• EUR  2.4663
  • USD  2.1261
  • RUB (100)  3.2227
Минск  8 Погода в Минске

Сегодня большинство экономистов согласны в том, что крах «белорусской модели», которая проявила все присущие ей органические дефекты еще в 2011 году, бесперспективность продолжения нынешней экономической политики и прогрессирующая деградация народно-хозяйственного потенциала страны требуют принятия безотлагательных мер по исправлению.

Причем понимание необходимости смены курса существует не только у независимых и оппозиционных экспертов, но и у представителей властных структур. Так, например, помощник президента по экономическим вопросам Кирилл Рудый в последнее время весьма активно, печатно и устно, развивает тему структурных экономических реформ и выбора новой модели развития.

Насколько можно понять из высказываний представителей провластного лагеря, речь идет о выборе из двух альтернатив. Первая – это взятие за основу китайской модели, которая основана на опыте Сингапура и Кореи. Вторая – это использование опыта восточноевропейских стран (Польша, Чехия, Болгария).

Оба обсуждаемых пути имеют свои плюсы и минусы, однако, как представляется, прежде чем сделать выбор, следовало бы обратиться к собственному историческому опыту, который не столь однозначен, как изложено в учебниках истории. Прежде всего, к периоду нэпа и к деятельности тех людей, которые им руководили.

Все уже когда-то было…

В этом плане несомненный интерес представляет (как это ни покажется парадоксальным) личность Феликса Дзержинского, который в 1924-1926 годах, наряду с ОГПУ, возглавлял Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) СССР и в силу своих полномочий руководил не только советской промышленностью, но практически всей экономикой страны.

Важность для нас истории этого короткого периода советской эпохи и его основных действующих лиц состоит в том, что тогда перед СССР, как и сейчас перед Беларусью, встал вопрос о дальнейших путях развития экономики и прежде всего ее промышленной составляющей. Точнее сказать, об изыскании средств на модернизацию и способах их наиболее эффективного применения.

Тогда, как и сейчас, руководство страны решало вопрос о выборе дальнейшего пути: либо продолжение эволюции в направлении рыночного хозяйства, либо очередная революция с экспроприацией накопленного несоциалистическими элементами достояния.

Какой из этих путей был выбран 90 лет назад, мы знаем, как говорится, «на своей шкуре». Гораздо интереснее вопрос о возможной альтернативе, хотя известно, что история не знает сослагательного наклонения. Как знать, каким было бы будущее 1/6 части планеты, не уйди из жизни Феликс Дзержинский в 1926 году.

Дело в том, что взгляды последнего на критерии выбора экономической модели для СССР разительно отличались от тех идей, которые были реализованы впоследствии его товарищами по партии. Настолько, что это дало повод многим и сразу после кончины Железного Феликса, и сейчас, по прошествии без малого столетия, говорить о том, что идейные оппоненты в ЦК его попросту «ушли».

Поэтому, по нашему мнению, даже краткое изложение взглядов Дзержинского на основополагающие принципы экономики переходного периода было бы полезно сейчас, когда ведутся острые дискуссии по вопросу выбора экономической стратегии белорусского независимого государства на обозримую перспективу.

Дабы не быть обвиненным в тех или иных пристрастиях, автор (вернее, соавтор) в дальнейшем изложении будет (с минимальными правками) использовать фрагменты из выступлений, писем и служебных документов, содержащихся в двухтомнике сочинений Дзержинского, выпущенном к столетию со дня его рождения в 1977 году.

Сам факт появления этого сборника во времена «идеологической инквизиции» Суслова позволяет говорить о том, что грозный имидж «пролетарского якобинца» избавил основателя и главу ВЧК-ОГПУ от беспощадной цензуры. Ибо его взгляды по многим вопросам государственного и экономического строительства вряд ли можно было назвать советскими.

Благосостояние граждан – залог благосостояния страны

Характеризуя положение в промышленности в 1924-1925 гг., Дзержинский, в частности, писал: «Промышленность до сих пор требует от государственного бюджета все новых и новых средств или в форме прямых дотаций, или в форме увеличения оборотных средств и кредита, или в форме принудительных госзаказов, оплачиваемых из государственных же средств, получаемых путем налогов и ценой низкой заработной платы рабочих, главной тяжестью ложащихся на крестьянство и рабочий класс, уменьшающих его покупательную способность и этим тормозящих сбыт изделий нашей промышленности и задерживающих расширение производства. Организация же производства в нашей промышленности так плоха, что продуктивность труда, то есть валовая продукция на одного участника производства, даже в сравнении с довоенным временем бесконечно низка».

Как это перекликается с тем, что происходит сейчас. Прошло 90 лет, а мы в этом плане не сдвинулись ни на йоту.

Но еще более крамольным, по меркам первых послереволюционных лет, выглядит тезис Дзержинского о том, что средства на промышленное развитие могут быть изысканы только тогда, когда население будет иметь сбережения. По его мнению, сбережения населения и есть тот источник и налоговых, и всяких других доходов, откуда можно черпать средства для возрождения страны. Сбережений тем больше, чем дешевле жизнь. При удешевлении промышленной продукции уровень жизни крестьянства и рабочих повышается, сбережения увеличиваются, а это и есть реальная финансовая база для дальнейшего развития промышленности.

Вклад самой промышленности в решение этой задачи должен заключаться в повышении производительности труда (пока путем увеличения его интенсивности), соблюдении строжайшего режима экономии всех материальных ресурсов и энергии, сокращении накладных расходов (и, в частности, связанных с административным аппаратом), совершенствовании товаропроводящей сети с целью уменьшения издержек на реализацию продукции и ускорения оборачиваемости средств.

Падающая валюта – показатель низкой эффективности госуправления

Однако как частное, так и государственное накопление при скользящей валюте есть сизифов труд, ибо такое накопление в деньгах на следующий день будет полностью аннулировано, так как произойдет обесценивание самих денег. (То, что было очевидным почти столетие назад, только теперь с трудом доходит до властей предержащих.)

Твердая валюта может быть поколеблена не только излишней эмиссией, не только тем, что бюджет будет дефицитным, не только если больше, чем это требует товарооборот, будет выпущено денег. Твердая валюта может быть поколеблена и в том случае, если не будет активного внешнего баланса, если закупки за границей будут больше, чем вывоз туда, т. е. если не иметь достаточного количества валюты для обеспечения червонца.

Падающая валюта не обозначает ничего другого, кроме того что государственные учреждения, которые находятся на государственном бюджете, и промышленные организации и предприятия, которые получают в громадных размерах дотации из той же государственной казны, хозяйствуют плохо.

Твердая валюта может быть поколеблена и тогда, если заработная плата будет расти несоответственно, не базируясь на увеличении производительности труда, если заработная плата не будет соответствовать производству предметов потребления. Таким образом, если покупная способность валюты уменьшается, это, безусловно, связано с тем, что выработка в стране недостаточна и что нет соответствия между заработной платой и выработкой.

Твердая валюта может быть тогда обеспечена, если развитие отдельных отраслей народного хозяйства, развитие отдельных отраслей промышленности, если регулирование заработной платы и восстановление основного капитала и оборудования происходят в нужном пропорциональном отношении. Как только нарушается эта пропорция, валюта является тем чувствительным термометром, который указывает на больные места.

Деньги не в банке, а на складе

Без накопления и займа средств при товарно-денежном хозяйстве нельзя разворачиваться, нельзя расширяться. Поэтому без кредита, без кредитования промышленностью потребителя и без кредитования банками своей промышленности и потребителей развертывать и расширять производства невозможно.

В банковской области необходимо обратить внимание на мощное и быстрое развитие специально созданного для кредитования и финансирования промышленностью банка – Промбанка. Главное, чтобы рост его активов шел независимо от помощи Госбанка, то есть чтобы он опирался не на эмиссию банкнот, а на укрепление финансового хозяйства в промышленности. В таком случае этот рост указывает, что темп развития промышленности взят правильный и производство растет в соответствии с финансовыми средствами промышленности. Однако для дальнейшего роста промышленности этих средств хватить не может.

Вопрос об увеличении кредитования является насущнейшим, основным вопросом, но увеличение кредита отнюдь не обозначает нажима на кредитные учреждения. Есть законы кредитного обращения. Не каждый, кто нуждается в кредите, кто нуждается в деньгах, получает эти деньги, этот кредит. Для того чтобы кредитные учреждения развивались нормально и на твердых основаниях, этот кредит должен базироваться на действительной кредитоспособности предприятий, получающих средства.

Можно ли дать кредит тому тресту, тому учреждению, которое сидит фактически на мешках денег, золота в виде своих товаров, материалов и т. п. и не может ими распорядиться как следует, не умеет их оборачивать? При правильном хозяйстве он мог бы эти средства найти у себя, а между тем он обращается в банк, для того чтобы и этот банк поставить в трудное и тяжелое положение.

Для того чтобы кредитные учреждения имели средства, каждый трест, каждое предприятие прежде всего должны находить их у себя, и только тогда промышленность через банк эти средства получит, таким образом тресты смогут кредитовать друг друга. Нужно превращать в ликвидную, денежную форму то имущество, которое бесполезно лежит в натуральном виде.

Главная помеха созданию материальных ценностей

Органы, которым вручены промышленность и другие отрасли народного хозяйства, чувствуют себя и действуют, как чиновники, необычайно легко обращаются со средствами, находящимися в их распоряжении. Наша система и наша практика управления являются одними из важнейших помех, препятствующих наращиванию производительности труда в тех отраслях народного хозяйства, которые создают материальные ценности.

Наши руководители самого высшего уровня страдают организационным фетишизмом. Им кажется, что для того, чтобы организовать какое-нибудь дело, чтобы построить что-нибудь, достаточно взять бумагу и написать «Принять энергичные меры», «Изыскать средства».

Вследствие разнообразия нашей промышленности невозможно придумать, создать какую-нибудь единую организационную форму. Намечаемые в высших эшелонах управления меры даются для ориентировки. Задача изыскания мер реальных, мер, применяемых на данном заводе, в данном тресте, – это самостоятельная задача каждого хозяйственника.

Главная задача органов управления промышленностью в том, чтобы перестать быть бюрократической организацией, которая работает только на казенные заказы. Необходимо изучить емкость рынка и превратиться в такую организацию, которая имеет органическую связь с широчайшими слоями потребителей во всем народном хозяйстве.

Нельзя дать, если негде взять

О том, насколько был рыночником ортодоксальный большевик Дзержинский, говорят его высказывания по поводу политики занятости и заработной платы.

По его словам, никоим образом нельзя вести борьбу с безработицей путем предоставления рабочему на заводе места, где для него работы нет. В этом отношении для производства и всего народного хозяйства гораздо выгоднее выплачивать пособия безработным из особых фондов для безработных, из фондов по социальному страхованию. Выгоднее было бы сократить рабочий день, для того чтобы привлечь большее количество работающих, если это нужно, чем держать лишний штат рабочих, не загружая их полностью работой.

Непомерно высокое количество участников производства в сравнении с его продуктивностью – главная причина такой, в общем, низкой зарплаты, ибо для увеличения ее нет основной материальной базы – продуктивности труда. Лишние рабочие дезорганизуют дисциплину и производство, они пожирают средства, которые данный завод имеет в ограниченном количестве, и не дают возможности заводу стать на ноги, переоборудоваться, улучшить организацию производства и, таким образом, уменьшают темп развития данной фабрики, данного завода.

Лишние рабочие, лишняя рабочая сила в производстве превращает фабрику в собес. Это – неправильный подход и неправильная точка зрения на борьбу с безработицей. Мы знаем, что только при налаженности организации производства это производство может успешно развиваться, а при успешном развитии оно, расширяясь, вовлекает новые слои рабочих.

Как можно увеличивать заработную плату, когда не из чего ее увеличивать? И если производительность труда рабочего такова, что она меньше, чем рост его заработной платы, то откуда же взять дополнительное количество ткани, количество сахара и всего того, что нужно человеку для реализации зарплаты? Если пойти по пути необоснованного увеличения номинальной заработной платы, то невозможно сделать ее реальной.

Это говорит не о том, что надо уменьшить зарплату, но говорит о том, что ее нельзя увеличивать, прежде чем найдены те источники, которые кроются в организации труда, в самом труде, для того чтобы эти расходы по зарплате имели материальную основу и не вызывали роста себестоимости. Если в чем наши хозяйственные организации провинились, так это в чрезмерном приеме рабочих.

Тут ни убавить, ни прибавить. Жаль только, что высшие должностные лица нашей страны не читают Дзержинского. Все-таки – земляк…

Прошлое возвращается: в обвале курса рубля виноваты жители Беларуси

В сентябре текущего года на валютном рынке Беларуси произошло знаменательное событие: объем чистой продажи валюты населением рухнул практически до нуля, что и привело к фатальным последствиям для курса рубля. Казалось, что времена, когда любой намек на девальвацию белорусского рубля приводил к возникновению ажиотажного спроса на валюту со стороны физических лиц, уже давно прошли. Однако итоги

Ярмарки по продаже сельхозпродукции пройдут 13-14 октября в Минске

Как сообщает Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома 13-14 октября сельскохозяйственные ярмарки пройдут во всех 9 районах столицы: Наименование административного района Дата проведения Время проведения Адрес Заводской район 13-14 октября 10.00 – 16.00 ул. Герасименко, 51 (стоянка ФОК «Мандарин») 09.00 – 16.00 «Чижовка-арена» по ул.Ташкентской, 19 (общегородская) Ленинский район 13-14 октября 09.00 – 16.00 ул. Гашкевича, 2/3 на площадке ООО «Евроторг»

Прогноз курса рубля на неделю с 15 по 19 октября

Коррекция курса доллара на БВФБ может продолжиться, и американская валюта, вероятно, подешевеет еще на 1-1,5%. Но в понедельник 15 октября возможен рост курса доллара на доли процента. На прошедшей неделе произошла долгожданная коррекция курса доллара по отношению к белорусскому рублю. На Белорусской валютно-фондовой бирже средневзвешенный курс доллара опустился на 1,4% и составил 12 октября 2,1261

Беларусь-Литва: обречены на транспортно-логистическую «сцепку»

Политическое похолодание между Минском и Вильнюсом вряд ли может подморозить белорусско-литовские экономические отношения. Причина исключительно прагматическая: для Беларуси и Литвы сотрудничество в экономике усиливает синергию и уже приносит солидные дивиденды. В межгосударственных отношениях очень важно найти точки опоры, отметил вице-министр транспорта Литвы Ричардас Дегутис на Белорусско-литовском транспортном форуме -2018 в Минске 1 октября. По его

Пленники экономического детерминизма

Перечислю три проблемы, волнующие белорусскую власть: во-первых, экономика, во-вторых, экономика и, в-третьих, экономика Складывается впечатление, что иных проблем, кроме экономических, в стране нет. В этом в своих многочисленных выступлениях регулярно убеждает население главный архитектор «белорусской экономической модели развития». Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из напутствий обновленному белорусскому правительству 18 сентября: «Мы будем независимы, если у нас

KEF-2018: в повестке снова — «дорожная карта» реформ в Беларуси

В Минске 5-6 ноября пройдет «Кастрычніцкі эканамічны форум» (KEF-2018) «Беларусь в дивном новом мире». В повестке – обсуждение насущных проблем развития глобальной и региональной экономик. И, можно не сомневаться, эксперты неизбежно упрутся в ключевую для Беларуси тему – необходимость структурных реформ. На KEF-2017 рефреном звучало, что обозначившийся в стране экономический рост не должен убаюкивать белорусские

Основные боевые танки: ценой поменьше, числом побольше

Дефицит финансирования заставляет военно-политическое руководство Беларуси ориентироваться на самые малозатратные программы модернизации вооружений. 5 октября в ходе осмотра образцов отечественного оружия и техники на полигоне в Ивацевичском районе белорусский президент Александр Лукашенко сделал ряд заявлений, которые неоднозначно были расценены военными экспертами. В частности его высказывание о том, что «для нашей Беларуси не танки главное, не

Прошлое возвращается: в обвале курса рубля виноваты жители Беларуси

В сентябре текущего года на валютном рынке Беларуси произошло знаменательное событие: объем чистой продажи валюты населением рухнул практически до нуля, что и привело к фатальным последствиям для курса рубля. Казалось, что времена, когда любой намек на девальвацию белорусского рубля приводил к возникновению ажиотажного спроса на валюту со стороны физических лиц, уже давно прошли. Однако итоги