• EUR  2.417
  • USD  2.112
  • RUB (100)  3.2096
Минск  6 Погода в Минске

Лекция по коммунофашизму

«Мы не рабы, рабы не мы» – главная идеологема первой советской азбуки «Долой неграмотность: Букварь для взрослых», издание которой началось в 1919 году.

Фраза прочитывалась как слева направо, так и справа налево. Ее можно написать двумя способами: «Мы не рабы, рабы не мы» и «Мы не рабы, рабы немы». Изящный палиндром, очень удобный для обучения и изучения, и одновременно практическая вещица для государства, которое решило ликвидировать безграмотность в стране.

Трудно переоценить идеологическую нагрузку этого лозунга, обращенного к взрослым людям, вовлеченным в реальную политику, без которых не могла обойтись новая власть.

Старая власть таких просветительских целей перед собой не ставила.

А большевики работали и на потребу дня, и на вечность, воплощенную в коммунизме. Ленин объяснял важность этой задачи. По его мнению, безграмотный человек не может участвовать в борьбе, но его значение многократно возрастет с непосредственным приходом коммунизма – безупречного во всех отношениях социального устройства, сделанного, что называется, без сучка без задоринки.

А это по силам только искусным плотникам. А Ленин был искусным пропагандистом. Он не уставал повторять, что надо учиться, учиться и еще раз учиться: «Чтобы стать коммунистом, надо усвоить все знания, выработанные человечеством».

Гигантская по сложности задача. Поэтому Ленин возражал своим критикам, обвинявшим его в утопизме, что коммунистическая школа решительно отказывается от излишней «книжности». Коммунисту нет необходимости заучивать всякие, в том числе вздорные, премудрости, на это никакой жизни не хватит. Тем более что прогрессивные мыслители прошлого уже сформулировали актуальные вопросы, стоящие перед человечеством, а еще более прогрессивные мыслители пробовали ответить на них. Но только классики марксизма ответили. Самым исчерпывающим образом.

Следовательно, чтобы усвоить все знания человечества, достаточно изучить труды марксистов. Даже не сами труды, даже не учебники марксизма, а всего лишь ответы на вопросы, которые содержатся в конце учебника.

Их надо вызубрить так, чтобы от зубов отскакивали.

Если кто не понял, товарищ Ленин был исключительным прагматиком, моральным релятивистом. Это отразилось и в многочисленных анекдотах о нем: «Ничего, батенька, если делается для революции, то это не грех…».

Политический прагматизм, реализм, бескомпромиссность, хитрость, самокритичность, умение признавать свои ошибки и отказываться от собственных клятв. Работать на перспективу: наклоняться, не ожидая, когда наклонят. Чтобы, наклонившись, взять в руки булыжник.

Характерный пример воплощения этих черт и принципов – нэп и последующая коллективизация.

Вот чему учил Ленин молодых коммунистов.

Научил ли?

В современном сериале, снятом по роману Александра Солженицына «В круге первом», жены зэков «Марфинской шарашки», ожидающие в очереди на свидание с мужьями, скажем так, «судачат за жизнь». Одна пробует рассказать, что в своей мерзкой жизни утешается подвигом жен декабристов, которые ехали в сибирскую ссылку вслед за своими мужьями. Ее собеседница возражала: хорошо было ехать, когда им сочувствовала вся образованная публика, а их родственников никто не вынуждал отказываться от них, считая их «врагами народа». И в их суп никогда не плевала соседка по коммуналке.

Да, кто-то пишет доносы, а другие готовы бы даже и в Сибирь ехать, но жизнь такая, что царской ссылке позавидуешь.

Как писала Анна Ахматова: «Нет, и не под чуждым небосводом, и не под защитой чуждых крыл, – я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был».

…В немецкой лавочке (через полвека после решения о выводе Советской Армии из Германии) женщина, офицерская жена, покупает туалетную бумагу. За ней шепчутся две немки: «Когда эти стали покупать туалетную бумагу?». «Большевичка» поворачивается и отвечает: «А после того как вам разрешили не лизать нам задницы». Написано было в самом что ни на есть демократическом Spiegel.

Немая сцена: «Совки» не мы. А вы?

После войны в оккупированной Германии, разделенной на административные зоны союзниками и СССР, началась денацификация. Предстояло выловить нацистов, членов гитлеровской партии, руководителей и функционеров, служащих гестапо и прочих структур, осуществлявших власть при Гитлере.

В советской зоне оккупации решили создать ГДР – «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян». Перетрясли все исполнительные структуры, все ведомства, в том числе культуры и народного образования. И в большинстве своем найденные люди оказались «нацистами». Но при этом специалистами от бога, других таких не найти было даже для управления социалистическим государством. Однако как же их обелить, как черное представить белым? Подумал-подумал гениальный вождь и самый ответственный во всем мире за социализм-коммунизм товарищ Сталин и велел организовать для нациофашистских «недобитков» партию НДПГ. Новым партийцам приказали не высовываться, а тихонько обменять свои билеты членов Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП) на билеты членов Национал-демократической партии Германии (НДПГ).

Так бывшие нацисты стали демократами.

НДПГ входила в Национальный фронт вместе с социалистическими и христианскими партиями и с профсоюзами, участвовала в выборах в парламент. Понятно, что главная партия – Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ) – осуществляла общий надзор, но и другие имели доступ к «кормушке».

НДПГ на пике популярности в начале 50-х годов имела больше 200 тыс. членов. И после воссоединения Германии вошла в состав общегерманской Свободной демократической партии.

Воссоединение Германии состоялось после провала советизации ГДР, но после того, как «десоветизировался» СССР. Было много слов, но вышло, даже если этого не хотели, большое реальное дело.

Программа переделать библейского человека в нового, готового отдавать обществу все и даже больше, чем он может, причем не по принуждению, не из-за собственной корысти, а для гордыни – даю то, что дать не могу, – провалилась.

И как-то незаметно исполнитель роли героя превратился в шута. Его величали «советским человеком», над его образом работали и трагики, и оптимистичные романтики, а в итоге он разошелся по фельетонам и скетчам. Многочисленные сатирики, которые тоже не чужды всему человеческому, быстренько придумали «сладкую парочку» – «нового русского» и его антипода – «совка».

Если «жизнь удалась» – это «новые русские», если без просвета – «совки». Говорят еще и о «новых совках».

Сетовать ли по поводу судьбы «советского человека»? Не знаю. Но можно утешить себя тем, что фиаско потерпели не только советские «инженеры человечьих душ», но и немецкие, и итальянские, и испанские, и португальские, и китайские, и кубинские… Список не полный и не закрытый.

Удручает, что сейчас говорят даже больше, но дел нет. А нужно дело делать, работать с новыми реальностями.

…Пять лет назад Александр Грицанов подарил мне свою новую, только что вышедшую книгу. Я спросил:

– Саша, зачем? На эту тему только ленивый не написал.

– Я должен был ее написать… Ты увидишь, что она понадобится.

К сожалению, нужда в этой книге за прошедшие годы даже увеличилась. Хочу по этой причине предложить читателям свою рецензию на книгу, которая заворожила меня.

* * * * *

Грицанов А. А., Тарас А. Е.
Научный антикоммунизм и антифашизм: популярный компендиум. – Минск: ФУАинформ, 2010. – 528 с.

Образовательная система современного белорусского государства до сих пор однозначно не определилась с реальным местом тоталитарных и авторитарных режимов в истории человечества. Обусловлено такое положение дел тем, что руководители идеологического аппарата режима А. Лукашенко прекрасно осознают сродство, например, авторитарного правления в Португалии при Салазаре с державным устройством современной Республики Беларусь. При этом поскольку похвастаться соответствующими экономическими успехами наша страна не может, постольку серьезный разбор преимуществ и недостатков диктаторских модернизационных проектов обычно выносится за пределы официальных исследований.

Кроме того, РБ – находясь в XXI столетии – остается постоянно обращенной к опыту и социально-политическим практикам довольно давно исчезнувшего Советского Союза. Формат местной «социалистической демократии», принуждающей «белорусского батьку» даже занижать голоса, набранные им на президентских выборах, а также регулярная практика (каждый раз «судьбоносных») референдумов весьма схожи с практиками плебисцитов – голосования в нацистской Германии (Адольф Гитлер с подавляющим преимуществом выиграл пять «всенародных волеизъявлений»).

Поэтому трудно предположить, что данная книга немедленно займет подобающее ей место в учебных программах местных высших учебных заведений и гуманитарных гимназий. Тем не менее появление этого текста знаменует своего рода «духовный перелом» в культурном пространстве сферы кириллицы. От вала более-менее качественной системной и не очень публицистики произведен переход к достаточно серьезному исследованию, тщательно прорабатывающему (как и требуется) набор соответствующих определений и квалификаций.

Итак, что нового сказано в работе по сравнению с уже ставшими широко известными произведениями Н. Бердяева, И. Шафаревича, М. Джиласа, А. Авторханова, М. Восленского и многих других? Превзойти этих новаторов было невозможно, но вот свести в единый корпус («компендиум») массив высказанных ими квалификаций и идей, дополнив их результатами новейших исследований, оказалось реально.

Маркс и Энгельс – первые теоретики политики массового людоедства

В книге детально воспроизводятся нравственные квалификации, раздаваемые «классиками марксизма» всему собственному окружению.

«Энгельс называл немецких крестьян мужичьем («верхнегерманское мужичье» в письме Марксу), французских же – варварской расой: «…ничего иного нельзя было ожидать от этой варварской расы. Их нисколько не интересует форма правительства и т. д., и, прежде всего, они стремятся разрушить дом сборщика податей и нотариуса, изнасиловать его жену, а его самого избить до смерти, если удастся изловить» (письмо Марксу). О рабочих он пишет: «…массы ужасающе глупы» (письмо Марксу).

Маркс же, говоря о несправедливых контрактах, которые некий предприниматель заключает с рабочими, добавляет: «…контракты, на которые мог согласиться только совершенно опустившийся сброд» (письмо Энгельсу).

Основным мироощущением Маркса и Энгельса была ненависть, направленная на весь окружающий мир – без исключения хотя бы какого-нибудь субъекта.

В их письмах встречается чувство «глобального омерзения». Оно распространяется на:

1) собственных родителей: «Старик твой – сволочь» (Маркс – Энгельсу, XI.1848); «мой старик должен будет мне за это дорого заплатить, и наличными деньгами» (Энгельс – Марксу, 26.II.1851); «с моей старухой ничего нельзя поделать, пока я сам не сяду ей на шею» (Маркс – Энгельсу, 13.IX.1854).

2) близких друзей: «У старого пса чудовищная память на всякие такие гадости» – характеристика Генриха Гейне (Маркс – Энгельсу, 17.1.1855).

3) единомышленников в собственной партии: «…какое значение имеет «партия», то есть банда ослов, слепо верящих в нас, потому что они нас считают равными себе, для нас, перестающих узнавать себя, когда мы начинаем становиться популярными? Воистину мы ничего не потеряем от того, что нас перестанут считать «истинным и адекватным выражением» тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы» (Энгельс – Марксу, 13.II.1851).

4) ближайших партийных товарищей: Вильгельм Либкнехт обычно именуется «осел», «скотина», «животное» и даже – «оно» (Маркс – Энгельсу, 10.VIII.1869).

5) народ: «Ну а любить ведь нас никогда не будет демократическая, красная или даже коммунистическая чернь» (Энгельс – Марксу, 9.V.1851).

6) демократию: «…стая новой демократической сволочи» (Маркс – Энгельсу, 10.II.1851); «демократические собаки и либеральные негодяи» (Маркс – Энгельсу, 25.II.1859).

7) пролетариат: «…глупый вздор насчет того, как он вынужден защищать меня от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие (то есть болваны)» (Маркс – Энгельсу, 18.V.1859).

8) все человечество: «у меня ни одна душа не бывает, и это меня радует, ибо здешнее человечество может меня… Сволочь! Привет. Твой К. М.» (Маркс – Энгельсу, 18.VI.1862). […]

В самом популярном произведении марксизма – «Коммунистическом манифесте» – в качестве одной из первых мер нового социалистического строя предлагается введение принудительного труда: всеобщей трудовой повинности, трудовых армий.

Насилие, жестокость, обречение огромных человеческих масс на страдания – это не какие-то извращения «прекрасной идеи» отдельными политическими деятелями, а сама суть теории и практики коммунизма» (с. 79–83).

О Парвусе и «троцкизме-ленинизме»

В книге нередко впервые формулируются и обосновываются тезисы, которые до сих пор лишь спорадически встречались в специальной литературе.

1. «В научных и популярных изданиях советского периода «общим местом» являлся тезис о «ленинском плане революции в России». Но это – ложь. Такой план действительно существовал, однако разработал его совсем другой человек – Александр Парвус» (с. 84).

2. «По существу, именно Парвус является автором концепции «перманентной революции», которую Троцкий публично провозгласил в 1905 году» (с. 85).

3. «[Парвус] первым понял возможность использования марксистской и псевдомарксистской фразеологии для прикрытия политических и военных авантюр. Изучая историю России, состояние ее хозяйства и финансов, Парвус обратил внимание на глубокий антагонизм, раздиравший все слои российского общества. Он предвидел полную беспомощность и беззащитность этого общества, если оно лишится тонкого образованного слоя, состоящего из дворянства и разночинной интеллигенции» (с. 88).

4. Кандидатура Ленина всплыла у Парвуса и – вслед за ним – у немецкого генерального штаба в годы Первой мировой войны не случайно: «В то время его (Ленина. – Прим. К. С.) огромная энергия расходовалась на мелкие газетные склоки, на бессильную ярость из-за понимания своей полной ненужности европейской социал-демократии и незнания способа превращения в значимую фигуру. Но его выдающиеся качества гибкого реалиста, беспринципного и жестокого, наряду с потрясающей работоспособностью и почти гипнотической силой притяжения к себе самых кровожадных подонков, безумная жажда власти в сочетании с чисто азиатскими диктаторскими замашками – все это, по мнению Парвуса, делало Ленина незаменимым для действий именно в России и только в России…» (с. 93).

5. Во многом вопреки Ленину Троцкий блестяще организовал и осуществил октябрьский (1917 г.) контрреволюционный переворот в России (с. 95).

«В сравнении с целями и методами деятельности Временного правительства осенний переворот 1917 года, совершенный под руководством большевиков, левых эсеров и анархистов, следует оценивать как реакционный по отношению к духу, идеалам, направленности и достижениям Февральской буржуазно-демократической революции; то есть – как безусловно контрреволюционный» (с. 109).

6. Наиболее характерные черты троцкизма-ленинизма, согласно исследованию Грицанова и Тараса, таковы:

«1) Выставление в качестве главнейшей политической задачи революционного движения народных масс захват и удержание государственной власти исключительно одной политической партией;

2) акцентированное сознательное стремление к достижению «всеобщего равенства» через нивелирование всех прежних общественных классов, слоев и групп (за исключением партийно-советского руководства);

3) радикально-утопическая программа «введения коммунизма» путем тотального огосударствления экономики и природных ресурсов страны через их конфискацию;

4) ставка на маргинальные общественные группы (преимущественно из городского населения) как на ведущий субъект процесса разрушения традиционного аграрно-сословного общества;

5) приоритет насилия перед любыми другими методами социального контроля и управления;

6) ориентация на перманентные массовые репрессии как основную форму приведения общества в состояние полного повиновения и единой аморфной структуры;

7) ликвидация свободы информации и мнений, агрессивная социальная демагогия;

8) вера в возможность волевых («силовых») решений экономических проблем за счет «чрезвычайных мер» и массового применения принудительного труда.

9) сведение индивидуальных и общественных потребностей населения до прожиточного минимума;

10) утверждение «воинствующего материализма и атеизма» в качестве основы всей официальной идеологии, пропаганды, народного образования» (с. 120).

«Живые снаряды»

Сподвижник Ленина – Карл Радек, описывая знаменитый поезд, доставивший большевиков-ленинцев в Россию, писал: «Нас ожидали немецкие офицеры. Они указали нам зал таможни, в котором должны были пересчитать число живых «снарядов», транспортируемых ими в Россию» (с. 97).

Тема, всерьез затронутая в российской традиции только А. И. Солженицыным, получила новый разворот в рецензируемой работе.

1. «Большевики столкнулись с проблемой, которая до революции не приходила им в голову: с ними никто не хотел сотрудничать. А если у хунты, захватившей власть, нет ни управленческого аппарата, ни полиции, ни армии, она стоит немногого. Никакие «чрезвычайки» не могли в этом плане что-то изменить. В конце концов, чиновник может сидеть целый день за своим столом, усердно скрипеть пером и звонить по телефону. Но результат его деятельности будет таков, что лучше бы он оставался дома…

Евреи-партийцы быстро нашли выход. Они призвали себе на подмогу беспартийных соплеменников.

Когда после Октября русская интеллигенция в массе отказалась сотрудничать с большевиками… решительные и цепкие ленинцы обратились за помощью к евреям, энергичным, смекалистым, способным и дотоле униженным, подавленным, затоптанным чертой оседлости иными «еврейскими законами».

Десяткам тысяч жителей гнилых местечек, старьевщикам, контрабандистам, продавцам сельтерской воды, отточившим волю в борьбе за жизнь и мозг за вечерним чтением Торы и Талмуда, власть предложила переехать в Москву, Петроград, Киев, взять в свои нервные, быстрые руки все, выпавшее из холеных рук потомственной интеллигенции, – все, от финансов великой державы до ее армии, от шахмат до тайной полиции» (с. 99).

2. «Руководство международного еврейского социалистического движения контролировало и направляло деятельность Ленина и его фракции в РСДРП через Парвуса, Троцкого, Арманд, а также через видных партийцев еврейской национальности» (с. 97).

Что же соорудил Ленин?

Блестящий мыслитель – истинный «большевик-неленинец» (новаторский авторский термин, т. е. редкий порядочный человек среди новой властвующей своры) – А. Богданов так характеризовал продукт революционного творчества Ленина и Троцкого:

«Военный коммунизм, развиваясь от фронта к тылу, временно перестроил общество: многомиллионная коммуна армии, паек солдатских семей, регулирование потребления; применительно к нему, нормировка сбыта, производства. Вся система государственного капитализма есть не что иное, как ублюдок капитализма и потребительского военного коммунизма…

Партия стала рабоче-солдатской. Но что это значит? Существует… закон: если система состоит из частей высшей и низшей организованности, то ее отношение к среде определяется низшей организованностью. Партия рабоче-солдатская есть объективно просто солдатская. И поразительно, до какой степени преобразовался большевизм в этом смысле. Он усвоил всю логику казармы, все ее методы, всю ее специфическую культуру и ее идеал.

Логика казармы, в противоположность логике фабрики, характеризуется тем, что она понимает всякую задачу как вопрос ударной силы, а не как вопрос организованного опыта и труда. Разбить буржуазию – вот и социализм. Захватить власть – тогда все можем. Соглашения? Это зачем? Делиться добычей? Как бы не так…

А идеал социализма? Ясно, что тот, кто считает солдатское восстание началом его реализации, тот с рабочим социализмом объективно порвал, тот ошибочно считает себя социалистом – он идет по пути военно-потребительского коммунизма, принимает карикатуру упадочного кризиса за идеал жизни и красоты. Он может выполнять объективно необходимую задачу, как нынешний большевизм; но в то же время он обречен на крушение, политическое и идейное…

…Эту сдачу социализма солдатчине выполняют грубый шахматист Ленин, самовлюбленный актер Троцкий… Я же останусь при этом другом деле, как ни утомительно одиночество зрячего среди слепых…» (с. 118–119).

За Родину Сталина!

Наиболее существенные особенности осуществленной Сталиным в 1930-е годы радикальной смены политического курса правящей партии (и государства в целом) таковы:

«(1) Прежнюю большевистскую шайку (РКП) с ее постоянными дискуссиями и борьбой между фракциями Сталин заменил принципиально иной политической организацией (ВКП) – чугунным монолитом, основанным на принципах преданности лично ему и абсолютного повиновения решениям высшего руководства. В ходе такой трансформации было физически уничтожено до 90 % так называемых «старых большевиков» (членов партии с дореволюционным стажем).

(2) Появился новый класс господ – партийно-советская номенклатура. Его специфика заключалась в том, что в нем не было личных собственников. Номенклатура коллективно владела всеми ресурсами страны и бесконтрольно распоряжалась ими.

(3) Население страны новые господа фактически превратили в крепостных. Крестьянство, промышленный пролетариат, научно-техническая интеллигенция утратили право распоряжения средствами производства и природными ресурсами, выбора места работы и места жительства, форм организации труда, права на организованный протест.

(4) Массовый террор стал постоянным модусом бытия людей. После истребления активных врагов большевистского режима его острие Сталин направил на врагов потенциальных. В качестве таковых рассматривались представители всех классов, всех социальных и национальных групп населения. То есть террор являлся основным средством превращения населения в покорную, легко управляемую массу.

(5) Стратегию ограбления «эксплуататорских и паразитических классов» для нужд «мировой революции» заменила стратегия беспощадной эксплуатации «внутренней колонии» с целью создания гигантского военно-промышленного комплекса и огромных вооруженных сил.

(6) В качестве такой «колонии» выступали крестьянство (ограбленное путем коллективизации), промышленные рабочие (утратившие все права, завоеванные в 1917 году) и многомиллионная армия рабов (заключенные и ссыльные, работавшие за порцию хлеба и миску супа).

Весь этот ужас Сталин лицемерно называл «строительством социализма в «одной, отдельно взятой стране».

(7) конечной целью внешней политики Сталина являлось распространение коммунистического режима на весь Евроазиатский континент путем военной экспансии.

В 1940-е годы идеология и практика сталинизма приобрела еще две важные черты:

– Был фактически возрожден великодержавный российский шовинизм и православный русский национализм.

– Из рядов партийно-советской номенклатуры Сталин изгнал евреев, которых до 1941 года там было «дюже богато». В Москве их заменили русские, в национальных республиках – «шестерки» коренной национальности» (с. 193–194).

Вот за такую Родину предстояло сражаться насмерть советскому народу в 1941-1945 гг.

«Факторы победы давно «вычислены»:

– Гигантские горы трупов красноармейцев, искореженного советского оружия, разбитой советской техники, под которыми погибали враги. Соотношение 1:10 до 1943 года, 1:5 – в последующий период войны в пользу противника.

– Боевые действия на Западе и сверхценная материальная помощь союзников, спасшая СССР в самый критический период войны – с осени 1941 по лето 1943 года.

– Режим всеобъемлющего беспощадного террора на фронте и в советском тылу, не оставлявший людям никакого иного выбора, кроме смерти (на фронте) или труда на износ (в тылу).

– Нехватка живой силы и материальных ресурсов у противника.

– Серьезные стратегические ошибки верховного германского командования.

– Предельно недальновидная политика немцев по отношению к населению оккупированных территорий.

Наконец, огромные пространства Страны Советов, ее бездорожье и климат (зимой – лютые морозы, весной и осенью – распутица»).

Где тут «преимущества социалистического строя»? И при чем здесь «подвиг»? Океан пролитой крови – да; океан пролитых слез – да. Десятки миллионов загубленных жизней и растоптанных судеб – да. Но подвиг? Нормальные люди воюют, потому что у них нет другого выбора, и меньше всего стараются совершать при этом что-нибудь «героическое»» (с. 286–287).

Советские идеологические мифы

В книге анализируется система мифов и «фикций» сталинизма, к которым авторы относят:

Положительные мифы и фикции:

  1. миф о научности большевистской теории (с. 289–291);
  2. фикционализация истории (с. 291–293);
  3. миф об СССР как самой передовой стране в мире (с. 293–295);
  4. миф об осуществленном социализме (с. 295–296);
  5. миф о «своей» власти (с. 296–297);
  6. фикция морально-политического единства советского народа (с. 297–299);
  7. фикция самой демократической в мире Конституции (с. 299);
  8. фикция вознаграждения по труду (с. 299–300);
  9. фикция счастливой и зажиточной жизни (с. 300–301);
  10. фикция социалистического гуманизма (с. 301–303);
  11. фикция свободы науки (с. 303–304);
  12. трудовой энтузиазм советского народа (с. 304–305);
  13. ломка устарелых норм и слепота специалистов (с. 305–306);
  14. фикция любви трудящихся к социалистическому отечеству (с. 306–307).

Отрицательные мифы и фикции:

  1. миф о капиталистическом окружении (с. 308–309);
  2. миф о неизбежной войне (с. 309–310);
  3. миф о врагах народа (с. 311–313);
  4. фикция бдительности (с. 313-314);
  5. фикция народного гнева (с. 315–316);
  6. фикция критики и самокритики (с. 316–317).

Разительное сходство со многими идеологическими, воспитательными и управленческими практиками современной Беларуси буквально бросается в глаза.

В исторической перспективе управленческий и экономический крах СССР был абсолютно неизбежен: это видно из служебных записок, в изобилии доставляемых экспертами международного отдела ЦК КПСС в коммунистическое Политбюро (с. 320–324).

«Младшие братья» коммунизма: фашизм и национал-социализм

Как отмечал У. Черчилль, «фашизм – это тень или, скорее, уродливый ребенок коммунизма».

На основе детального осмысления исторически конкретных практик Б. Муссолини (с. 328–354) и А. Гитлера (с. 355–394) авторы сформулировали ряд выводов о едином происхождении всех разновидностей авторитаризма и тоталитаризма. Но наиболее показательны (ввиду своей приоритетности) идеи первого президента демократической Болгарии, блестящего философа Ж. Желева, трактовавшего фашизм как имитацию и плагиат коммунистического оригинала (подлинного, завершенного тоталитарного режима).

Желев постулировал наличие органической связи между коммунизмом и фашизмом: «Фашистская модель, которую часто считают антиподом коммунистической, в сущности отличалась от нее лишь тем, что была не достроена, не охватила экономическую базу, вследствие чего оказалась и более несовершенной и нестабильной. […]

Между нацистской и коммунистической политическими системами не только нет существенной разницы, но если какая-то разница и есть, то она не в пользу коммунизма. […]

В нацистской системе абсолютная монополия партии не распространяется на весь экономический базис. В ней существует частная собственность, разные ее виды, что, естественно, не порождает стремления к сцеплению, целостности, монолитности, скорее, наоборот…

Монолитная надстройка и нестабильный базис – таково несоответствие внутри фашистского режима. Это-то и делает его нестабильным и недолговечным. Поэтому все фашистские режимы погибли гораздо раньше коммунистических.

…Но фашистские режимы не только погибли раньше, они и появились позже, и это подтверждает, что они – лишь жалкая имитация подлинного, совершенного и завершенного тоталитарного режима».

И – наконец – немножко из Желева, касающееся нынешних государств СНГ: по его мнению, процесс распада тоталитарных режимов коммунистического типа тяготеет к следующей схеме:

– тоталитарная система (государство коммунистического типа);

– персональная либо военная диктатура (государство фашистского типа);

– демократия с многопартийной системой (государство либерально-буржуазного типа) (выделено мной. – Прим. К. С.).

Желев отмечал: «Демонтаж коммунистического варианта тоталитарной системы на каком-то этапе приведет его к деградации до уровня фашизма, причем в его более несовершенном и незаконченном тоталитарном виде, и в этом смысле фашизм будет для нас огромным шагом вперед на пути к демократии!» (с. 449–451).

Будем на это надеяться…

Автор: Константин Скуратович
Опубликовано: 13 августа 2010 г.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Тэги:

, , , , , , , ,

Правила медицинской этики и деонтологии утверждены Минздравом и вступили в силу

Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 7 августа 2018 г. № 64 утверждены Правила медицинской этики и деонтологии. Документ принят с целью повысить ответственность и эффективность выполнения медицинскими, фармацевтическими работниками своих должностных обязанностей, а также доверие граждан к системе здравоохранения. В частности, сформулированы принципы поведения медицинских, фармацевтических работников. Среди них – принципы гуманизма, милосердия, сдержанности,

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут в Минске в выходные 20-21 октября — адреса

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома, 20-21 октября с 9.00 до 16.00 – возле государственного учреждения «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 с участием предприятий- производителей, фермерских хозяйств Гомельской области. Свою фирменную продукцию представят предприятия ОАО «Гомельский мясокомбинат», ОАО «Жлобинский мясокомбинат», ОАО «Калинковичский мясокомбинат», УП «Мозырские молочные продукты», ОАО «Гомельская птицефабрика», ОАО «Гомельхлебпром», ОАО «Красный Мозырянин», ОАО «Спартак»,

И лес рубят, и щепки не летят

Регулярно в Беларуси происходят события — как инициированные ее руководителем, так  и объективно независимые от его монаршей воли. А ему со всем и всяким приходится разбираться. И  если уж искать в этих обстоятельствах суровую сермяжную правду, то простая и неприукрашенная, но глубокая истина состоит в  том, что  очень часто практика расходится с теорией, которой придерживается руководитель. Например, 

Нефтяной торг: Беларусь уступила в надежде выиграть главную схватку c Россией

Чтобы выиграть основной торг у России – получить нужную компенсацию за налоговый маневр и сохранить «перетаможку» российской нефти в полном объеме, официальный Минск вынужден был поступиться своими интересами и согласиться на квотирование поставок российских нефтепродуктов. «В части поставки темных (нефтепродуктов – Прим. ред.) — да, мы пошли на уступки по просьбе российской стороны. Взамен мы

Ставки по депозитам населения стабилизировались. Куда они двинутся дальше?

Белорусская финансовая система продолжает удивлять: в то время как в России банки повышают ставки по депозитам, в белорусских банках рост ставок остановился, то ли перед тем как начать снижение, то ли перед новым подъемом … Так, по данным Нацбанка, в сентябре 2018 года средняя ставка по новым депозитам физических лиц в белорусских рублях на срок

Правовые новации белорусской экономической политики (июль-сентябрь 2018 года)

Экономическая политика белорусского государства в 3 квартале 2018 года носила противоречивый характер.  С одной стороны, государством принимаются либеральные документы в валютной и налоговой сфере. С другой стороны, некоторые нормативные документы свидетельствуют о том, что государство по- прежнему предпочитает административные методы управления экономикой в ущерб возможностям либерального рынка. Валютная либерализация Одним из ключевых документов 3 квартала