• EUR  2.3553
  • USD  2.0031
  • RUB (100)  3.3939
Минск  1.2 Погода в Минске

Окончание.
См. также 1 часть, 2 часть и 3 часть

Декларация, ее значение и последствия

Содержание и особенности Декларации

Как было показано ранее, Русская Православная и Католическая Церкви имеют много общих проблем и много различающихся по своим приоритетам и характеру взглядов на происходящее в мире. Главными и до сих пор не преодоленными являются теологические расхождения. Поэтому предварительно была достигнута договоренность, что теологические вопросы на встрече рассматриваться не будут. При подготовке к встрече необходимо было определить вопросы, более или менее актуальные для обеих Церквей, и имеющие схожие ответы. Поиск вопросов и выработка ответов заняли около двух лет. Однако и на встрече процесс корректировки взглядов и их изложения продолжался. После встречи Патриарх Кирилл в одном из интервью рассказал, что подписанная им и Папой Римским Декларация – плод в том числе и их коллективного труда: «Декларацию мы закончили писать за несколько часов до встречи, и доказательством этому является то, что текст был напечатан не очень хорошо. Мы правили текст до самого последнего момента, совместно. Это творческая работа двух Церквей»[1].

Текст Декларации (в РПЦ он назван «Совместным заявлением Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла») составлен очень гибко и, как все отмечают, содержит много намеков, но, возможно, исследователям текста и журналистам хочется, чтобы эти намеки были.

Текст включает 30 пунктов, раскрывающих видение Церквей по трем группам проблем: «взаимоотношения между Церквами, насущные проблемы нашей паствы и перспективы развития человеческой цивилизации»[2].

Из первой группы проблем были затронуты вопросы: совместной евхаристии (п. 5,6), успешного развития христианства в Латинской Америке (п. 2), России (п. 14), гонения христиан «во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки» (п. 8-13).

Из второй группы проблем были затронуты вопросы прозелитизма (п. 2 4), греко-католиков и унии (п. 25), положения православных и греко-католиков в Украине (п. 26-27).

Из третьей группы проблем были затронуты вопросы: отказа от христианских ценностей в Западной Европе (п. 15, 16), бедности (п. 17-18), семьи (п. 19-20), права на жизнь (п. 21), положения и роли христианской молодежи (п. 22-23).

В самом начале совместной Декларации стороны «скорбят об утрате единства» и с сожалением говорят о том, что две Церкви, несмотря на общее предание первых десяти веков, во втором тысячелетии лишены общения в евхаристии[3]. «Я вижу в этом аккуратный намек на то, что богословская проблематика в православно-католическом диалоге стоит, и игнорировать ее будет нельзя»[4], – с надеждой пишет православный журналист Сергей Чапнин.

«Призываем католиков и православных во всех странах, – гласит параграф 24, – учиться жить вместе в мире, любви и единомыслии между собою». Этот взаимный призыв включает недопустимость использования «неподобающих средств для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в другую», то есть пренебрежения их религиозной свободой и традициями. Отвергается метод «униатизма», то есть перехода одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви. Этот путь «не ведет к восстановлению единства», констатируют Папа и Патриарх. Однако уже возникшие таким путем общины «имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями».

Два параграфа совместного заявления посвящены противостоянию на Украине: «Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному митротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта». Церковные аналитики отмечают, что «Московский патриархат значительно смягчил свою позицию: конфликт в отношениях между православными и греко-католиками назван мягко – трениями. Стороны признали, что метод «униатизма» (подчинение православных общин власти римского епископа при сохранении обряда и своих церковно-правовых установлений) не является «путем к восстановлению единства». И далее звучит важное признание: «церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных нужд» своих прихожан. Таким образом, стороны впервые зафиксировали статус-кво греко-католических общин и призвали всех к примирению и поиску взаимоприемлемых форм сосуществования. Это новый язык в описании ситуации на Украине, и следует говорить о том, что претензии Москвы к Ватикану сняты полностью».[5]

Папа и Патриарх затронули не только общественное противостояние на Украине, но и проблему разделения между православными верующими. В 27-м параграфе выражается надежда на то, что «раскол среди православных верующих Украины будет преодолен на основе существующих канонических норм, что все православные христиане Украины будут жить в мире и согласии». Папа и Патриарх надеются, что «католические общины страны будут этому способствовать, чтобы наше христианское братство было еще более очевидно».

Иеромонах Иоанн (Гуайта): «Если присмотреться, пункты, касающиеся международной политики, демонстрируют еще бòльшую осторожность Церквей и едва ли не дистанцирование от внешней политики российской государственной власти. Нигде в документе нет и намека на возможность военного вмешательства для защиты мира в Сирии и на Ближнем Востоке. Что же касается Украины, то в декларации не говорится ни о гражданской войне, ни о «братоубийственной схватке», а лишь о противостоянии и конфликте. Два предстоятеля призывают «все стороны конфликта» воздерживаться от насилия и строить мир. Другими словами: текст имеет силу и в том случае, если рассматривать конфликт, как гражданскую войну, и если считать его агрессией другой страны»[6] .

Католики и православные призваны нести общее свидетельство о семье, «средоточии жизни человека и общества», основанной на верности супругов, их готовности к рождению и воспитанию детей, солидарности между поколениями и уважении к немощным. «Семья основана на браке как акте свободной и верной любви между мужчиной и женщиной. Мы сожалеем, что иные формы сожительства ныне уравниваются с этим союзом, а освященные библейской традицией представления об отцовстве и материнстве как особом призвании мужчины и женщины в браке вытесняются из общественного сознания».

Пункт, посвященный уважению права на жизнь, направлен на неприятие аборта и эвтаназии, а также биомедицинских репродуктивных технологий, «ибо манипулирование человеческой жизнью – это покушение на основы бытия человека».

В тексте звучит и совместное обращение к молодежи: ее призывают использовать свои таланты для воплощения в жизнь евангельских заповедей о любви к ближнему. «Не бойтесь идти против течения» – этот призыв повторяет фразу, которая звучит на каждой встрече Папы Франциска с молодежью.

Мнения и оценки Католической Церкви

«Кирилл. Мой брат. Мы поцеловались, обнялись и затем у нас была двухчасовая беседа, во время которой мы говорили как братья, откровенно… Я могу сказать вам, что я вышел счастливым. И он (Кирилл) – тоже»[7], – так, по информации РИА «Новости», Папа Франциск оценил главный итог встречи.

Журнал La Civiltà Cattolica 21 февраля 2016 года провел круглый стол, посвященный встрече Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Говоря о принятой на встрече в Гаване совместной декларации, о. Спадаро, директор журнала La Civiltà Cattolica, отметил, что подписанный документ, несомненно, является важным шагом, «однако сама встреча, иными словами, братские объятия, – это действительно событие, вошедшее в историю христианства. Тот факт, что два великих христианских лидера заключили друг друга в объятия, стал своего рода иконой, знамением, пророческим знаком надежды для всех людей доброй воли. Принятый обеими сторонами документ очень важен, и, безусловно, он является плодом долгих размышлений. Однако пророческим импульсом стали именно руки, которые, кроме подписания декларации, также обняли друг друга»[8].

На тему встречи Папы Франциска и Патриарха Кирилла размышлял и о. Давид Назар, ректор Папского Восточного института в Риме. Священник подчеркнул глубокую экуменическую значимость этой встречи, которую он назвал «открытой дверью грядущих отношений между двумя Церквами. Эта дверь уже открыта, и в прошлое вернуться уже невозможно: нам остается лишь продолжать начатый диалог»[9].

По словам профессора восточного богословия и миссиологии о. Джермано Марани, «нужно смотреть на Ближний Восток, на Европу, на семью, которая является одним из ключевых и общих моментов как для православных, так и для католиков. Очень важно выглянуть вместе наружу, чтобы увидеть там пространство для сотрудничества: именно к этому взывает историческая необходимость. Полагаю, что Папа Франциск очень сильно желал этой встречи, он старался ее приблизить, не ставя условий; в некотором смысле, здесь говорила его здоровая внутренняя потребность в этой встрече. С другой стороны, конечно, давали о себе знать внешние исторические условия, которые в это время мы переживаем в Средиземноморье, в Европе, в Евразии… Я думаю, что все эти более-менее обозначенные военные очаги были одной из причин встречи, вероятно, самой важной»[10].

Следует отметить, что Католическая Церковь уже более полувека проповедует необходимость объединения христианских Церквей, поэтому у простых верующих встреча Папы и Патриарха вызвала радостное одобрение, особенно в тех регионах, где католики и православные РПЦ исторически проживают совместно.

Мнения Православной Церкви и православных

Официальное видение оценки результатов встречи выразил митрополит Волоколамский Илларион. 25 февраля он дал интервью ТАСС. «Встреча, которая состоялась, не означает начало диалога. Она означает то, что диалог перешел в новую, более интенсивную фазу. Это не была встреча, направленная на сближение по богословским вопросам, на преодоление разногласий в области учения о Церкви. Те разногласия, которые есть, продолжают существовать, но есть с обеих сторон понимание того, что ситуация в мире требует неотложных совместных действий – как сказано в декларации, скоординированных действий. И именно для того, чтобы скоординировать наши действия, прежде всего, и состоялась встреча. Очень многое из того, что Папа и Патриарх сказали вместе, они уже ранее высказывали по отдельности, но очень важно было, чтобы их голос прозвучал как единый голос предстоятелей двух крупнейших христианских Церквей. И это произошло»[11], – отметил митрополит. Он высказал предположение, что встреча поспособствует созданию единой антитеррористической коалиции, в которую, кроме политиков, «должны войти и духовные лидеры, и другие люди доброй воли».

Несколько по-иному оценил результаты встречи пресс-секретарь Синодального отдела по монастырям и монашеству РПЦ, настоятель московского православного храма архимандрит Мелхиседек (Павел Артюхин), который рассказал пастве, что Папа Римский Франциск хочет «вернуться в лоно святой Православной церкви и принести покаяние за то, что не сохранил чистоту Православия и жизнь по православной вере на Западе». По мнению Мелхиседека, знаком того, что Папа Римский собирается принять православие, является то, что во время встречи Папы и Патриарха Кирилла в аэропорту Гаваны «сзади, на стене, было не католическое распятие, скульптурное, резное, или из камня, а было наше, древнее распятие XVII века»[12].

Первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Александр Щипков следующим образом охарактеризовал характер встречи: «Встреча Патриарха и Папы в Гаване, вопреки ожиданиям, в основном была посвящена не межцерковным проблемам. Она была нацелена на возможность предпринимать совместные политические усилия, вынося за скобки межцерковную тематику и догматические разногласия. Таким образом, подтверждена перспектива не экуменистического (не религиозного, не церковного, не мистического), а политического объединения конфессий для решения конкретных задач по борьбе с геноцидом (христиан)».[13]

Оценка результатов встречи Патриархом Кириллом была достаточно сдержанной. Патриарх призвал паству не бояться после его встречи с Папой изменений в литургической жизни. Он отметил, что на встрече не обсуждались богословские вопросы, разногласия по которым сохраняются. «Мы честно говорим о разделении, – сказал Патриарх Кирилл. – Мы остаемся на тех позициях, на которых были наши отцы». «Если говорить о воссоединении Церквей, то это будет Божье чудо, если мы когда-нибудь до этого доживем. У меня нет такой уверенности, что я буду свидетелем этого явления, но, может быть, кто-нибудь когда-нибудь доживет», – сказал Патриарх Кирилл. Он подчеркнул, что «Церкви нельзя сблизить, даже не то, что соединить, договоренностью между двумя лидерами». «Пойду дальше: Церкви нельзя соединить даже договоренностью всей иерархии»[14], – сказал Патриарх.

Следует отметить, что в некоторых епархиях РПЦ среди консервативно настроенных священников, епископов, верующих встреча вызвала достаточно резкое осуждение, как, например, в письме в редакцию сайта Православие.ру: «Никакого общения с католиками. Что может быть общего между волками и агнцами? Какие предатели истины Христовой нам братия? Встреча Патриарха с Папой – прямое отступление от святоотеческих заповедей и соборных посланий[15]». Однако официальные информационные источники РПЦ предпочли не акцентировать внимания на этих оценках.

Встреча и подписание декларации Патриархом Кириллом вызвали негативные реакции не только по случаю «общения с еретиками». Обвинения в «папизме» были высказаны и в адрес самого Патриарха: «Скажем прямо – бывали и поспокойнее времена. Однако встреча стала возможной именно сейчас. В чем же причина? А все дело в том, что мы не там ищем. Эта не столько «важный этап в отношениях между Церквями», сколько решающий этап в отношении внутренней жизни и устройства РПЦ, а именно – становления московского папства. Этапы этого становления мы наблюдаем давно и не только при нынешнем «понтификате». Но последний патриарх явно форсирует процесс. Это отражается и в ритуальных «мелочах» и в небывалой централизации и концентрации власти. Даже пресловутое «разукрупнение епархий», думается, имеет под собой не бутафорскую цель «приблизить к народу», – никакого особого «приближения» мы не наблюдаем, – а цель выстраивания жесткой вертикали власти с усилением роли патриарха и снижением роли многочисленного епископата. Да и все мы давно уже приучены воспринимать «святейшего» далеко не как просто «первого по чести среди равных». Он – «глава церкви». Такой же, как Папа. И эта встреча – просто логический этап на пути утверждения новой иерархии. Для того, чтобы стать папой, пришло время стать на равных рядом с Папой»[16].

Реакция на встречу и ее результаты в Беларуси

Встреча и принятая декларация в Беларуси среди верующих христиан – католиков и православных – мало кого оставила равнодушным. Но возникшие чувства по этому поводу были иногда очень противоречивы. Священник Белорусского экзархата о. Александр Шрамко отмечал: «Регент одного из главных приходов Минска уволилась по причине того, что «Патриарх – еретик». По кольцевой движется небольшой (пока) крестный ход «за православную веру». Митрополит, постоянный член синода, озабочен и ничего не может ответить, почему о предстоящей встрече даже не было объявлено ни на архиерейском соборе, ни на том же синоде. И это все в «толерантной» Беларуси».[17]

29 февраля на сайте минского прихода иконы Матери Божией «Всех скорбящих Радость» были опубликованы мнения священников Беларуси на тему: что думать о встрече Патриарха с Папой Римским? Представляется, они отразили основное видение встречи и ее значение среди православных священников Беларуси. Протоиерей Алексей Климов, клирик этого прихода, сказал: «Я рад, что такая встреча состоялась. Я доверяю нашему Патриарху. И мне кажется, этого доверия порой не хватает нашим особо ретивым ревнителям, которые везде усматривают какой-то злой умысел, подтекст, заговор и происки различных служб. Понятно, что за историю нашей Церкви было много трудных ситуаций, и это требует от нас осторожности, осмотрительности и вдумчивости. Но думаю, что Патриарх как предстоятель нашей Церкви, который лично перед Богом отвечает за всю паству, смотрит не на какие-то сиюминутные выгоды, на которые может смотреть простой человек»[18].

Иерей Александр Шрамко, клирик Свято-Михайловского прихода Минска, обратил внимание на совсем другие обстоятельства встречи: «Конечно, надо встречаться, находить общий язык, идти к диалогу. Все это очевидно. Но все же есть вопросы. Во-первых, почему столь эпохальное событие, «встреча тысячелетия», произошла без согласования с Церковью и даже без ее оповещения? Во-вторых, почему она произошла именно сейчас и куда делись, как нам раньше объясняли, непреодолимые препятствия для ее проведения? По нашему Уставу, Патриарх не является лицом, которое может принимать подобное решение самолично, но только по согласованию с Собором или, по крайней мере, Синодом. В Уставе РПЦ есть даже конкретная ссылка на канон, согласно которому первый епископ не может ничего делать без совета с другими епископами. Если бы все это происходило в другое время, можно было бы сослаться на нехватку времени, на организацию и сборы, но ведь Собор, а затем Синод прошли за пару дней до этой встречи, она активно готовилась, но Патриарх не то что не взял благословение у его архиереев, но даже не поставил никого в известность о предполагаемой «встрече тысячелетия». Судя по интервью с митрополитом Илларионом, встреча эта тщательно готовилась, но от Церкви на ее проведение не была получена санкция. Это подтвердил и Патриарх, сказав, что о встрече знали только 5 человек. Именно это и вызывает многочисленные вопросы и возмущения, что можно понять. Налицо волюнтаризм и превышение власти Патриархом, что намного снижает значимость этого события для всей Церкви. Ведь если Папа полномочно представлял католическую Церковь, ибо, согласно ее внутреннему каноническому праву, он обладает полной и высшей властью, то Патриарх представлял только самого себя, ибо, по нашему каноническому праву, он только первый среди равных, высшая же власть принадлежит Поместному и Архиерейскому Соборам, и даже повседневное управление Церковью Патриарх осуществляет совместно со Священным Синодом. Поэтому ссылки на то, что встреча держалась в тайне, поскольку у нее много противников, ничего не объясняет и не извиняет, но только отягощает степень нарушения канонов, свидетельствует о намеренном характере этого нарушения»[19].

Но самым интересным и лаконичным был ответ на вопросы сайта протоиерея Николая Уляхина, настоятеля храма в честь Георгия Победоносца в д. Горка (Гродненская область): «Встреча уже произошла. Это уже история. Бесполезно Патриарха хвалить либо осуждать. Христианам нужно объединяться. Одну тысячу лет и 54 года мы были вместе – вместе на Восток молились и хоронили вместе на Восток. Бог-то у нас один. Это от гордыни мы все разъединяемся. У нас раздоры даже в нашей Церкви, потому что мы, православные, гордые и непослушные. Ко мне в храм католики ходят молиться – им далеко до костела, что мне их прогонять? Людям нужно не переживать за встречу Патриарха с Папой, а молиться за мир, за христиан во всем мире. До объединения христиан еще очень долго, может быть, несколько веков. Тысяча лет разногласий проложили в отношениях между нами большую трещину. Но объединение может быть. Невозможно в это не верить. Мнения ученых и профессоров – все это пыль. Господь прост и милосерден. Он нас любит»[20].

Католики Беларуси встречу приветствовали с большой радостью. «Да будут все едины! Боже, благослови встречу Папы Франциска и Патриарха Кирилла! Наконец! Так и хочется воскликнуть: «Слава Богу, который безграничен в своем милосердии!»»[21] – написал в обращении к верующим митрополит Тадэуш Кандрусевич после объявления о том, что встреча состоится.

13 февраля, сразу после окончания визита, митрополит следующим образом прокомментировал итоги встречи: «Благодарим Бога! Когда в столице Беларуси – Минске – была глубокая ночь, с географически далекой, которая находится на другом полушарии, но в последние дни стала близкой столицы Кубы – Гаваны – информационные агентства всего мира сообщили о восходе зари новой эпохи в католическо-православных отношениях, а также о совместных инициативах, направленных на решение моральных и геополитических проблем настоящего. Все это стало возможно благодаря исторической и беспрецедентной встрече тысячелетия, которой стала долгожданная и вымоленная встреча Папы Римского Франциска и Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. За все это поблагодарим Бога, пути которого не известны никому и который вносит свои приятные и очень нужные сюрпризы в нашу жизнь».[22]

2 марта (передача была в эфире 9 марта[23]) в студии телеканала «Беларусь 24» состоялась встреча митрополита Минско-Могилевской архиепархии архиепископа Тадеуша Кондрусевича, председателя Конфедерации Католических Епископов Беларуси и Патриаршего Экзарха всея Беларуси митрополита Минского и Заславского Павла. Это была первая встреча белорусских иерархов в неофициальной обстановке. Рассуждая о встрече Папы и Патриарха, каждый из иерархов подчеркнул важность и необходимость этой встречи перед вызовами современного мира, отметив, что в наши дни мы должны вместе защищать христианские ценности, – это наше задание. В передаче была затронута и тема визита в Беларусь Папы Франциска. Митрополит Кондрусевич высказал надежду, что такая встреча наконец-то может состояться – приглашение со стороны Президента Беларуси Папе направлено. Однако, возразил митрополит Павел, поскольку Беларусь является канонической территорией РПЦ, для визита необходимо согласие Патриарха Кирилла, иначе Папе придется приезжать в Беларусь в гражданской одежде. Вместе с тем, есть надежда, что состоявшаяся в Гаване встреча, послужит прологом для визита Папы Францизска в Беларусь.

Реакция в Украине

Реакция на содержание пунктов, касающихся ситуации в Украине, со стороны руководства Греко-Католической Церкви Украины первоначально была резко отрицательной. 23 февраля во время встречи с журналистами в Риме архиепископ Киево-Галицкий Святослав Шевчук объяснил, почему некоторые части подписанной совместной декларации были неоднозначно восприняты украинским обществом.

Глава Украинской Греко-Католической Церкви назвал встречу Папы и Патриарха в целом «позитивным шагом», который является отправной, а не конечной точкой. «Я думаю, что эти объятия были по-настоящему сакральными. Встречи подобного рода становятся эпохальными на экуменическом пути Церкви», – сказал архиепископ. Святой Дух, по словам иерарха, «открыл неизвестные горизонты, заставляя выйти за человеческие пределы». Комментируя подписанный Папой Франциском и Патриархом Кириллом документ, архиепископ заметил, что некоторые его части требуют объяснения. Иерарх положительно оценил «право на существование», признанное за церковными общинами, возникшие в результате унии, и права «предпринимать все необходимое для удовлетворения духовных потребностей своих верующих», в котором раньше отказывалась, но в то же время подчеркнул, что право на существование устанавливает сам Бог. Кроме того, добавил архиепископ, в вопросе об «униатстве» вызывает непонимание применение термина «церковные общества» без конкретного обращения к Украинской Греко-Католической Церкви.«В терминологии современной экуменической теологии этот термин используется для определения христианских общин, не сохранивших полноты апостольской преемственности. Мы, однако, являемся неотъемлемой частью католической общины», – сказал архиепископ. Непонимание, как отметил иерарх, вызвали также слова декларации о войне в Украине. «Сегодня об этом больше не говорят так много, но это драма для более чем 45 млн. человек. Каждый день есть убитые, раненые, ввод русских солдат и тяжелого вооружения», – пояснил иерарх. Архиепископ подчеркнул, что речь идет не о гражданском противостоянии, а о внешней агрессии, и этого не отмечено в документе. Архиепископ Святослав Шевчук отметил, что украинский народ много страдает и поэтому ему трудно понять значение того пророческого жеста, которым стала встреча. Объяснить значение таких жестов, которые являются деятельностью Святого Духа и принесут свои плоды, призваны пастыри, добавил иерарх.[24]

Однако после разъяснений, которые дали архиепископу кардинал Гуджеротти и Папа Римский, архиепископ нашел в декларации больше хорошего: «Всегда Москва требовала от Ватикана запрета на наше существование и ограничение нашей деятельности… Когда-то нас обвиняли в «экспансии на каноничной территории Московского Патриархата», а теперь за нами признают право опекать наших верных везде, где они в этом нуждаются».[25] Архиепископ Святослав предположил, что заявление касается не столько территории России, где УГКЦ не может действовать юридически, сколько Крыма.

Реакция украинской прессы была еще более резкой. «Думаю, скорая и болезненная реакция греко-католиков связана, в первую очередь, с нехорошим предчувствием: равнодушие святого престола к украинским ранам может отразиться на отношении общества к УГКЦ. Не то чтобы у них был серьезный повод для волнений: ни в их судьбе, ни в статусе их церкви после гаванского компромисса ничего не изменилось и измениться не могло. Просто украинским греко-католикам в очередной раз, как бы между прочим, резанули по нервам. Они опять оказались «в третьем лице», опять – предметом торга. И если от патриарха Московского ничего другого и не ждали, то от Папы Римского церковь, совсем недавно пережившая подвиг мученичества, казалось, могла надеяться на иное к себе отношение. Вместо этого мы можем сделать вывод: в Ватикане к мнению греко-католиков не прислушиваются, а о событиях в Украине составляют мнение не с их слов, а со слов Москвы. Главная претензия украинцев к святому престолу, впрочем, касается не статуса УГКЦ – параграфа, в котором, по сути, нет почти ничего нового, а параграфа о «конфликте». Спасибо, нет слова «внутренний» или «гражданский» – на чем, думаю, настаивала российская сторона. Но нет ни слова «война», ни признания факта российской агрессии, не говоря уже о словах поддержки, на которые могли бы рассчитывать люди, защищающие свою землю от вторжения. Напротив, этот пункт звучит как увещевание «всем сторонам» (отдельно сказано об ответственности религиозных организаций – от чего становится совсем грустно). Впрочем, не снимая ответственности за эту «маленькую ложь» с папы Франциска, напомню, что не только в Ватикане, Москве и Гаване, но и в Украине до сих пор официально не признают факта войны с Россией. Потому что «нам невыгодно» его признавать. Ну так и Ватикану, как видите, невыгодно. Требовать от Папы Римского того, на что не решаемся сами, – довольно инфантильно. Конечно, хотелось бы спрятаться за чей-то авторитет, и Папа – самый лучший кандидат на «широкую спину». Но тогда нечего пенять, что «мы снова объект, а не субъект переговоров»… Ибо что нам остается, кроме как верить: если уж нас (в очередной раз) продали, то хотя бы задорого?». [26]

Папа Римский Франциск – «не слишком искушенный политик, и московские интриганы этим воспользовались. То есть Путин снова переиграл – на сей раз Папу Франциска и всю его хваленую ватиканскую дипломатию. Что Путин от этого выиграл? А ничего. Просто «переиграл» – и все. Это отчасти правда. Папа Франциск надеялся на диалог с коллегой, «с равным», как любит повторять российское ТВ. А патриарх Кирилл – лишь представитель интересов Кремля. Но Путину нужен на самом деле не папа даже – ему нужна площадка для непрямых переговоров с США. Не так проста ватиканская дипломатия, чтобы не понимать этого: сама встреча эта стала возможной вовсе не потому, что «созрел» упрямый патриарх. Зато они включили в сделку все, что их интересовало»[27].

Реакция в России

Самые разные политические и общественные организации, политические аналитики в России отреагировали на встречу высших иерархов Православной и Католической Церквей. Реакция была в целом заинтересованной. Как ни странно, наибольшую заинтересованность выразили российские коммунисты. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов на заседании фракции КПРФ в Государственной Думе призвал коллег по партии изучать по пунктам заявление, подписанное Патриархом Кириллом и Папой Франциском на встрече в Гаване: «Суть этой встречи: возлюби ближнего своего, иначе мы все погибнем. Мы должны максимально эти мероприятия использовать и для продвижения своих программных целей, просьба поактивнее это использовать».[28] Лидер КПРФ выразил мнение, что декларацию стоит сравнить с моральным кодексом строителя коммунизма и десятью христианскими заповедями.

18 февраля состоялась пресс-конференция, посвященная положению христиан на Ближнем Востоке и гуманитарной ситуации в регионе. В ней приняли участие руководители Палестинского Общества и известная католическая монахиня матушка Агнесс Мариам ас-Салиб, которой через день была вручена престижная юридическая премия «Фемида»[29].

Следует отметить, что и сама встреча, и декларация были в центре внимания российской прессы и общества достаточно непродолжительное время: уже к началу марта о событии практически перестали вспоминать.

Заключение

В мае 2014 года, комментируя результаты встречи Папы Римского и Константинопольского Патриарха Варфоломея, иеромонах Иоанн написал: «Проблема подобных деклараций в том, что они часто остаются на уровне глав Церквей, в данном случае – на уровне Папы Римского и Патриарха Константинопольского. Отразится ли это в конкретной жизни простых верующих, зависит в первую очередь от нас – от священноначалия, от духовенства, но и от каждого верующего. Будем надеяться, что эти слова останутся не пустыми намерениями, а конкретной программой по преодолению еще существующих разногласий между католическим Западом и православным Востоком»[30]. Аналогичные пожелания можно высказать и в адрес новой Декларации – 2016 года.

Встреча в Гаване укладывается в экуменическую стратегию Папы Франциска, который вслед за встречей с Патриархом поедет осенью этого года в шведский Лунд на начало празднования 500-летнего юбилея Реформации в 2017 году. Визит понтифика в Грузию, как ожидается, пройдет в сентябре 2016 года. 29 февраля Папа Франциск принял на аудиенции в Ватикане Предстоятеля Эфиопской Православной Церкви Патриарха абуны Матиаса И. Папа отметил, что визит иерарха укрепит связи между двумя Церквями. Эфиопская Православная Церковь насчитывает около 35 млн. верующих. Отношения между Католической и Эфиопской Православной Церковью сердечные и постоянно укрепляются.

По мнению архиепископа Гуджеротти, главным итогом встречи была не декларация, а демонстрация братства двух церквей: «То, что люди будут помнить, – это их объятия, и объятия являются святой вещью. Но вы скажете: даже Иуда поцеловал Иисуса Христа, но потом его предал. Иногда все мы бываем маленькими предателями. Надо иметь надежду и веру в то, что Господь Бог может совершать чудеса даже через наши маленькие неудачи и немощи»[31].

Тэги:

, , , , , ,

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 20 по 24 ноября

Возможны резкие колебания курсов валют, но по итогам недели курс доллара на БВФБ, скорее всего, практически не изменится. В понедельник при открытии торгов возможно снижение курса доллара на доли процента.

В Беларуси формируется рынок мусорных облигаций для населения

Падение ставок по банковским вкладам заставило жителей Беларуси задуматься о том, куда вкладывать средства, и тут, как по волшебству, белорусские предприятия начали выпускать облигации с вполне приличными процентами. Но чудес, особенно в финансах, не бывает.

Реальная безработица: в Молодечно 9% граждан заявили, что не имеют работы

Об этом проинформировала на докладе правительства, Национального банка, облисполкомов и Минского горисполкома о работе экономики за истекший период 2017 года, оценке итогов года и проектах прогноза, бюджета и денежно-кредитной политики на 2018 год председатель Белорусского статистического комитета Беларуси Инна Медведева.

Посольство Беларуси в Швеции официально открылось в Стокгольме

Официальная церемония открытия Посольства Республики Беларусь в Королевстве Швеция состоялось 15 ноября 2017 г. в Стокгольме.

Зенитные ракетные комплексы: именем скандинавского бога

25 октября 2017 года министерство обороны Республики Беларусь и АО "Концерн ВКО "Алмаз-Антей" заключили контракт на поставку очередной батареи зенитного ракетного комплекса "Тор-М2". Поставка будет осуществляться в рамках договора между РФ и РБ о развитии военно-технического сотрудничества от 10 декабря 2009 года.

В Беларуси формируется рынок мусорных облигаций для населения

Падение ставок по банковским вкладам заставило жителей Беларуси задуматься о том, куда вкладывать средства, и тут, как по волшебству, белорусские предприятия начали выпускать облигации с вполне приличными процентами. Но чудес, особенно в финансах, не бывает.

Подорожавшая нефть — спаситель белорусскому бюджету?

На фоне драматического падения цены на нефть белорусское руководство даже задумалось о поисках новых драйверов роста национальной экономики. Но в последнее время нефтяные цены продемонстрировали рост, превысил планку в 60 долларов за баррель. «Нефтяной» драйвер возвращается?

100 лет революции: Жизнь людей в социалистическом лагере

После 1945 года население Восточной Европы было политически активным, симпатизирующим левым партиям, включая коммунистов, при том, безоговорочно не голосовало, как считали многие наблюдатели, за будущую власть коммунистов.