• EUR  2.3963
  • USD  2.0277
  • RUB (100)  3.4534
Минск  0.9 Погода в Минске

У президента А. Лукашенко, как гласит известная поговорка, «семь пятниц на неделе». В июне на очередном пятом Всебелорусском собрании он заявил о необходимости реформирования образования и здравоохранения в предстоящей пятилетке. А уже в августе на совещании, посвященному подготовке системы образования к новому 2016/2017 учебному году заявил, что реформ в образовании больше не будет, требуются лишь новые учебники по истории. По его мнению, сохраняя прошлое, мы формируем будущее.

Столь оригинальный взгляд на развитие страны ставит многих в тупик. К чему готовиться? К архивации прошлых структур и процессов в формировании человеческого потенциала для будущей инновационной экономики или к их реформации? Надеюсь, что к последнему. Ибо текущее состояние этих двух важнейших сфер белорусской экономики — здравоохранения и образования — никого, кроме президента и чиновников, по большому счету не устраивает.

Статус педагогического работника, впрочем, как и медицинского, о котором он так печется, формируется в современном индустриальном обществе относительным уровнем их зарплаты, а не теми социальными и политическими ролями, которыми они бесплатно нагружены белорусским работодателем-государством. «Это плохо, когда уже сегодня учитель в хороших, средних хозяйствах имеет половину зарплаты от механизатора, доярки», — заметил президент, а я бы еще к этому добавил: профессор вуза — от зарплаты слесаря завода.

Даже в соседней России в соответствии с федеральным законом зарплаты учителей и врачей не могут быть ниже средней по региону, а у преподавателей вузов — с коэффициентом 1,5. Главы регионов головой отвечают за это соотношение. А мы, который год только пытаемся говорить по этому поводу. В результате имеем хронический дефицит кадров в этих отраслях. Например, по данным Белстата на 1 июня т.г. спрос на врачей-специалистов в 81 раз превышает предложение на рынке труда, медицинских сестер — в 45 раз. Аналогичная ситуация с фельдшерами, фармацевтами, провизорами. Конкурс на педагогические специальности вузов в последние годы традиционно самый низкий. И это при наличии в каждой области своей кузницы «педов» и «медов» и стандартов обеспеченности данными специалистами учреждений образования и здравоохранения.

За материальный уровень достатка и социальный статус учителей и врачей во всех странах отвечает всегда государство. И если они, по образному выражению гаранта Конституции, «ниже колена», то без реформ в этих областях не обойтись.

Ранее в материалах от 29.07. «Приоритеты расставлены. Что дальше» и от 12.08. «Реформа науки и образования нужны для развития страны» я попытался обосновать необходимость и возможные траектории реформирования белорусской системы образования и науки. В настоящей статье выскажусь о самой трудной сфере для реформирования – здравоохранении. Самой трудной, потому что количество прямых и косвенных факторов, влияющих на ее функционирование значительно больше, чем в науке и образовании.

По оценкам экспертов здоровье нации в большей мере (85%) зависит от таких факторов, как экология, условия жизни и питания, профессиональные вредности и т.д. и очень в незначительной степени (до 15%) – от уровня здравоохранения. Поэтому реформы отдельных подсистем системы здравоохранения не могут дать резких, показательных результатов на уровне здоровья нации без параллельно проводимых реформ в сфере охраны окружающей среды, улучшения условий труда и уровня жизни населения. При реформировании здравоохранения, безусловно, следует руководствоваться главным заветом клятвы Гиппократа: не навреди. А как можно вырабатывать рецепты, не поставив правильный диагноз? Поэтому прежде чем начинать реформу следует определить текущее состояние действующей системы здравоохранения Беларуси и провести сравнительный анализ существующих моделей здравоохранения в различных странах. Ибо, по мнению большинства экспертов по этому вопросу в мире, каждая из них имеет свои преимущества и недостатки. И выбрать наиболее приемлемый образец для развивающейся страны достаточно трудно.

Почему нужна реформа здравоохранения?

Причин множество. Остановлюсь на наиболее значимых из них для действующей белорусской модели.

Первая и самая важная причина — «новая нормальность» экономического состояния страны, выражающаяся состоянием перманентного кризиса по всем составляющим ее социально-экономического развития:

1. По оценкам экспертов, белорусская экономика «застряла на дне». Экономический рост в ближайшие годы останется близким к нулю. В силу чего последует снижение ВВП и, как следствие, сокращение его доли (5% в среднем за последние годы) на финансирование системы здравоохранения.

2. Неизбежно сокращение отчислений налогового характера в ФСЗН в условиях длительной рецессии и при стагнирующем ФЗП организаций. Таким образом, основной источник финансирования медицинских услуг будет постоянно «усыхать».

3. Спад производства, рост числа убыточных предприятий с неэффективной занятостью и низкой зарплатой, приведет к снижению возможностей для корпоративного дополнительного медицинского страхования здоровья трудящихся.

4. Низкий уровень доходов населения снижает мотивацию к добровольному медицинскому страхованию граждан.

5. Хроническая «инфляционно-девальвационная спираль» стала источником напряженности на внутреннем рынке лекарств и фармпроизводства.

Результатом такого состояния является ухудшение качества жизни населения и резкий рост потребности в медицинских услугах. Статистика за последние два года это подтверждает – в среднем 4-х процентный рост ежегодно. К тому же, медицинская отрасль в среднем демонстрирует более высокие темпы инфляции. За последнее десятилетие темпы прироста цен в отрасли обгоняли индекс потребительских цен (ИПЦ) в среднем на 2 процентных пункта, что в совокупности приводит к снижению доступности медицинских услуг. Следовательно, рассчитывать в дальнейшем на эффективность действующей государственной модели здравоохранения в Беларуси не приходится. О чем сигнализирует ежегодный рейтинг эффективности национальных систем здравоохранения Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) за 2015 год. В этом рейтинге из 45 стран с населением более 5 миллионов человек и ВВП на душу населения свыше 15 тысяч долларов США в год наше место — 42-е — со средней продолжительностью жизни в 72 года, затратами в 5% от ВВП и 339 долларами США на душу населения. По последнему критерию ниже нас оказался только Китай (понятно по каким причинам), Перу и Доминиканская Республика.

Продолжать финансирование системы здравоохранения в прежних объемах в новых экономических условиях будет просто невозможно. Нереформированная экономика Беларуси неспособна больше нести «груз» советской модели здравоохранения с обеспечением конституционно гарантированных принципов доступности и бесплатности его услуг.

Причина вторая — демографическая. Превышение смертности над рождаемостью, прогрессирующее старение населения, его неблагоприятная структура по полу и возрасту, невысокий уровень здоровья населения репродуктивного возраста.

Согласно статистическим данным ЦРУ США, опубликованным в ежегодной «The World Factbook» за 2014 год, Беларусь занимает 12-е место в мире по смертности и 173 место по рождаемости населения. За последние 20 лет численность населения Беларуси сократилась на 770 тыс. человек, или на 7,5%, и на 1 января 2015 года составила 9 млн. 948,9 тыс. человек, из которых 24, 6% являлись пенсионерами. Численность экономически-активного населения постоянно сокращается.

В своем выступлении на четвертом Всебелорусском народном собрании А. Лукашенко оповестил участников, что минимально необходимая численность населения Беларуси – 20 млн. человек, а оптимальная – 30 млн. Но основе каких расчетов им были сделаны такие выводы он, правда, не пояснил. Как такую численность населения достичь, обеспечить образовательными и медицинскими услугами и чего это будет стоить для экономики, он тоже не объяснил.

Подобная «маниловщина» вкупе с тотальной некомпетентностью белорусских чиновников в области формирования основных кластеров современного социального государства стала важнейшей причиной нашего нарастающего отставания от развитых стран. Все, кроме американцев (а это единственное историческое исключение среди развитых стран), переходят на плато: демографический рост закончился, нация стареет. Это значит, что здравоохранение становится все более важным и все более чувствительным.

Мы развивающаяся и довольно образованная страна, которой нужно тонко отлаженное здравоохранение с качественными технологиями и персоналом.

Третья причина. Структурный дисбаланс между стационарной, требующей до 60-70 % всех затрат, и амбулаторно-поликлинической помощью, где должны начинать и заканчивать обследование и лечение до 80 % больных. Экспертные исследования показывают, что 30-50% пациентов, проходящих лечение в ряде стационаров, не нуждаются в госпитализации.

Следствием этого стало чрезмерное количество больничных коек (в 2-3 раза больше чем в странах «первой десятки» ВОЗ), финансирование больниц на основе их численности, перекос в кадровом и научном обеспечении работы больниц и поликлиник, а также к зависимости зарплаты врачей от специализации и квалификации, а не от качества их работы. Результатом такой практики стала гиперспециализация врачей и их стремление работать в больницах.

Медицинская наука тоже преимущественно «прописалась» в научно-практических специализированных центрах с высоким уровнем коечного фонда. В то время как развитые страны изменяли подходы и искали новые методы решения проблем увеличения смертности от сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и травм, в Беларуси панацеей считалось увеличение количества врачей, медсестер и больничных коек. Наряду с подготовкой большого количества врачей и строительства больниц, в условиях постоянно снижаемого финансирования происходило постоянное снижение качества, как медицинского образования, так и медицинской помощи.

Другой проблемой белорусской медицины и науки вообще, является почти полная ее изоляция от мирового сообщества. Если развитые страны трудятся сообща над глобальными проблемами, в Беларуси наука имеет «местечковый характер» и развивается изолированно, в условиях низкого финансирования, преодолевая порой сопротивление, связанное с политизацией результатов исследований. В соответствии с мнением различных экспертов, медицинская наука и практика в Беларуси отстает от уровня стран — лидеров рейтинга ВОЗ на 20-30 лет.

Особенно заметно это отставание в уровне цифровизации и развития телемедицины на основе внедрения IT – технологий. Это и оценка пользователями – пациентами качества медицинской помощи, работы медицинских учреждений, и онлайн-торговля лекарствами, и вопросы доступа и обмена медицинскими данными в электронном виде и т.д. Такая ситуация усложняет доступ граждан к высокотехнологичной медпомощи и сдерживает развитие новых белорусских технологий и стартапов в медицине.

По данным BBC Research и аналитической компании IHS, к 2019 году мировой рынок телемедицины достигнет почти $44 млрд., показывая среднегодовой рост 17,7%. В 2015 году объем инвестиций в данную сферу в мире составил $4,5 млрд., а только в первом полугодии 2016 года этот показатель уже достиг $3,9 млрд. Какая доля этого рынка приходится на Беларусь, никто не знает. Минздрав такими расчетами не занимается.

А зря. Отсутствие цифровизации влечет за собой огромные транзакционные издержки в здравоохранении, потому что врачи не столько лечат, сколько пишут и пишут. Как только вы не можете сформулировать реальную цель в развитии, у вас появляется огромное количество отчетности. А поскольку все равно не получается – давайте мы еще добавим какие-то показатели. Мы впали в ухудшающий отбор. Нужно менять модель.

Какой образец для подражания можно выбрать?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует провести сравнительный анализ действующих моделей стран – лидеров ВОЗ по основным параметрам эффективности и качества. Благо существующая статистика позволяет это сделать. Но прежде следует дать краткую характеристику наиболее распространенным моделям.

В настоящее время все существующие системы здравоохранения сводят к трем основным экономическим моделям. Однозначных общепринятых названий у этих моделей нет, но описания их основных параметров дается специалистами, в общем, одинаково.

Это: платная медицина, основанная на рыночных принципах с использованием частного медицинского страхования, государственная медицина с бюджетной системой финансирования и система здравоохранения, основанная на принципах социального страхования и регулирования рынка с многоканальной системой финансирования.

Для первой модели характерно предоставление медицинской помощи преимущественно на платной основе, за счет самого потребителя медицинских услуг, отсутствие единой системы государственного медицинского страхования. Главным инструментом удовлетворения потребностей в медицинских услугах является рынок медицинских услуг. Ту часть потребностей, которая не удовлетворяется рынком (малообеспеченные слои населения, пенсионеры, безработные) берет на себя государство путем разработки и финансирования общественных программ медицинской помощи. Наиболее ярко она представлена здравоохранением США, где основа организации здравоохранения — частный рынок медицинских услуг, дополняемый государственными программами медицинского обслуживания бедных «Medicade» и пенсионеров «Medicare». Такую модель обычно называют платной, рыночной, американской, иногда — системой частного страхования.

Вторая модель характеризуется значительной (исключительной) ролью государства. Финансирование здравоохранения осуществляется главным образом из госбюджета, за счет налогов с предприятий и населения. Население страны получает медицинскую помощь бесплатно (за исключением небольшого набора медицинских услуг). Таким образом, государство является главным покупателем и поставщиком медицинской помощи, обеспечивая удовлетворение большей части общественной потребности в услугах здравоохранения. Рынку здесь отведена второстепенная роль, как правило, под контролем государства. Эта модель характерна сегодня для Великобритании и некоторых европейских стран. Ее называют государственной, бюджетной, госбюджетной.

Третью модель определяют как социально-страховую или систему регулируемого страхования здоровья. Данная модель здравоохранения опирается на принципы смешанной экономики, сочетая в себе рынок медицинских услуг с развитой системой государственного регулирования и социальных гарантий, доступности медицинской помощи для всех слоев населения. Она характеризуется в первую очередь наличием обязательного медицинского страхования (ОМС) всего или почти всего населения страны при определенном участии государства в финансировании страховых фондов.

Государство здесь играет роль гаранта в удовлетворении общественно необходимых потребностей всех или большинства граждан в медицинской помощи независимо от уровня доходов, не нарушая рыночных принципов оплаты медицинских услуг. Роль рынка медицинских услуг сводится к удовлетворению потребностей населения сверх гарантированного уровня, обеспечивая свободу выбора и суверенитет потребителей. Многоканальная система финансирования (из прибыли страховых организаций, отчислений от зарплаты, государственного бюджета) создает необходимую гибкость и устойчивость финансовой базы социально-страховой медицины. Наиболее ярко данная модель представляется здравоохранением ФРГ, Франции, стран Бенилюкса, Швейцарии, Канады и Японии.

В социально-страховую модель включены элементы и государственной, и рыночной моделей. В зависимости от того, какие параметры преобладают, социально-страховая модель может быть ближе либо к государственной, либо к рыночной. Например, социально-страховые модели систем здравоохранения стран Скандинавии и Канады имеют много общего с государственной моделью, а система здравоохранения Франции близка к рыночной. Каждая из этих моделей имеет свои сильные и слабые стороны, но эффективность и качество функционирования их все-таки существенно выше, чем советская система здравоохранения академика Семашко, доставшаяся в наследство суверенной Беларуси и не реформированная до сих пор. В представленной ниже таблице на основе данных ВОЗ представлены основные характеристики этих трех моделей.

Тип модели

Социально-страховая модель

Государственная

Рыночная

Страна

Франция

Великобритания

США

Принцип, лежащий в основе модели

Медицинская услуга — квазиобщественное благо. Программы ОМС должны возмещать только часть затрат на медицинскую помощь.

Медицинская услуга — общественное благо. Богатый платит за бедного, здоровый — за больного.

Медицинская услуга – частное благо, т.е. товар, который может быть куплен или продан.

 Доля расходов на здравоохранение в ВВП

8,5%

6,0%

14%

Источники финансирования

ОМС — 50% ДМС — 20% Госбюджет — 10% Личные средства — 20%

Государственный бюджет.

Частное страхование — 40% Личные средства — 20% Программы для пожилых и малоимущих –40%

Контроль за эффективностью расходования средств

 Контроль осуществляют страховщики: частные страховые фирмы и государственная организация социального страхования.

Контроль осуществляет – государство в лице Министерства здравоохранения.

Контроль осуществляется частными страховыми фирмами.

Доступность медицинского обслуживания

80% населения охвачено программами ОМС.

 Всеобщая доступность

Ограничивается платежеспособностью пациентов, программы для пожилых и малоимущих распространяются не на всех нуждающихся.

Ассортимент доступных медицинских услуг

Широкий спектр услуг за счет сочетания программ ОМС и ДМС.

Широкий спектр профилактических мероприятий, набор лечебных услуг ограничен производственными возможностями.

Самые разнообразные лечебные и профилактические медицинские услуги.

Использование новых технологий

Спрос на разнообразные медицинские услуги стимулирует внедрение новых технологий.

Отсутствуют стимулирующие факторы, новые методы внедряются медленно.

Самые большие инвестиции в НИОКР осуществляются в сфере здравоохранения.

Регулирование цен на медицинские услуги

Регулируются правительством, пересматриваются 2 раза в год.

Финансовые средства рассчитываются на основе нормативов учитывающих половозрастной состав населения.

 Регулирование практически отсутствует. Цена формируется в результате соглашения между пациентом, страховщиком и ЛПУ.

Вывод, который можно сделать из сравнительного анализа применительно к условиям переходного периода белорусской социально-экономической системы к рыночной экономике инновационного типа, будет однозначным. В связи с ростом потребности людей в медицинском обслуживании при условии их обеспечения в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) на минимально допустимом уровне потребуется консолидировать все возможные источники привлечения средств. В условиях дефицита государственного бюджета и низких доходов населения только социально-страховая модель с многоканальной системой финансирования (из прибыли страховых организаций, отчислений от зарплаты, государственного бюджета) способна решить эту задачу.

Другими словами, реформирование белорусской модели наиболее целесообразно начать с создания системы страховой медицины в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС) с широкими возможностями стимулирования граждан и бизнеса к развитию ДМС. Опыт подобного реформирования есть у нас под боком в России, где значительно раньше, чем у нас была сформирована смешанная модель государственно — рыночного формирования и регулирования рыночных структур и процессов во всех отраслях экономики, включая здравоохранение. Создание единого рынка товаров и услуг в Союзном государстве и в рамках ЕАЭС должно обеспечивать население стран-участниц этих межгосударственных объединений адекватными возможностями получения услуг в области образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения. Иначе создание единого рынка труда будет долгим и неэффективным.

Тэги:

, , , ,

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 11 по 15 декабря

Ожидаем продолжения роста средневзвешенного курса доллара на Белорусской валютно-фондовой бирже еще примерно на 1% за счет укрепления доллара как против евро, так и против российского рубля. В понедельник, 11 декабря, возможно снижение курса доллара на доли процента.

Административный восторг и 7 процентов этилового спирта

Ни о каких экономических реформах в рамках «белорусской модели» не может быть и речи, т.к. она есть форма, в которой «русская власть» пытается продлить себя в истории.

Подвижные грунтовые ракетные комплексы: два в одном

Россия примет на вооружение средства ядерного сдерживания своих континентальных соседей как на Западе, так и на Востоке.

Совсем не игрушка: в Германии запретили использование умных часов детьми

Федеральное сетевое агентство ФРГ (BNetzA) запретило продажу «умных» часов для детей в Германии. По мнению представителей ведомства, подобные гаджеты «изобилуют значительными недостатками в области безопасности». С их помощью, например, можно подслушивать разговоры и следить за пользователями, что играет на руку злоумышленникам. Чиновники уже посоветовали родителям уничтожить обладающие «шпионским» функционалом устройства. «С помощью мобильного приложения родители

Белорусский вариант конца истории

Любые социальные структуры стремятся завершить процесс своей эволюции, т.е. остановить историю пусть и на локальном уровне. Им «кажется», что они являются последней формой бытия и дальше совершенствоваться уже некуда. Но на локальном уровне завершаются лишь локальные ритмы эволюции, в то время как крот истории свою работу не прерывает ни на минуту.

В 2018 году притока валюты в Беларусь от предприятий и населения не будет

В сентябре-октябре 2017 года поступление валюты из-за рубежа нефинансовых организаций и домашних хозяйств впервые за два года оказалось меньше их платежей за границу, что не сулит курсу белорусского рубля ничего хорошего.

Подвижные грунтовые ракетные комплексы: два в одном

Россия примет на вооружение средства ядерного сдерживания своих континентальных соседей как на Западе, так и на Востоке.

Азбука налоговой оптимизации: НДС (часть 2)

Налоговая оптимизация НДС является сложным и многоступенчатым процессом, который учитывает много факторов. В данной публикации будет рассказано о возможностях налоговой оптимизации НДС, связанных с внешнеэкономической деятельностью, налоговыми вычетами и договорными отношениями.