• EUR  2.3275
  • USD  1.9961
  • RUB (100)  3.1586
Минск  13 Погода в Минске

Очередное традиционное послание президента страны народу и национальному собранию получилось скромным по результатам фиксации очередных побед и достижений уникальной белорусской модели социально-экономического развития. Кроме мирового первенства по критерию доступности услуг здравоохранения согласно некоему международному рейтингу за 2014 год, оратору, по сути, предъявить было нечего.

Подобный селективный подход к оценке собственных достижений стал характерной особенностью большинства белорусских чиновников. Для того, чтобы публично озвучить «очередной успех» нужно просто найти «нужный» показатель и его «окрасить» в нужную тональность восприятия публикой. Недаром специалисты говорят: «Современная экономика – это на 90% психология». Главное произвести впечатление, а что остается за кадром, так это пустяки.

В данном случае пустяк оказывается не столь безобидным. Если взять рейтинг стран по эффективности здравоохранения за тот же период, составленный аналитиками агентства Bloomberg на основании данных Всемирной организации здравоохранения, Организации Объединённых Наций и Всемирного банка, то результат мы имеем совершенно иной. В основе данного рейтинга лежат три ключевых показателя, которые определяют эффективность системы здравоохранения той или иной страны: средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, государственные затраты на здравоохранение в виде процента от ВВП, стоимость медицинских услуг в пересчете на душу населения. Исследование охватывает 51 государство с населением более 5 миллионов человек, ВВП свыше 5 тысяч долларов на человека в год и средней продолжительностью жизни свыше 70 лет, по которым имеются достоверные статистические данные. В этом рейтинге наше место – 42-е со средней продолжительностью жизни в 72 года, затратами в 5 процентов от ВВП и 339 долларами США на душу населения. По критерию стоимости медицинских услуг на душу населения ниже Беларуси оказался только Китай (понятно, по каким причинам), Перу и Доминикана.

Примерно такие же оценки международных экспертов имеет Беларусь и в других областях формирования человеческого капитала, приоритет которого стал стержнем выступления белорусского президента: «Будущее нашей экономики по всем направлениям – это наука. Новейшие технологии. Пятого, шестого, может, восьмого уклада. Экономика знаний – это единственное, что нас может спасти как независимое и суверенное государство, приумножить наши богатства». На память сразу приходит герой бессмертной поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» помещик Манилов с его повышенной пустой мечтательностью, оторванной от реальной жизни, бездеятельностью и заведомо несбыточными желаниями.

Маниловщина всегда была родовой травмой строителей коммунизма, начиная с авторов Коммунистического Манифеста и заканчивая хрущевской программой строительства коммунизма в СССР. Советская генетика – великая сила. Я пытался найти во всех доступных источниках информации факт существования и определение восьмого технологического уклада в мировой экономике, но так и не смог.

Миру пока известны 6 технологических укладов, причем эра последнего по оценкам большинства экономистов наступила совсем недавно, в 2010 году и продлится до 2050 года. К оценке периода доминирования, определению содержания ядра и ключевых факторов следующего 7 технологического уклада ученые в настоящее время  еще в полной мере не приступили. Но, видимо, спичрайтеры нашего президента продвинулись значительно больше в данной области знаний, чем мировые экономические институты. Оставим этот ляп на их совести и рассмотрим главное в этом тезисе президента – экономику знаний как спасательный круг для суверенного белорусского государства и единственный мультипликатор его будущего богатства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Без рыночных реформ спад уровня жизни в Беларуси будет долгим

Экономика знаний – мировой подход

Мне ранее («Мировая экономика: Давос назвал индикаторы будущего развития») уже приходилось говорить о «новой нормальности» современного этапа развития «постиндустриальной интеллектуальной экономики». Сейчас хочу лишь уточнить сущность и содержание новой категории, которую имел в виду президент, отвечая на вопрос одного из депутатов Палаты представителей Национального собрания РБ. При этом выделю главные аспекты общепринятого в развитых странах определения экономики знаний. Ее характерной чертой является то, что главный источник богатства в рыночной экономике переместился с природных активов (земля и сравнительно неквалифицированный труд) через ресурсы, создающие осязаемые активы (здания, оборудование, финансы), к ресурсам, создающим неосязаемые активы (знания и информация) и воплощающихся, прежде всего, в людях и организациях.

Эксперты Всемирного банка выделяют четыре главных аспекта экономики, основанной на знаниях:

  • образование и обучение (наличие образованного и профессионально подготовленного населения, способного создавать, распределять и использовать знания);
  • динамичная инновационная инфраструктура (ресурсы, начиная с радио и заканчивая Интернетом, обеспечивающие коммуникации, распространение и обработку информации);
  • экономические стимулы и институциональный режим (общеэкономическая среда, способствующая свободному движению знаний, внедрению информационно-коммуникационных технологий и развитию предпринимательства);
  • инновационные системы (сеть исследовательских и «мозговых» центров, университетов, частных фирм и организаций, занимающихся созданием новых знаний, их заимствованием извне и приспособлением к местным нуждам).

Если спроецировать эти базисные аспекты определения экономики знаний на существующую белорусскую модель социального государства, то мы сразу увидим кардинальные исходные различия в подходах к ее формированию «у них» и « у нас». Первое, отличие – это база, на которой строится экономика знаний. Рыночная, а не гибридная постсоветская экономика, является источником и драйвером роста национального богатства.

Первый шаг к экономике знаний – это формирование в национальной экономике полноценного рынка с его законами, институтами и инфраструктурой. Второй шаг – формирование критической массы частных субъектов рыночной деятельности в виде предпринимателей, конкурентоспособных фирм и организаций, ориентированных на рост своей капитализации сначала за счет осязаемых, а в дальнейшем преимущественно неосязаемых активов. И, наконец, нужны необходимые институциональные реформы по созданию инновационной инфраструктуры для формирования качественно новых образования и науки, без которых новая интеллектуальная экономика невозможна. Таков общепринятый в мире алгоритм построения экономики знаний, основанной на инновациях, т.е. на изменениях как формы и сути существования в новой нормальности.

Для реализации такого грандиозного по объемам, содержанию и срокам проекта реформирования белорусской модели экономики нужна, прежде всего, политическая воля действующей власти, команда профессиональных реформаторов и  стратегический план по реализации реформ. Осознания их неизбежности и срочности, судя по содержанию послания, у власти пока не наступило, команды и, тем более, плана – нет.

Надежда заменить необходимые реформы очередными кредитами пока превалирует в текущей политике. Поэтому, чтобы понять неизбежность реформ и перейти к их планированию нужно, прежде всего, провести анализ текущего положения, той точки, в которой мы находимся на момент пожелания президентом по созданию экономики знаний. Только после этого можно ставить цели последующего реформирования и задачи по их достижению.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Стратегические задачи реформирования белорусской экономической модели можно оценить как беспрецедентные

Белорусская модель на подиуме мировых стандартов

В качестве методологии замера степени инновационности и технологичности белорусской экономики можно использовать общепринятую систему мониторинга состояния национальных инновационных систем (НИС) развитых стран. Тем более, что белорусская НИС базируется на той же методологической базе.

Одним из наиболее комплексных подходов к измерению экономики, основанной на знаниях, является предложенная Организацией Экономического Развития и Сотрудничества (OЭCР) система индикаторов, которая позволяет сопоставить уровень и динамику развития стран-участниц этой организации. ОЭСР является уникальным форумом, где правительства 30 демократических стран совместно работают над решением экономических, социальных и экологических проблем, порождаемых глобализацией. В составе этой системы выделены следующие группы индикаторов: развитие высокотехнологичного сектора экономики, его удельный вес в продукции обрабатывающей промышленности и услугах; инновационная активность.

Если применить данную методику к оценке уровня экономики Беларуси с позиций ее соответствия критериям экономики знаний, то получим следующие сравнительные данные с достигнутым в 2014 году уровнем аналогичных показателей по странам ОЭСР. Соответствующие данные возьмем из статистического сборника Белстата «Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь», выпущенного в 2015 году и включающего соответствующие показатели за 2010-2014 г.г.

Мечты президента и проза реальности

№ п/п

Показатели

  Регион      Значение

РБ

ОЭСР

1

 Уровень наукоемкости ВВП

0,52 %

3-3,5 %

2

 Затраты на технологические инновации к ВВП

2,5 %

8-12 %

3

 Доля работников, выполняющих НИОКР, в числе занятых

0,65 %

3-3,5 %

4

 Инвестиции в основной капитал на 1 работающего, тыс. $

2,7

5-10

5

 Доля инновационной продукции в промышленном выпуске

8,8 %

25-35 %

6

 Доля высокотехнологичной продукции в экспорте

2,6 %

15-49 %

7

 Доля расходов на НИОКР к ВВП

0, 62 %

4,7 -5,2 %

8

 Доля 5-го технологического уклада в ВВП

10 %

55 %

Концепция национальной безопасности РБ определяет минимально приемлемый уровень наукоемкости ВВП в 1%. Но даже такой скромный по сравнению с ОЭСР уровень мы не можем достичь уже целую пятилетку. Причем по годам прошедшей пятилетки данный показатель, по словам чиновников, «имел явно отрицательную динамику», т. е. снижался год к году. Теперь решение поставленной задачи в 1% по традиции переносится на следующую пятилетку. Проект Государственной программы инновационного развития Беларуси на 2016-2020 годы помимо данного показателя повторно включает еще показатели 30 невыполненных проектов из 70 запланированных в предшествующей госпрограмме на 2011- 2015 гг. При наличии в экономике более 75% госактивов вышеназванный проект госпрограммы предполагает финансовую господдержку лишь в размере 5%. Остальные 95% переложены на специализированные фонды, собственные и заемные средства субъектов хозяйствования. Сколько пятилеток нужно «отпахать» белорусской экономике с ее существующими институтами развития и достигнутыми темпами роста инновационности и технологичности, чтобы достичь хотя бы сегодняшнего уровня стран ОЭСР, может сказать только профессиональный футуролог или уфолог. Для экономистов это непосильная задача.

Когда мечта о построении экономики знаний у президента сталкивается с прозой ранее озвученных им планов о достижении в ближайшее время в сельхозпроизводстве 10 миллионов литров молока при фактическом среднегодовом надое в 4,5 тысячи литров на одну буренку, генетика крестьянина безусловно победит мечту президента. Это в Израиле, признанном в мире лидере по строительству экономики знаний, выведенные специально для местных условий коровы израильско-гольштинской породы дают 12 тысяч литров молока в год. Но там государство за счет бюджета, а не кибуцы, изначально финансировало подобные инновации в селекции и капельно – дренажном орошении соответствующих пастбищ в песках Синая. У нас наоборот, самим предприятиям и ученым предлагают изыскивать средства на инновационную деятельность. Правительство в этих целях даже амортизацию своим постановлением превратило в инвестиционный ресурс, лишь бы «облегчить» предприятиям инновационную деятельность.

Понимая это, Академия наук Беларуси, определенная НИС как одна из базовых площадок инновационного развития в стране, вопреки общепринятым в мире источникам бюджетного финансирования фундаментальной науки начинает заниматься самофинансированием своей научной работы за счет рыночной деятельности. Так только в 2011-2015 годах НАН было создано 49 производств, выпускающих высокотехнологичную продукцию, преимущественно на основе разработок белорусских ученых. Часть этой продукции уже поступает на экспорт, а полученная валюта идет на финансирование необходимого для научных изысканий импорта. А что дальше? Как эти производства превратить в высокотехнологичный бизнес? Рынка подобных активов в стране нет. Ученые – создатели новшеств по определению не могут стать в одночасье бизнесменами, за редким исключением. Остается лишь вариант создания государственного хозяйственного комплекса наподобие того, что действует в Управлении делами президента.

К чему это приведет можно сегодня наблюдать в деятельности ряда научно-практических центров Академии. Для финансирования научной деятельности институтам НАН приходится искать дополнительные нетрадиционные источники. Так, вопреки общепринятой логике инновационной деятельности и мировой практики ее организации опытно-экспериментальные производства научно-практических центров НАН выпускают и продают на рынке не проектно-конструкторскую документацию и опытные образцы инновационной продукции для ее серийного или массового производства специализированными предприятиями, а тот же ширпотреб, что и данные предприятия.

При таком подходе мощности, изначально предназначенные для создания экспериментальных моделей и образцов ииновационной продукции, превращаются в тривиальные низкоконкурентные производственные мощности рыночного типа. Тем самым частично решается проблема финансирования жизнедеятельности институтов НАН. Впрочем, согласно классификатору инноваций ОЭСР подобный подход к поиску средств для существования самих инноваторов можно смело отнести к организационно-управленческим инновациям. Так отсутствие продуктовых инноваций замещается инновациями другого вида. Как говорится, голь на выдумку хитра!

Таким образом, Беларусь до настоящего времени так и не смогла осуществить перевод своей экономики на путь инновационного развития, обеспечив массовое распространение технологий 5-го технологического уклада. В странах – технологических лидерах доля 5-го техноуклада достигла 50% ВВП, тогда как в Беларуси эта доля составляет около 10%.

Мировой опыт свидетельствует: всякая модернизация начинается лишь тогда, когда наличествуют подготовленные кадры, владеющие соответствующими технологиями. По формальным признакам Беларусь превосходит среднеевропейский уровень по удельному весу специалистов с высшим образованием, занятых в экономике (соответственно – 40,7% и 21,2% для ЕС). Вместе с тем, анализ динамики выпуска специалистов с высшим образованием, показывает, что из года в год воспроизводится сложившаяся еще в 1990-е годы практика производства специалистов управленческого, экономического и юридического профиля, т.е. тех, кто непосредственно не связан с применением производственных технологий. При этом ключевой вопрос – подготовка специалистов в области инновационной деятельности, по сути, в нужных объемах так и не началась. Это и не удивительно, ибо в условиях индустриальной экономики, базирующейся на технологиях 4-го техноуклада, в инновационных менеджерах объективно нет острой необходимости.

Это подтвердил в своих ответах на вопросы депутатов после послания и сам президент. За границу направлять учится за счет бюджета никого не будут. Будем развивать свои Оксфорды и Гарварды. Помечтали и хватит. За работу товарищи!

 

Тэги:

, , ,

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 18 по 22 июня

На следующей неделе можно ожидать снижения средневзвешенного курса доллара на БВФБ на величину около 0,5%. Курс российского рубля может незначительно подняться, а курс евро снизиться. Но в понедельник, 18 июня, возможен рост курса доллара.

Загадка белорусского бюджета: профицит есть, а денег как будто нет

К загадкам белорусской экономики недавно добавилась еще одна: премьер-министр РБ Андрей Кобяков сообщил, что рассчитываемый в настоящее время профицит бюджета не отражает реальное состояние дел с деньгами в бюджете. На состоявшемся 12 июня заседании президиума Совета министров РБ, где обсуждалась концепция прогноза социально-экономического развития на 2019 год, Андрей Кобяков сообщил удивительную вещь: «Складывается впечатление, что

Генеральные репетиции парада ко Дню Независимости пройдут в Минске 23 и 28 июня

Генеральные репетиции парада войск Минского гарнизона в ознаменование Дня Независимости Республики Беларусь (Дня Республики) пройдут 23 и 28 июня с 23:00 на пересечении пр. Победителей и пр. Машерова в г. Минске. Информация об этом размещена на сайте Министерства обороны страны.

Куда сходить в Минске в выходные. 23-24 июня

Фестиваль «Джазовые вечера с Банком БелВЭБ» в Минске приглашает 23 июня на пл. Свободы. На 20:30 запланировано открытие, ставшего уже традиционным, музыкального фестиваля. Мероприятие откроется концертом, в котором примет участие юный музыкант, обладающий особым джазовым штрихом. Илья Киселев живет в поселке Красная Слобода Солигорского района. Как отмечают организаторы мероприятия, каждый вечер музыкального фестиваля (23 июня,

Прогноз курса рубля на неделю с 25 по 29 июня

Возможно снижение курса доллара по отношению к белорусскому рублю на БВФБ на 0-0,5% на фоне более значительного падения курса российского рубля. В понедельник, 25 июня, значительного изменения курса доллара не ожидается. В течение недели весьма вероятны резкие колебания курсов.

Куда идем мы с Пятачком?

Казалось бы, ответ на вопрос, позаимствованный у героев культового советского мультика, не должен вызывать затруднений. Не зря же текст Послания-2018 был опубликован в самой солидной газете страны под заголовком «Мы знаем, куда идем и чего хотим».

Нефтяным ценникам дали передышку. Надолго ли?

В Беларуси ценники на автомобильное топливо «заморожены» чуть более месяца. Пауза затянулась благодаря прежде всего тому, что удалось остановить рост цен в России (а на них ориентировались белорусские ценники) с помощью ручного управления и пожертвовав интересами бюджета.

Как СССР готовил вероломное на себя нападение (часть 1)

Анализ документов, свидетельств очевидцев, политиков и государственных деятелей свидетельствует - к началу Второй мировой войны революционный романтизм в Кремле уступил место жесткой прагматике. Но о чем думали советские лидеры в эти тревожные дни? Не о мировом ли господстве?