• USD  1,95
  • EUR  2,24
  • RUB (100)  3,29
Минск  +16..+18 Погода в Минске

В заявлении для прессы по итогам встречи президентов Беларуси и России Лукашенко пообещал своему московскому коллеге «когда-нибудь» передать ему некоторые учебники по истории.

Представляется, что эти исторические труды уже разрабатывают белорусские специалисты. Частично они, возможно, уже подготовлены, частично обсуждаются ответственными за предмет структурами.

Можно предположить, что пролегомены новой концепции истории обсуждаются широкой общественностью. Но пока о них больше говорит сам Лукашенко. Не постоянно, но периодически он демонстрирует озабоченность исторической наукой, без которой, естественно, не может быть идеологии.

Не единожды он обещал представить публике и профессиональным идеологам соответствующие тексты.

На сей раз, обращаясь к Путину, Лукашенко рассказал, что «в силу возраста моего малыша (его сын Николай, представляется, уже вышел из возраста «малыша», который верит в Карлсона на крыше, и вступает в фазу юношества, обдумывающего взрослое житье. – Прим. К. С.) приходится заниматься историей, хотя я историк по образованию. С советских времен мы изучаем практически ту историю, которая была. А там нам стыдиться нечего, там мы везде были вместе. Так что, как видите, за 20 лет новейшей истории мы нигде не отступили от того святого, что выработали наши народы».

То есть удержали моральные позиции и нравственные «скрепы», не собираемся их сдавать. Но где же приобретения? Каждый аспирант знает, что при отсутствии «элементов новизны» диссертация к обсуждению не принимается, поскольку в ней нет главного – науки.

В этом все дело.

Чтобы упростить задачу, Россия усилиями министра культуры Владимира Мединского ориентирует ученых, учителей и школьников на приобретение навыков «правильного чтения» исторических книг, поставив перед собой задачу развенчать негативные стереотипы относительно России с помощью усвоения новых, привлекательных для читателя «обманок». Аргументы Мединского не претендуют на научность: «Везде есть исторические разночтения. Я всегда беру ту точку зрения, которая работает на книгу… Я не знаю правды и боюсь, что никто не знает правды, но та цифра мне приятнее, она работает на мою концепцию».

Иными словами, можно писать все, читать все, но верить только в ту правду, которая для одних выгодна, а для других приятна.

Похоже, Россия в очередной раз «выстрадала» для себя нужную историю. Такая же генеральная линия утвердилась и в Беларуси, следовательно, нас ждут «некоторые учебники», о сути которых давно рассказали известный сказочник и не менее известный баснописец: «Я ль на свете всех милее?» (Пушкин);  «За что же, не боясь греха, Кукушка хвалит Петуха?» (Крылов).

В знаменитом фильме «Доживем до понедельника» учитель истории (Вячеслав Тихонов) сетует на свою злую профессиональную судьбу. В том смысле, что новые учебники пишутся быстро, но все же отстают от авторитетных мнений. Фильм вышел на экраны в 1968 году. За десятилетие страна разоблачила культ Сталина, создала культ Хрущева, сменивший его Брежнев частично реабилитировал Сталина, сделал заявку на роль главного победителя в войне…

* * * * *

Александр ГРИЦАНОВ, Константин СКУРАТОВИЧ

Моделируя прошлое

Кто создаст учебники по истории

Ряд замечаний, высказанных президентом нашей страны на протяжении последнего времени, был посвящен необходимости создания новых поучительных книг по отечественной истории. Отметив, что даже фигуры Ленина и Сталина изображаются самым различным образом и частенько «не вполне правильно», А. Лукашенко поставил перед официальной наукой задачу исторического объяснения неизбежности избранного нынешней Беларусью пути развития. Более того, он предположил принципиальную возможность личного кураторства над этим проектом. Что еще более подчеркивает государственную важность предстоящего мероприятия.

Развитие событий на протяжении последних недель делает весьма вероятным то, что Беларуси в самое ближайшее время потребуется собственная концепция «национальной» и «сверхсуверенной» «авторитарной демократии».

До поры местные официальные идеологи могли довольствоваться духовными объедками со стола старшего славянского брата: трио родственных наций, рус с белорусом – братья навек, братство по оружию…

Но все чудеса когда-нибудь заканчиваются. Явный отказ Москвы от продолжения строить виртуальное Союзное государство на выгодных лишь Минску условиях неумолимо вынудит идейных гуру с ул. Карла Маркса, 38 отыскать иные корни «национальной геополитической строптивости». Делаться это, разумеется, будет в привычном формате: пространные откровения-импровизации действующего президента, накачки и установки кудесников рангом пониже. Но проблема сия встает перед каждым неравнодушным гражданином страны: история Беларуси, достойная XXI века христианства, пока не создана никем. Ни неистовой оппозицией, ни карьеристами из научно-педагогической номенклатуры.

То обстоятельство, что данная проблема в принципе возникла в сознании А. Лукашенко, не вызывает удивления. Любая более или менее долговременная система власти опирается на известным образом препарированную и отредактированную традицию описания собственного героического прошлого.

Все врут календари

Королевские династии возводили свое происхождение чуть ли не к Адаму и Еве, «Третий рейх» ностальгировал по подвигам «первого» и «второго» рейхов своих предшественников, коммунистическая империя большевиков нередко подчеркивала духовно-революционное сродство с античным героем – лидером восставших римских рабов Спартаком.

Насколько осуществима данная программа в условиях современного состояния национальной исторической науки и белорусского гуманитарного знания?

Для начала стоит отметить, что даже самому Александру Григорьевичу в принципе не удастся создать действительно «правдивую» и «объективную» модель исторического прошлого страны. Точно так же, как это не смогли бы сделать самые прогрессивные мыслители из местной демократической оппозиции.

История как таковая, строго говоря, наукой считаться не может. Она всегда и везде пишется «под диктовку» определенных общественно-политических и экономических результатов развития того или иного общества, а также в зависимости от идейных и нравственных предпочтений авторов соответствующих мемуаров, исторических романов и даже многотомных «учебных курсов». К «безукоризненным» историческим свидетельствам можно относить исключительно банковские платежные документы и церковные метрики (или документы органов ЗАГС). Все остальное окрашено личным взглядом на окружающее творца исторического описания. И здесь частенько художественный роман о минувшем бывает несравненно более поучителен, нежели самое амбициозное и «научное» историческое исследование.

Так, в свое время кумир «пролетариев всех стран» Фридрих Энгельс отметил, что тексты Оноре де Бальзака принесли ему для уяснения сути капитализма несравненно больше пользы, чем все монументальные труды современных ему историков и экономистов. Понятно, что коллеге Карла Маркса были интересны в первую очередь «капиталистические язвы». Но даже это обстоятельство не способно завуалировать то, что тенденции, неумолимо ведущие капитализм Старого Света к революционным потрясениям конца XIX – начала ХХ века, оказались четче всего прописаны именно в текстах гениального французского романиста.

Со счетами в руках

Поклонник социальных потрясений, головокружительных карьерных взлетов и попросту милитарист по сей день без ума от деятельности первого российского императора Петра I: он-де «прорубил», «создал», «построил» и «вздыбил». Приверженец идеалов гуманизма, вооруженный самыми простыми канцелярскими счетами, возразит: Балтийский флот сгнил без особого толку, именно Архангельск (а не дорого стоивший России город на Неве) еще добрых 150 лет оставался русским «торговым окном» в Европу, Черное море «откупорила» лишь Екатерина Великая, а при всем этом петровская «революция сверху» унесла жизнь каждого третьего жителя Московии.

Ни одна реформа, сколь бы революционной она ни казалась, не стоит таких жертв. Или, как писал советский поэт-классик в эпоху «оттепели»: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Приверженец европейского исторического выбора Беларуси будет неутомимо сокрушаться по поводу давнего старта экспансии династии Романовых на Запад, скорбеть о каждом втором жителе Беларуси, погибшем в ходе «русско-белорусской» «неизвестной войны» середины – второй половины XVII века, обличать многовековое и неизбывно крепостническое устройство евразийской «империи Кремля» (в самодержавном или советском ее издании).

Правоверный же гражданин БССР, даже не заметивший национального ренессанса 1987-1994 годов, охотно согласится с пафосом братской дружбы с Россией (если «Газпром» не продиктует Лукашенко другое), со сказаниями о героических подвигах бойцов Красной Армии в ходе «восстановления советской власти в прибалтийских республиках», с воплями о трагедии «развала СССР».

Неубедительно

Официально и повсеместно предъявляемый властью национальный консенсус по поводу «оригинального исторического выбора Беларуси» зиждется исключительно на 10-летнем росте реального благосостояния большинства населения, обеспеченном беспрецедентными российскими материальными инъекциями. Нынешнее белорусское «общество потребления», оно же – заповедник равнодушных оптимистов, пока не нуждается в отыскании единых метафизических ценностей нации, только и способных сплотить последнюю в эру лихих испытаний.

Даже идеологической машине товарища Сталина это оказалось не по зубам: сопоставимые количества граждан БССР в 1941 году ушли как партизанить, так и полицействовать. Тотальное антигитлеровское единомыслие сложилось лишь к лету 1944 года, будучи пробуждено артиллерийской канонадой наступавшей Красной Армии. В свете последних веяний, конечно, можно попытаться каким-то причудливым способом обосновать исконную тягу белорусов к латиноамериканским революционным идеалам Боливара и Сан-Мартина. Но полемическую ценность таковая продукция будет иметь лишь в современных условиях РБ: когда их никто не будет читать с целью публичной дискуссии.

В данном случае режим только копирует идеологические практики советской системы: никто никогда особо не интересовался тем, как именно воспринимаются «на думающих и неравнодушных» кухнях передовицы партийной газеты «Правда». Для подобного контроля существовали стукачи из «тайной полиции мыслей». Местные духовные гуру абсолютно не заботятся хотя бы о минимальной убедительности и теоретической оснащенности собственных творений.

Без полемики

Кто будет их внимательно читать и тем более – с ними дискутировать? Пробовал это делать, и весьма компетентно, лишь журнал «Архэ»: к чему это привело, хорошо известно. Идейные полемики целиком отданы на откуп цензорам, чиновникам с запретительными функциями и силовикам. Творцы «новой идеологии» (неотъемлемо предполагающей «новую историю») трудятся с ленцой и полуквалифицированно. Насколько востребован их духовный товар хотя бы за восточной границей, идеологов местного розлива не интересует, ибо все они выезжают лишь на личной харизме Лукашенко, питаемой «халявными» энергоносителями и тиражируемой электронными СМИ. Иначе не встречались бы столь поразительные пассажи в творениях государственных авторитетов.

Так, заместитель главы президентской Администрации Анатолий Рубинов в двухполосной статье «Еще раз об идеологии», опубликованной в «Советской Белоруссии» 28 июля этого года, умудрился при описании цивилизационных горизонтов и перспектив Беларуси соединить принципиально несовместимое. С одной стороны, он ни разу не припомнил экономический и культурный опыт почти братского «красного» Китая. С другой же, отметил: «В принципе, все государства Европы, включая Беларусь, идут примерно к одному и тому же, ибо глобализация и интеграция неизбежны».

Глобализация – это стратегия Буша; европейская интеграция – это маршрут в Евросоюз. Зачем тогда Лукашенко рваться на подиум «форума неприсоединяющихся» в Гаване? Или правая идеологическая нога не ведает, что планирует духовная голова? Если творить на подобном профессиональном уровне, то цельной новой истории – «праўдзiвай i чэснай» – точно еще долго не будет создано. (Пусть даже ее авторы будут самым верноподданным образом стремиться угодить приоритетам лидера нации.)

Сам Лукашенко крайне неохотно порицает советскую общественную систему, прекрасно понимая, что в иных исторических условиях лично его ожидал бы принципиально иной жизненный маршрут. Президент постоянно подчеркивает, что из славного коммунистического прошлого мы берем главное – уважение к нуждам «простого народа».

В то же время достижения советской власти в деле трансформации человека с «активной жизненной позицией» в бездельника, циника и хапугу в высшей степени впечатляющи даже сегодня. Так, выходец из низовой номенклатуры СССР Михаил Мясникович, волей действующего президента РБ ставший главой отечественной науки, был вынужден недавно признать: «Старая система тем и была хороша для консервативных кадров, что управление и знания являлись стандартными и стереотипными. Новая рыночная система приемлема только для предприимчивых и динамичных субъектов… Опыт свидетельствует, что предлагаемые или директивно доводимые сверху рекомендации или распоряжения весьма сложно, часто вообще безрезультатно, реализуются в «низах» при преобладании там инертности, безразличия, безынициативности, иждивенчества и даже воровства и пьянства. И люди – носители этих качеств – таковыми становятся именно в силу условий, в которые они были десятилетиями поставлены. Это именно то бытие, которое породило адекватное себе сознание».

Вполне понятно, что совместить элементарный здравый смысл в ретроспективных оценках исторического прошлого белорусской нации с простыми, как мычание, идеологическими установками-накачками ее лидера гармоничным путем попросту невозможно. Неизбежно «раздвоение» и «растроение» сознания таковых «творцов». Пока же с голубых экранов и со страниц учебных пособий вещают ангажированные дилетанты, которым абсолютно все равно, под какими именно идейными знаменами отрабатывать свои «тридцать сребреников». Кстати, в этом плане весьма показателен также и кадровый состав большинства духовных вождей нынешней оппозиции: люди, совсем недавно охотно получавшие из рук Лукашенко должности, чины и звания, сегодня так же охотно объясняют общественности (здешней и зарубежной), как именно в 1996 г. в их бытность официальной «элитой» тот начал узурпировать государственную власть.

На основании новых реалий

Разруха-то действительно в головах. И ждать даже от этой публики какого-то стройного, непротиворечивого и искреннего анализа прошлого и настоящего Беларуси вряд ли стоит. Хотя бы «крупноблочной» модели исторического прошлого нашего Отечества не выработано и кругами, характеризующимися приверженностью европейскому геополитическому выбору Беларуси, ее национальному суверенитету вне любых союзов с РФ, демократии и либерализму.

Всерьез утверждать, что «историческим прародителем» нашего современного Отечества является Великое княжество Литовское, может лишь откровенно глумливый политикан. В историческом интервале между законодателем Л. Сапегой из ВКЛ и, к примеру, неистовым В. Вячоркай миновал добрый десяток полновесных поколений. Из них как минимум последним пяти (!) ничего не сообщали об этой главе из национального прошлого. Патриотическая интеллигенция же, способная напомнить сколько-нибудь значимой массе сограждан об этих ярких страницах, прошла на протяжении последних двух веков сквозь четыре тотальные «культурные катастрофы», уничтожавшие местную элиту под корень.

Проект подлинной Беларуси необходимо осмысливать заново: на основании реалий XXI столетия. Здесь даже не столь важно, в оппозиции ли к властям находятся подлинные патриоты или им предоставлен телеэфир. Умонастроения нации творятся несколькими десятками (и вряд ли более) людей: Быков, Короткевич, Алексиевич и иже с ними. Но творения таких авторов – неудобных, взывающих к совести нации и не подыгрывающих национальной ограниченности и лени – востребованы лишь в периоды кризисов. (Учение о «революционных ситуациях» пока не смогло отменить даже руководство БНФ.)

Выбрать и детально обосновать более-менее единую систему ценностей, способную сплотить хотя бы активную часть общества, Беларуси все равно придется. Иначе это сделают равнодушные к нашим проблемам чужие политтехнологи и духовные шаманы.

Но «в пределе» лишь реальное развитие истории способно окончательно подтвердить или опровергнуть правоту как Лукашенко, так и его оппонентов. Вполне правоверный марксист В. Беньямин, признанный сегодня тем не менее одним из наиболее выдающихся мыслителей ХХ столетия, писал перед Второй мировой войной: «Исторически артикулировать, осмысливать прошедшее» не значит осознавать, «как оно было на самом деле»; поражение революции радикально обессмысливает всю героическую борьбу предшествующих поколений («и мертвые не уцелеют, если враг победит»).

Лукашенко в качестве историка стоило бы встать на безошибочную позицию Иисуса Христа, избрав в качестве камертона личных ретроспективных оценок любовь к каждому грешнику и всепрощение. Но как «православный атеист» он не склонен к излишнему гуманизму, а вдобавок, кроме «правды Бога-сына», уже существуют «истина Аллаха и Мухаммада», а также «евангелия от Кастро и Че Гевары».

Непросто будет и ему, и всем думающим белорусам. Но в любом случае размышлять по этому поводу необходимо уже сейчас. Ибо если страна не сохранит себя как самостоятельное государственное образование, должны сохраниться хотя бы яркие мысли именно ее граждан – в качестве наилучшего памятника Отечеству. А шансы на национально-государственное возрождение присутствуют всегда: вспомним хотя бы Израиль.

Возможно, наши суждения нелицеприятны, а выводы слишком категоричны. Но общество не могут не раздражать попытки бесплодных интерпретаций бессильных в профессиональном и гражданском отношении людей, которые в силу обстоятельств берут на себя ответственность за «написание истории Беларуси». При этом они не являются даже хроникерами, чей труд дает возможность будущим социальным писателям создавать убедительные и соответствующие интересам нации и государства исторические версии, годные для того, чтобы со временем слить их в историю одного из многострадальных европейских народов.

В нашем случае обижаться нельзя, дело надо делать, будучи ангажированным только этой задачей.

Опубликовано в газете «Белорусы и рынок», 2006, № 39.


Тэги:

, , , ,

Комментарии

Прогноз курса рубля на неделю с 14 по 18 августа

Возможен рост средневзвешенного курса доллара США на БВФБ примерно на 0-0,5% (на пару с российским рублем) на фоне роста средневзвешенного курса евро примерно на 0,5-1%. Но в понедельник, 14 августа, не исключено ослабление доллара на доли процента.

«Пакетное» принуждение Кремля: как от него избавиться?

Заявление В. Путина о необходимости увязать поставки нефти в Беларусь с географией транспортировки белорусских нефтепродуктов через российские порты еще раз демонстрирует официальному Минску: если страна хочет сохранить не только свою нефтепереработку, но и свою независимость, надо иметь реальную альтернативу российским энергоносителям.

Сползает ли Беларусь с нефтяной иглы?

Недавний обвал цен на нефть и падение нефтяных доходов серьезно озадачили белорусское руководство и поставили перед фактом необходимости сменить экспортные приоритеты: сделать ставку на экспорт несырьевых товаров.

Прогноз курса рубля на неделю с 21 по 25 августа

Средневзвешенный курс доллара по отношению к белорусскому рублю на БВФБ, скорее всего, снизится на 0,5-1% на фоне роста курса российского рубля и снижения стоимости валютной корзины. В понедельник, 21 августа, курс доллара может сохраниться без изменения.

Прогноз курса рубля на неделю с 21 по 25 августа

Средневзвешенный курс доллара по отношению к белорусскому рублю на БВФБ, скорее всего, снизится на 0,5-1% на фоне роста курса российского рубля и снижения стоимости валютной корзины. В понедельник, 21 августа, курс доллара может сохраниться без изменения.

«Пакетное» принуждение Кремля: как от него избавиться?

Заявление В. Путина о необходимости увязать поставки нефти в Беларусь с географией транспортировки белорусских нефтепродуктов через российские порты еще раз демонстрирует официальному Минску: если страна хочет сохранить не только свою нефтепереработку, но и свою независимость, надо иметь реальную альтернативу российским энергоносителям.

Ямочный ремонт

Руководитель государства продолжает терзать политэкономию, которой его обучили в двух советских вузах. Хотя ничего от политэкономии в его пропедевтике никогда не было, сегодня она приобрела вид неумного пасквиля на сотворенную лучшими интеллектуалами прошлого научную теорию.

Сползает ли Беларусь с нефтяной иглы?

Недавний обвал цен на нефть и падение нефтяных доходов серьезно озадачили белорусское руководство и поставили перед фактом необходимости сменить экспортные приоритеты: сделать ставку на экспорт несырьевых товаров.