о помощи, а у малых предприятий такой возможности нет, хотя «все брали кредиты в 2010-2012 годах по одной ставке, а отдавать надо сегодня, когда экономика прогнулась».

Да, продолжил он, поддерживать монетарную политику надо. Но в Беларуси сегодня практически нет предприятий, не имеющих «черной метки» (просроченного кредита). «Поэтому нужно давать «слабину», дать право банкирам на ошибку, – слишком перепуганы на местах банкиры. Это мое субъективное мнение, которое слышу на местах, пообщавшись более чем со 100 предприятиями», — отметил Н. Кац.

Пытаясь убедить чиновников, он обратил внимание, что сейчас в стране поддержка валютных резервов идет за счет физлиц, «а если экономику не подпитывают юрлица, то не будет серьезного роста, если мы говорим о будущем».

Ключевой вопрос: что делать с долгами?

Начальник главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрий Мурин возразил выступающему: на местах политика кредитования коммерческих банков определяется их бизнес-моделью, — Нацбанк на нее не влияет.

Дмитрий МУРИН

«Говорят, мол, Нацбанк зажал настолько, что не дает кредиты. Не соглашусь. Центральный банк не ограничивает возможности конкретных банков в кредитовании заемщиков. Возможность кредитов для бизнес-сообщества определяется стоимостью кредитов. На наш взгляд, здесь Нацбанк добился существенного прогресса. По прошлому году снижение ставки произошло с 20% до 11% — это существенный шаг», — отметил банкир.

«Второй момент. Надо понимать, что кредиты не могут в целом по экономике расти на большую величину, которая не давала бы эффекта с точки зрения макростабильности. По прошлому году кредиты в целом по стране выросли более чем на 10%. Эта та величина, которая позволяет экономике, с одной стороны, развиваться, а с другой, не создает инфляционного давления и не приводит к макроэкономической нестабильности и разбалансировке на валютном рынке. На год мы видим темпы кредитования порядка 9%-12%. На наш взгляд, этого достаточно, чтобы те предприятия, которые имеют нормальный бизнес-план, успешно развивались», — пояснил Д. Мурин.

По материалам презентации начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрия Мурина на заседании Республиканского клуба директоров, 24 января 2018 г.

По его словам, основная проблема предприятий реального сектора с точки зрения кредитной нагрузки – не в процентных платежах. «Многие предприятия настолько закредитованы, что не могут обслуживать накопленный объем долгов, чтобы брать новые кредиты. На наш взгляд, именно это — ключевая проблема для получения новых кредитов. Мы говорим в целом про картину, которая складывается в экономике. Нам надо решать проблему с долгом и использованием дополнительных инструментов, которые позволяли бы предприятиям, накопившим большой долг, решать свои финансовые проблемы с помощью других финансовых инструментов», — подчеркнул банкир.

По материалам презентации начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Национального банка Беларуси Дмитрия Мурина на заседании Республиканского клуба директоров, 24 января 2018 г.

«В чем же тогда смысл того, что вы повысили резервные требования к банкам, — таким образом вы, по сути, ограничиваете объемы кредитования, что не совсем отвечает интересам ни коммерческих банков, ни предприятий?» — спросил Г. Бадей.

«Когда говорят, что мы повысили резервные требования к банкам и тем самым ограничили возможность кредитования, это не совсем верно. Давайте посмотрим на 2015-2016 годы. У банковской системы сформировался громаднейший профицит ликвидности. Что это означает? Что банки имеют большой пассив и не знают, куда вложить – у них нет клиентов, которым можно выдать кредиты. Так было и в 2016-2017 годах, и остается на текущий момент. Часто в СМИ появляется информация, что банковская система испытывает дефицит ликвидности. Это неправда. Банковская система в среднесрочной перспективе остается в профиците. Да, есть среднемесячная динамика, когда предприятия уплачивают налоги и ликвидность ухудшается. Но после того как деньги возвращаются в экономику, снова формируется профицит», — рассказал банкир.

Он пояснил, что когда в банковской системе был сформирован профицит (а он в середине 2017 года доходил до 1,5-2 млрд. рублей, — это очень большие цифры для нашей страны), именно в этот период Нацбанк задействовал механизм повышения резервных требований. «И это никоим образом не ограничивало банки в выдаче кредитов своим клиентам. Больше скажу. Посмотрел на банки, которые жаловались, но у них кредитный портфель рос быстрее, чем в среднем по системе. Это говорит о том, что если у банка есть хороший заемщик, с которым он готов работать, то он даже в условиях текущего дефицита ликвидности изыщет ресурсы, чтобы сохранить клиента. На мой взгляд, надо искать причину того, что вы не получили кредит, не в Нацбанке, а в том, что по каким-то причинам вы не удовлетворяете банк как надежный заемщик», — отметил Д. Мурин.

Этот комментарий директорскую аудиторию не успокоил. «90-95% кредитов банков, которые были выданы в 2017 году, – это перекредитование. Если уберем перекредитование, то дефицит ликвидности банков вырастет приметно в 3 раза. Потому что есть обязательное кредитование для крупных предприятий и есть необходимое кредитование банков — потому что заемщик сам не может отдать», — отметил Н. Кац.

Он выразил твердое убеждение, что пока правительство не разберется в плохих пассивах, на стабильный экономический рост не стоит рассчитывать. «Ситуация следующая: несколько лет назад клиент брал кредиты под 30-34%, чтобы выживать, а сегодня ему надо вернуть кредит, а у него баланс «грязный». И такая ситуация у 90% предприятий реального сектора. Еще недавно предприятия везли в Россию продукцию по любой цене, и они были готовы производить больше, покупали оборудование. А сегодня спрос упал, он ниже, чем мощности белорусских предприятий, а мы экономически не готовы снизить цены на 15%-20%», — констатировал ситуацию выступающий.

При этом обратил внимание, что по «Камволю» белорусские власти вопрос решили — бюджет на это пошел. Для справки: ОАО «Камволь» в 2018 году получит государственную поддержку в виде уплаты из республиканского бюджета ежемесячно 100% ставки по кредитам, полученным предприятием в ОАО «АСБ Беларусбанк» для реализации инвестиционного проекта по модернизации производственного корпуса. «Но для предприятий другого уровня этот вопрос не решается. Фактически сегодня 80% предприятий брошены на произвол судьбы – выплывут- не выплывут… Думаю, выплывет немного. Если ты имеешь черную метку, то не можешь перекредитоваться ни в одном банке», — заявил Н. Кац.

В этой связи Г. Бадей назвал ситуацию в промышленности «ужасной». «Сопоставил объем валовой добавленной стоимости в промышленности – за 9 месяцев 2017 года она составила 20 млрд. рублей, а платежи промышленных предприятий по кредитам и займа составили за это время 22 млрд. рублей. То есть, то, что они заработали, не только не покрыло долги, но еще больше закопало их в долговую яму. А им ведь надо платить зарплату, оборотные налоги, покупать сырье и материалы, не говоря о развитии. Я абсолютный сторонник жесткой монетарной политики правительства. Но я говорю: может быть, Нацбанк пережимает здесь?» — сказал Г. Бадей.

В ответ Д. Мурин заметил, что основной объем платежей в общей сумме (22 млрд, рублей) приходится на основной долг предприятий. «Это говорит о том, что предприятия закредитованы. Процесс (накопления долгов. – Прим. ред.) продолжается, потому что основная масса предприятий, набрав долги, вынуждена их постоянно рефинансировать. Проблема не решается. А что делать с долгом? Простить?» — задал риторический вопрос представитель Нацбанка.

 

Тэги:

, , , ,

Прошлое возвращается: в обвале курса рубля виноваты жители Беларуси

В сентябре текущего года на валютном рынке Беларуси произошло знаменательное событие: объем чистой продажи валюты населением рухнул практически до нуля, что и привело к фатальным последствиям для курса рубля. Казалось, что времена, когда любой намек на девальвацию белорусского рубля приводил к возникновению ажиотажного спроса на валюту со стороны физических лиц, уже давно прошли. Однако итоги

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут 13-14 октября в Минске

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома 13-14 октября сельскохозяйственные ярмарки пройдут во всех 9 районах столицы: Наименование административного района Дата проведения Время проведения Адрес Заводской район 13-14 октября 10.00 – 16.00 ул. Герасименко, 51 (стоянка ФОК «Мандарин») 09.00 – 16.00 «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 (общегородская) Ленинский район 13-14 октября 09.00 – 16.00 ул. Гашкевича, 2/3 на площадке ООО «Евроторг»

Прогноз курса рубля на неделю с 15 по 19 октября

Коррекция курса доллара на БВФБ может продолжиться, и американская валюта, вероятно, подешевеет еще на 1-1,5%. Но в понедельник 15 октября возможен рост курса доллара на доли процента. На прошедшей неделе произошла долгожданная коррекция курса доллара по отношению к белорусскому рублю. На Белорусской валютно-фондовой бирже средневзвешенный курс доллара опустился на 1,4% и составил 12 октября 2,1261

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

Ставки по депозитам населения стабилизировались. Куда они двинутся дальше?

Белорусская финансовая система продолжает удивлять: в то время как в России банки повышают ставки по депозитам, в белорусских банках рост ставок остановился, то ли перед тем как начать снижение, то ли перед новым подъемом … Так, по данным Нацбанка, в сентябре 2018 года средняя ставка по новым депозитам физических лиц в белорусских рублях на срок

Правовые новации белорусской экономической политики (июль-сентябрь 2018 года)

Экономическая политика белорусского государства в 3 квартале 2018 года носила противоречивый характер.  С одной стороны, государством принимаются либеральные документы в валютной и налоговой сфере. С другой стороны, некоторые нормативные документы свидетельствуют о том, что государство по- прежнему предпочитает административные методы управления экономикой в ущерб возможностям либерального рынка. Валютная либерализация Одним из ключевых документов 3 квартала

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

KEF-2018: в повестке снова — «дорожная карта» реформ в Беларуси

В Минске 5-6 ноября пройдет «Кастрычніцкі эканамічны форум» (KEF-2018) «Беларусь в дивном новом мире». В повестке – обсуждение насущных проблем развития глобальной и региональной экономик. И, можно не сомневаться, эксперты неизбежно упрутся в ключевую для Беларуси тему – необходимость структурных реформ. На KEF-2017 рефреном звучало, что обозначившийся в стране экономический рост не должен убаюкивать белорусские