• EUR  2.4246
  • USD  1.961
  • RUB (100)  3.4685
Минск  -7.4 Погода в Минске

ИНТЕРВЬЮ

Ключевая проблема белорусской экономики – огромный госсектор, но и быстрый рост частного бизнеса в стране – это определенной вызов для белорусского руководства.

На этот парадокс обратил внимание аналитик Центра восточных исследований (Варшава), специалист по Беларуси Камиль КЛЫСИНЬСКИЙ в интервью БЕЛРЫНКУ.

— Камиль, видите ли вы изменения в экономической политике Беларуси в последние 1-2 года?

— Конечно, наблюдается определенная динамика событий. Есть определенные изменения в экономической политике страны. Однако эти изменения  не такие, которые мы привыкли наблюдать в других странах Западной Европы и новых членах ЕС, которые догоняют старых членов ЕС. В том числе Польша, Чехия, Литва делали свои реформы быстро, потому что хорошо понимали вызовы, которые стояли перед ними.

Поэтому,  понимая нашу скорость реформ, в Беларуси мы видим совсем другую скорость, которая не соответствуют нашим принципам и нашим меркам понимания экономики. Поэтому, естественно, что у многих могут возникать  сомнения относительно происходящих экономических процессов в Беларуси.

В Беларуси действительно все процессы в экономике происходят гораздо медленнее, гораздо осторожнее. Возможно, это вытекает из разных условий, ограничений, в которых белорусские власти функционируют.

Понятно, что белорусские власти боятся социального взрыва. Что если, очень грубо говоря, закроются большие заводы, то люди могут выйти на улицу, что может создать определенные проблемы для порядка и стабильности в стране.

С другой стороны, белорусские власти не хотят сразу терять контроль над экономикой. Поэтому с политической точки зрения им удобнее иметь большой госсектор, который помогает контролировать общество. Получается, что слишком быстрый рост частного сектора тоже является вызовом для белорусских властей.

— Почему?

— Я как аналитик по Беларуси стараюсь понимать  процессы, происходящие в Беларуси. С другой стороны, я вижу вызовы: если экономика не будет быстро и смело реформироваться, то это будет создавать большие риски для национальной экономики.

Да, сейчас мы видим, что в стране  увеличиваются золотовалютные резервы, они выросли до 7,7 млрд. долларов. Это много, и  руководство Нацбанка заявляет о готовности достичь 10 млрд. долларов ЗВР,  что будет оптимумом. Возможно, они к этому придут. Но надо понимать, каким путем достигается выполнение этой задачи. Очень опасным и дорогим путем: происходит рефинансирование долгов по высоким ставкам. В этом году белорусские власти  разместили евробонды на сумму 1,4 млрд. долларов. Но там были высокие коммерческие ставки – больше 7%, в то время как МВФ, как известно, предлагал Беларуси кредит в 3 млрд. долларов по своим обыкновенным ставкам – не больше 3%.

По подсчетам независимых белорусских экономистов, на этом Беларусь потеряла около 0,5 млрд. долларов.

Я нашел недавно интересную статистику: оказывается, сейчас на каждого белоруса приходится по 4,5 тыс .долларов в год внешнего  долга, а обслуживание этого долга стоит для каждого белоруса  – 200 долларов.

— Но ведь и Польша имеет немалый  внешний госдолг.

— Да, Польша также много заимствует на внешних рынках. Но, самое главное, – структура внешнего долга. Если рефинансирование госдолга происходит по скользящей ставке, то возникает риск в будущем: как обслуживать этот долг, как с этим справляться? Это очень актуальный вопрос для Беларуси, потому что здоровых точек роста в экономике очень мало.

В отличие от Беларуси, в Польше очень развит сектор малых и средних предприятий. В Беларуси эти предприятия создают около 25% ВВП. Это очень низкий показатель в сравнении со странами Запада. В Польше это — выше 50%. То есть, как  раз наоборот: госсектор — в меньшинстве, а частный сектор – в большинстве. В Беларуси — обратная ситуация. И это тоже большой вызов для национальной экономики.

— Вроде бы белорусское руководство это уже поняло и в последнее время предпринимает определенные шаги по развитию бизнеса в стране.

— Я так понимаю: белорусские власти, наблюдая за  развитием сектора IT, других маленьких и средних предприятий, пытаются раскрепостить деловую инициативу. Но тоже делают это очень осторожно — по тем причинам, о которых я говорил. А с другой стороны, они способствуют – но тоже очень осторожно – сокращению персонала в госсекторе.

По-моему, тенденции идут в положительном направлении. Но пока в Беларуси мы имеем два параллельных мира: зарождающийся частный сектор, который пока слабый, и госсектор, который все больше и больше сокращается, но своим существованием создает риски для всей экономики.

Конечно, все это — очень длинные, многолетние процессы. И я только опасаюсь: смогут ли эти очень осторожные шаги белорусского руководства уложиться во времени, чтобы не произошло социального взрыва по ходу этих медленных процессов.

— Но сейчас у руководства Беларуси появился  повод для оптимизма – обозначился экономический рост…

— Этот рост объясняется в первую очередь конъюнктурными изменениями на российском рынке. Но это, мы все понимаем, нездоровый источник роста, — очень нестабильный и конъюнктурный.

Чтобы Беларусь была более независима в экономическом плане, она должна также создавать внутренний спрос и внутреннюю экономику – то есть, не зависеть от экспортной конъюнктуры по нескольким продуктам. В случае Беларуси это — нефтепродукты, калий, продукты деревообработки. Беларуси нужно диверсифицировать свою экономику.

Польша также много экспортирует, но параллельно имеет очень сильную внутреннюю экономику и внутренний спрос.

Хотя я не экономист, но, думаю, что в такой стране, как Беларусь, можно глубже развить внутренний рынок и спрос. Люди здесь хотели бы потреблять больше, но надо создавать условия – предлагать товары хорошего качества местного производства. А с этим в Беларуси большая проблема.

— На ваш взгляд, в чем сегодня главная проблема белорусской экономики?

— Ключевая проблема белорусской экономики – огромный госсектор. Да, очевидного желание властей  подстегнуть развитие частных малых и средних предприятий. Однако, на мой взгляд, под тяжестью такого огромного госсектора вряд ли удастся сделать серьезный рывок в развитии частного бизнеса. Потому что необходимо поддерживать в том числе неэффективный госсектор, — а это придется делать за счет потенциала частного сектора.

— Как долго белорусские власти могут откладывать реформы госсектора?

— Большой вопрос. Ответ на него вытекает из  общей проблемы белорусской политики и политики в экономической области. Это также связано с личным подходом политического лидера страны. Президент Лукашенко является искусным тактиком. Но со стратегией – многолетней и дальновидной – немножко хуже. Белорусские власти сосредоточены на том, как удержаться в ближайшие год-два и не смотрят на перспективы. Надо признать успех в этой тактике. Но также надо честно сказать: без поддержки со стороны России это получилось бы гораздо сложнее.

— То есть, финансовая поддержка России помогает белорусскому руководству не спешить с реформами?

— Для Беларуси российский фактор был и будет решающим во многих областях . Но для самой же Беларуси важно – я не говорю про соседние государства – чтобы значение российского фактора уменьшалось. Думаю, что это понятно и является очевидным выводом.

 

Тэги:

, , , , , ,

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 19 по 23 февраля

Средневзвешенный курс доллара на БВФБ может снизиться еще на 0-0,5%, на фоне снижения курса евро и подъема курса российского рубля. В понедельник, 19 февраля, не исключено небольшое укрепление доллара.

В Беларуси завершились выборы в местные Советы депутатов

«Выборы прошли организованно, при высокой явке избирателей. Она была достаточно высокая в период досрочного голосования: 35% — это немало», — заявила глава ЦИК Лидия Ермошина. Как сообщил зампредседателя ЦИК Вадим Ипатов, предварительные итоги местных выборов в Беларуси будут известны к утру 19 февраля.  «Исходя из практики проведения избирательных кампаний, подсчет голосов начинается сразу после того, как

Дно позади: ставки по кредитам в белорусских банках пошли вверх

В январе произошло долгожданное событие: ставки по банковским кредитам не только в белорусских рублях, но и в валюте, прекратили снижаться, более того даже выросли. То есть они не только достигли дна, но и начали подниматься к новым вершинам. К каким?

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Зачем Беларуси нужен гигантский профицит бюджета?

Правительство РБ постоянно жалуется на нехватку средств, но республиканский бюджет просто лопается от денег: в 2017 году не было потрачено 2,8 трлн. BYN, за счет которых можно было бы значительно увеличить и темпы роста ВВП и зарплаты, и пенсии. Что происходит?

Кто из работников болеет чаще?

На недавней коллегии Минтруда обсуждался вопрос о выплате листков по нетрудоспособности. Предметом для обмена мнениями стало то, что выплаты растут. По словам министра Ирины Костевич, рост расходов, особенно заметный в Минской, Брестской и Гомельской областях, требует серьезного совместного с органами здравоохранения анализа его причин с разработкой соответствующих мер. Разумеется, постановка задачи и ее решение доступны только специалистам. В самом первом приближении проблема выглядит так - работники стали чаще и дольше болеть, поэтому выросли расходы. Это как с дымом - он идет из трубы, потому что печка в доме топится, а на улице мороз. Чем сильнее мороз, тем выше дым над крышей и гуще. В такой ситуации людям приходится приспосабливаться - утеплять жилище или, не жалея дров, отапливать и дом, и окружающую среду.

Алексей ВАСИЛЬЕВ: Госкомимущество не испугалось программы МВФ по реформе госсектора — мы ее выполняем, но пошагово

Главная проблема белорусской экономики – огромный госсектор, который зачастую неэффективно управляется и высасывает госресурсы. Не только эксперты, но и белорусские власти уже понимают, что его нужно реформировать. Почему же они испугались предложений МВФ по реформированию госпредприятий, тем более, что речь в них не шла о приватизации, а лишь об изменении системы управления, внедрении корпоративного управления и т. д.?

Перевооружение армии РБ: не допустить повторения июня 41-го

В Минске ожидают подкрепления статуса Беларуси как форпоста России на важнейшем для Москвы западном направлении современными вооружениями.