• USD  1,95
  • EUR  2,24
  • RUB (100)  3,29
Минск  +16..+18 Погода в Минске

ОБЫКНОВЕННЫЙ КОММУНИЗМ

Бессмертие коммунизма обещает вечную борьбу.

Сейчас многие говорят, что историю «переписать» нельзя. Что те, кто «переписывает» являются очернителями прошлого – страны, народа и государства.

Не нужно это и опасно для общественной нравственности. Если нельзя «историю переписать», то можно ли ее «перечитывать»? Например, те учебники, которые изучались в средней советской школе, в институте, в системе партийного политического образования? Ведь вот учителя литературы обычно в школе отдают отчет, что их ученики в силу возраста не могут полностью освоить «Войну и мир». Надеются только, что немногие из выпускников, которых школа приучит к чтению, перечитают эту книгу в совей взрослой жизни и, возможно, увидят ее гениальность.

В отличие от преподавателей словесности, иные учителя-предметники таких фундаментальных книг не имели. Физики, химики, биологи – все ограничивались учебниками. И если советовали интересующимся тем, кто собирался сдавать экзамены в вуз, так это вызубрить «все от корки до корки». И «порешать» задачки со звездочкой. А если не поступать, то можно обойтись и без задачек со звездочками. Школьные физика с математикой давали большинству выпускников необходимые знания, достаточные для овладения любой из массовых профессий и успешного решение задач, которые им придется решать в повседневной жизни.

Научная идеология обернулась утопией

Учителя истории в своей работе тоже ограничивались учебниками, утвержденные Минпросом СССР, предельно формализованным и унифицированным. Но сама история как наука, не обладала той категоричностью, которая отличала точные и естественные науки. По той простой причине, что положенное в основу этой школьной дисциплины материалистическое (научное) понимание истории страдало двойственностью. С одной стороны, история развивалось по объективным законам, независимо от человека, субъекта истории. Какие бы цели люди не ставили перед собой, какие бы действия они не предпринимали, над их деятельностью торжествуют объективные законы. С другой стороны, объективные законы истории реализуются в деятельности людей, которые имеют свои собственные интересы и борются за них, в столкновении с интересами других людей. Тот, кто победил, тот на самом деле подчинился объективным законам истории. Внешне это напоминало обычную драку подвыпивших мужиков, которые для молодецкой потехи пошли «стенка на стенку».

На самом же деле, «драчунами» в истории были объявлены социальные классы, обладающие антагонистическими интересами (экономическими, политическими и прочими). Сильнейший социальный класс при такой разборке выступал победителем, его восторжествовавшая воля свидетельствовала о реализации классом объективных законов и признавалась исторически необходимой. Пока на историческую арену не выходил более сильный социальный класс, который создавал государство, с помощью которого (через юридические законы, аппарат насилия) навязывал свою волю проигравшим классам.

Таким образом, движущейся силой истории объявлялась классовая борьба, социальных антагонистов – эксплуататоров и эксплуатируемых, в ходе которой в нужный момент окончательную победу добудут эксплуатируемые — пролетариат, как единственный социальный класс, историческое утверждение которого обусловлено окончательной ликвидацией эксплуатации человека человеком.

В общем, конструкция получилась элегантной (простой до гениальности), обещающий безусловный и быстрый успех, но со временем потребовала множество уточнений, улучшений, которые не расходились с генеральной линией, но по этой причине оказалась очень затратной. Но с потерями решено было не считаться, поскольку поставленная цель оправдывала все жертвы.

И, памятуя о том, что практика у нас всегда считалась критерием истины, а истина всегда открывалась исследователю в самом, что называется, конкретном виде, можно сказать, что грандиозный социально-политический и экономический опыт по строительству советского коммунизма провалился. Через 70 лет, как показала практика, страна и советский народ не только не достигли поставленной цели, но на собственном опыте убедились в ее недостижимости.

Коммунистическая идеология, презентуемая большевиками как единственная научная теория развития общества, оказалась несостоятельной. Она стала утопией, осужденной на забвение самими строителями коммунизма.

Хитрость мирового разума

То, что в итоге произошло, Гегель называл «иронией истории». Что существует такая штука, как «хитрость мирового разума», благодаря которому целесообразные человеческие усилия в социальной сфере завершаются разительным несовпадением полученных результатов. Философская родословная марксизма начинается именно с Гегеля, поэтому его основатели охотно иронизировали над всеми, кто до них занимался сознательным социальным творчеством. Натуральным образом, львиная доля иронии делегировалась буржуазным деятелям, которые, как иронично и тонко заметил обаятельный философствующий мошенник периода реконструкции Остап Бендер, «родились еще до исторического материализма». С теми, кто жили до Маркса, с теми, кто не соглашался с Марксом, Энгельс в грош не ставил, высмеивал этих людей, хвалившихся сделанной революцией, «всегда убеждались на другой день, они не знали, что делали, что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать».

Празднуют полувековый юбилей революции…

Но воистину, каждому мудрецу хватает простоты. Ленин и Троцкий, подлинные творцы революции, едва ли не на второй день после нее, увидели, что сделанная ими революция совершенно не такая, которую они хотели. Оказалось, что не нашлось у пролетариев союзников для мировой революции, что непосредственный переход к коммунизму провалился, что спасти власть можно только реставрацией капитализма, что главным врагом социалистического строительства становится всесильный собственной ручной сборки партийный и государственный аппарат…

В общем, поведение вождя напоминало незадачливого школьника. Написал контрольную работу задолго до конца урока, вышел погреться на солнышко, и вспомнил – во второй задаче ошибка. Побежал в класс:

— Разрешите исправить!

— Поздно, Володя! В следующий раз будешь внимательным.

Увы, у Ленина следующего раза не случилось, и он не успел сделать работу над своими ошибками.

Иных книг читать не нужно

Наследовавший ему Сталин, поклялся в верности учению, и тоже не избежал ошибок. Настолько серьезных, что многие из главных его достижений в глазах очевидцев выглядели провалами. Чувствуя их правоту, Сталин принципиально отказался признавать свои ошибки и запретил их замечать другими. В своей стране этот запрет был тотальным. Соответствующая инструкция на сей счет содержалась в учебнике под названием «История ВКП (б). Краткий курс», подготовленный под своим собственным надзором для всех аудиторий в системе образования, пропаганды и агитации, включая научные учреждения всех направлений. «Краткий курс» объявлялся «энциклопедий философских знаний марксизма-ленинизма», где давалось «официально проверенное ЦК ВКП (б) толкование основных вопросов истории ВКП (б) и марксизма-ленинизма, не допускающего никаких произвольных толкований.

Иными словами, предписывалось все сделанное вождем-партией считать истинным (правильным), а возникающие трудности в развитии относить на происки многочисленных врагов народа.

После этого не только «переписывать» историю было невозможным. А чтение иных книг по истории, кроме «Краткого курса» стало необязательным, поскольку в этой книге содержалась квинтэссенция, содержащая все ответы на принципиальные вопросы, которые до Сталина поставленные человечеством. «Краткий курс» изображал Сталина демиурга всех побед и свершений партии, государства и народа.

После смерти Сталина оказалось, что созданная им политическая и социально-экономическая система, практическая деятельность вождя требовали серьезных изменений не столько даже для дальнейшего развития общества и государства, а для удержания их в предписанных идеологических рамках. Преемникам Сталина потребовалось радикальное очищение, с тем, однако, чтобы не выплеснуть ребенка вместе с грязной водой. Ребенок – это социализм, государство и общество, грязная вода – это ошибки, допускаемые вождями.

Это вполне соответствует учению. В своей анкете-исповеди изречение «ничто человеческое мне не чуждо» Маркс назвал любимой. То есть он был обычным человеком в быту, но в то же время революционером, человеческие качества которому предстояло сломать все прежнее социальное устройство людей для блага всего человечества. послушать открытые им объективные законы развития общества, которые реализуются в бесклассовом обществе – при коммунизме.

«Сталин – это Ленин сегодня!»

Поскольку «коммунизм неизбежен», то массам следует подчиниться требованиям партии, вооруженной научной идеологией, которая всегда знает, что и как требуется от каждого в каждый конкретный момент. Для утверждения правоты партии применяется насилие. Ленин считал, что «революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна». Если Энгельс писал об «отмирании государства», то Ленин утверждал, что общество развивается к коммунизму «идет через диктатуру пролетариата и иначе идти не может». Государство должно быть диктатурой, то есть «властью, не разделяемой ни с кем и опирающееся непосредственно на вооруженную силу масс». А решающую роль в революции и новом государстве должна играть «рабочая партия» или «авангард пролетариата», которая мобилизует и направляет массы трудящихся на пути от капитализма к коммунизму.

Шершавым языком плаката....

В полном соответствии с логикой вертикальной структуризации власти, над первичными партийными ячейками устанавливаются партийные комитеты более высокого уровня, над ними – «высший авангард» в виде ЦК, над ним — политбюро, где все определяет «равный среди равных вождей» первый (генеральный, секретарь партии. Ему на самом деле и принадлежит полная власть в стране, не разделяемая ни с кем, которую он проводит, опираясь на аппарат государственного насилия. Иными словами, Сталин завершил государственное строительство, которое начал Ленин. Вполне обоснованно партийные пропагандисты провозгласили лозунг: «Сталин – это Ленин сегодня!», автором которого стал французский писатель Анри Барбюс.

Критики Сталина, а в 20-30-е годы они еще были, восклицали: «Был бы жив Ленин…». Но и Ленину пришлось бы углублять революцию, скорее всего, сталинскими методами. Например, для целей индустриализации, требовалось отправить на «стройки коммунизма» миллионы людей. Которые жили, худо ли бедно, в деревне, и не хотели куда-либо переселяться. Пришлось провести коллективизацию, разорить, и за счет деклассированных крестьян решить кадровый вопрос для ГУЛАГа.

Практическая необходимость для утверждения социализма, с одной стороны, с другой стороны, возможность, которую создала государство для усиления своей власти. Можно даже сказать, что это было исторически необходимо. Если согласиться с тезисом Сталина о том, что «…по мере нашего движение вперед, сопротивление капиталистических элементов будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивление эксплуататоров, создавая базу для дальнейшего продвижения вперед рабочего класса и основных масс крестьянства». Случилось это в 1928 году, когда решено было свернуть нэп и провести тотальную коллективизацию деревни.

Вопрос к Сталину после смерти

Что такое «основные» и «не основные» массы крестьянства в 1928 году. В деревне проживало около 120 млн. человек, примерно 80% всего населения страны. Если (по минимуму) к «не основным» (капиталистическим элементам) отнести 1% крестьян, то следует «изолировать» от общества 1,2 млн. человек. Много! Но оказалось, что в деревне и спустя десятилетие после революции численность «антисоветчиков» было намного большей. По свидетельству бывшего переводчика Сталина Валентин Бережков, в беседе с Черчиллем вождь признался, что в этой страшной борьбе (коллективизация) за 4 года были репрессированы 10 млн. человек. Возможно, памятливый на цифры Сталин тут ошибся. А возможно, он в это число отнес и жертвы голодомора.

В общем, эти цифры постоянно оспариваются, обычно уменьшаются многократно, даже на порядок. Но все соглашаются, что насилие было «повивальной бабкой» советского социализма, все, в основном, признают, что советский человек существовал в атмосфере страха. Ну, одни считают, что эта прививка гарантированной политической лояльности была терапевтической прививкой хорошо мотивированного энтузиазма, что помогло социалистическому строительству. Другие считают, что такие теоретические изыскания в духе революционной классовой селекции «масс» негуманны.

В любом случая Сталин до последнего дня своей жизни практиковал социальную сегрегацию населения, которая проводилась избирательно, массово, а чаще всего и избирательно, и массово одновременно.

Вопрос по Сталину возник стразу после смерти вождя. Никто не решался поставить под сомнение его исключительные революционные, ленинские качества. Но уже в 1953 году в верхах заговорили о «культе личности Сталина». На ХХ съезде партии в марте 1956 года «культ личности» получил содержательное наполнение, соответствующе оформление, который стал политическим термином для выражения ошибок, заблуждений, деформаций, перегибов и прочих отклонений, совершаемых руководителями в ходе социалистического строительства. Но не преступлений.

Из множества примеров, которые ее подтверждают, сошлюсь на персону маршала Тухачевского, которого обвинили в заговоре с целью захвата власти. Как водится, Тухачевского и ближайших соратников арестовали, оперативно расстреляли, а в компанию с ним включали едва ли не большинство всех высших по рангу командиров Красной Армии. Сталина, после его смерти обвинили в маниакальном недоверии, к которым он испытывал по отношению к своим выдающимся товарищам по совместной борьбе.

Это массовое избиение военных позже называлось одной из главных причин катастрофы Красной Армии, которая постигла ее летом 1941 года. Рассуждали так, если бы Сталин не расстрелял своих маршалов, разве позволила бы армия захватить Минск на шестой день войны?

Злая ирония истории, безальтернативная, поскольку руководство страны, которое для своих директив использовала ложные императивы.

Есть и вопросы к Ленину

И как бы ни крутись, никому из критиков Сталина, не могло прийти в голову квалифицировать его деятельность как государственное преступление. После войны пресловутая «внезапность нападения» была отнесена на счет личность Сталина. Де мол, он совершил историческую ошибку, которую сам же исправил. А что Тухачевский? После ХХ съезда, который осудил «культ личности Сталина» и утвердил регламент его преодоления, Военная коллегия Верховного Суда СССР, оправдала Тухачевского и всех его «подельникам» и реабилитировала за отсутствием состава преступления. По существу, жертв оправдали посмертно, оставив без комментариев явно криминальную деятельность Сталина, которую отнесли на счет неизбежных в важном деле строительства социализма исторических (досадных) ошибок.

Сам Тухачевский в подавлении восстания тамбовских крестьян совершал уголовное преступление, равно как и Ленин, и его товарищи по реввоенсовету, но никому до сих пор не пришло в голову осудить их постфактум, ради восстановления исторической правды и справедливости. Разумеется, в таком случае все существующие представления общества о своей истории рушатся, и оно приобретает свободу от своих оков. Голой, поскольку оковы и были единственной одежкой, которые прикрывали абсолютное бесстыдство «построенного» справедливого общества.

Разоблачение «культа» новым руководством страны диктовалось соображениями обеспечения собственной безопасности. С одной стороны, оно способствовало утверждению Сталина в роли главного виновника репрессий, с другой стороны позволяло отстаивать «социалистический выбор», который некогда был якобы сознательно сделан массами. Разоблачив Сталина, новое руководство страны вновь поклялось массам, что гарантируют их исторический выбор, возвращаясь к «ленинским нормам», которые возродят ленинские принципы социалистического строительства.

Признание культа личности и преодоление его разводило идеологическое содержание социализма и его политическую практику. При любых политических деформациях сохранить социализм, который не поддается принципиальной деформации, если сохраняется его идеологическая природа. Сталины приходят и уходят, социализм остается. Культ – это грязная вода. А если есть социализм, то неизбежно появляется вождь, а в обществе возникает его культ.

Возможно, за столетие существование «реального социализма» имелись несколько десятков «полноценных» в культовом плане вождей, которые радикально изменяли жизнь людей в своих странах, сообразуясь с теми возможностями, которые предоставляла им истории. У нас – Ленин, Сталин, Хрущев, Андропов, культ которого сформировался на посту главного чекиста страны, Горбачев, который стремительно приобрел популярность на волне перестройки, но стремительно ее потерял, когда «перестройка» социализма обернулась обрушением несущих конструкций здания.

Возвращаясь к «Краткому курсу», отметим, что с 1938 по 1953 год он издавался 301 раз в количестве 42816 тыс. экземпляров на 67 языках. Настоящая библия для коммунистов всего мира. После смерти Сталина, слегка обновленная книга издавалась под названием «Краткий курс КПСС». Его концепция была принята в качестве кальки для всех последующих учебников и учебных пособий по истории, издаваемых в 60-80 годы. Когда после ХХ съезда КПСС «Краткий курс» перестали переиздавать, Брежнев в 1966 году призывал создать «настоящий марксистского учебника по истории партии», напоминая всем о «Кратком курсе», который, несмотря на имеющиеся в нем ошибки, «был настольной книгой не только для каждого коммуниста, но и каждого трудящегося в нашей стране».

Несомненно, Брежнев, во время войны бывший армейским политработником, очень хорошо знал эту книгу и разделял точку зрения Сталина на классовую борьбу пролетариата со своими врагами. Возможно, Брежнев мог назвать Пол Пота идейным соратникам Сталина по той причине, что первый провел деурбанизацию страны, уничтожая городскую буржуазию, а Сталин, проводя коллективизацию, ликвидировал как класс сельскую буржуазию. Цели были общие, этапные для движения к коммунизму имели национальные особенности. Что один вождь, что второй не смущались масштабностью насилия, коль она обеспечивает «социальный прогресс» как в отдельно взятой стране», так и во всем мире.

Тэги:

,

Комментарии

Ярмарки в Минске: 14-15 октября очередные сельскохозяйственные ярмарки пройдут в белорусской столице

На предстоящие выходные (14-15 октября 2017 г.) в Минске запланировано проведение очередных сельскохозяйственных ярмарок. Информация об этом размещена на сайте государственного учреждения «Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома». Общегородская ярмарка пройдет возле спортивного комплекса «Чижовка-арена» по ул. Ташкентской, 19, где продукцию предложат предприятия Минской области. Время работы ярмарки — с 9.00 до 16.00. Кроме того, ярмарки

Признак белорусской модели

Многое, что имеет место в современной Беларуси уникально. Но больше всего удивляет уникальное отношение к вещам обычным, которые существуют во многих странах мира.

Почему Лукашенко вновь заговорил о либерализации экономики?

Исчерпала ли «белорусская модель» полностью методы борьбы на своей собственной основе? Пожалуй, что да. Но осознает ли сегодня это тот, кто по Конституции наделен правом принимать решения? Возможно, что начинает. Иначе зачем тема «либерализации экономики» вновь стала актуальной?

Прогноз курса рубля на неделю с 16 по 20 октября

Ожидаем снижения средневзвешенного курса доллара по отношению к белорусскому рублю на БВФБ примерно на 0-0,5%, если не произойдет обострения ситуации в Каталонии. Небольшое уменьшение курса возможно уже в понедельник, 16 октября.

Валерий ФАДЕЕВ: «Главная проблема проектов ГЧП в Беларуси – недоверие к государству»

В Беларуси буксует институт государственно-частного партнерства (ГЧП), несмотря на закон, принятый с учетом лучших мировых практик, а также поддержку правительственных чиновников, видящих в нем комфортный инструмент реализации важнейших инфраструктурных проектов.

Прогноз курса рубля на неделю с 16 по 20 октября

Ожидаем снижения средневзвешенного курса доллара по отношению к белорусскому рублю на БВФБ примерно на 0-0,5%, если не произойдет обострения ситуации в Каталонии. Небольшое уменьшение курса возможно уже в понедельник, 16 октября.

100 лет революции: Первая советская Конституция

К началу 1917 года многое, подлежащее радикальному пересмотру в российских делах, требовало от ее правительств (Царского и Временного) вдумчивости и терпения, времени. Даже революционная по самой своей сути столыпинская аграрная реформа приводила к опасным социальным осложнениям. По причине исключительно высоких темпов ломки традиционных экономических и культурных связей, существовавших в обществе.

Почему Лукашенко вновь заговорил о либерализации экономики?

Исчерпала ли «белорусская модель» полностью методы борьбы на своей собственной основе? Пожалуй, что да. Но осознает ли сегодня это тот, кто по Конституции наделен правом принимать решения? Возможно, что начинает. Иначе зачем тема «либерализации экономики» вновь стала актуальной?